Образ правления до подчинения нашей власти

Образ правления до подчинения нашей власти

До присоединения к России населенное пространство, составляющее теперешний Самурский округ, – за исключением горного магала – называлось Самурскою провинцией (Самур велаят), главным пунктом которой было селение Ахты.

Вся Самурская провинция делилась на 5 участков.

1. Ахты-пара первая состояла из 12 селений: Ахты, Кхем, Хуля, Тра, Гогаз, Усур, Кака, Гдунг, Кочах, Мидфах, Сумугул и Хал.

2. Ахты-пара вторая состояла из 5 селений: Хнов, Борч, Гдым, Маза и Фий.

3. Рутул-чай состоял из 18 селений: Рутул, Хрюк, Зрых, Хулют, Киче, Кахул, Иче, Лукун, Икрах, Кала, Амсар, Лучек, Шиназ, Чруш, Пилек, Уна, Кина и Хунук.

4. Токуз-пара состояла из 9 селений: Джаба, Балуджа, Джиг-Дхиг, Ихир, Пиркент, Ухул, Филидзах, Храх и Яжиг.

5. Алты-пара состояла из 6 селений: Микрах, Каракюра, Куруш, Пиркент, Мака и Каладжиг.

Кроме тех 5 участков в состав Самурской провинции входило селение Мискинджи и некоторым образом теперешнее Ихрекское наибство. Селение Мискинджи представляло совершенно отдельно организованное общество, управлявшееся своим судом, и только как находившееся в районе Самурской провинции причислялось к участку Токуз-пара. Нынешнее же Ихрекское наибство хотя и находилось под властью Сурхай-ханов казикумухских, но жители его, прозываясь братьями населения Самурской провинции, пособляли ему в войне против всех соседей. Казикумухские ханы не препятствовали им в этом, так как и сами часто пользовались пособием самурцев в войне их с кубинскими и нухинскими ханами.

Каждый из сказанных 5 участков провинции управлялся отдельно.

Весь первый участок (Ахты-пара 1-я) управлялся ахтынскими аксакалами. Преимущества ахтынцев перед прочими жителями 1-го участка состояли в том, что: а) без ахтынских меслегетчи (посредников) жители всех селений участка не имели права разбирать обоюдных претензий своих, b) по первому востребованию ахтынцев должны были являться на помощь в войне[42] с) проверялись ахтынскими аксакалами и эфендиями относительно исполнения зеката (прим. 1), d) отбывали пахту (прим. 2) и е) сами платили за кровь 300 руб., т. е. баранов, а брали с жителей подчиненного им участка 600 баранов (прим. 3).

Независимо от сказанных пяти условий господства ахтынцев над 11 селениями первого участка Самурской провинции ахтынцы пользовались еще двумя преимуществами, из которых одно касалось пределов всей провинции, а другое имело место относительно всего Дагестана и Закавказского края. Первое касалось меслегета и обусловливалось тем, что если жители какого бы то ни было селения Самурской провинции(кроме, конечно, 1-го участка оной) обращались за посредничеством в Ахты и получали отказ, то уже не могли найти посредников во всей провинции на том основании, что, стало быть, дело крайне напутанное или же нечестное, ежели ахтынцы – самые умные и самые старшие из братьев-самурцев – отказались от участия в этом деле.

Второе было так называемое барху и состояло в том, что кто бы и откуда бы он ни был, коль скоро брал себе в жены одну из ахтынских девиц, то сверх исполнения всех условий шариата и адата, касавшихся брака, еще должен был вносить 3 руб. или вещей на эту сумму в пользу того сельского магала, к которому принадлежала невеста, если была девица. Здесь, как и в остальном Дагестане, семейство с восходящими, нисходящими и побочными линиями составляет тухум.

В прежнее время всех тухумов в Ахтах было сорок. Из каждого ахтынского тухума избирался самым же данным тухумом один аксакал, и эти выборные, в числе 40, управляли всеми общественными делами как ахтынцев, так и жителей всех 11 селений, составлявших 1-й участок Самурской провинции. Это управление распространялось и на военные движения, в которых также принимали распорядительное участие эфенди и кази. Срок службы каждого аксакала ограничивался только желанием его тухума. Звание аксакала было наследственное в 1-м участке Самурской провинции, в прямой нисходящей линии, пока были в ней способные к тому люди; если таковых в прямой линии не оказывалось, то выбирался родственник бывшего аксакала из боковой нисходящей линии; если же и при этом условии не оказывалось человека, способного быть правителем, тогда выбор падал на члена другой фамилии, но того же тухума. Таким образом, одна наследственность не давала права быть аксакалом; кроме того, требовалось и согласие тухума на выбор преемника.

Все вознаграждение ахтынских аксакалов за их службу обществу ограничивалось тем, что: 1) общество обязано было давать им лошадей, ежели они предпринимали поездку в видах общественной пользы, 2) непременно все приглашались на свадьбы и поминовения, имея при этом право приводить с собою и одного из домочадцев своих, и 3) после разбора дел о крови каждый из аксакалов той стороны Ахтов (селение делится рекою Ахтычай на две половины), в которой проживал обвиненный, получал от удовлетворяемого по суду истца какую-нибудь вещь из оружия или посуды и кусок ткани, называемой «бурмет», на архалук. При этом соблюдалось, чтобы в сложности ценность вещей, розданных каждому аксакалу, была одинаковою. В таких случаях подобному же наделу подлежал и эфенди (прим. 4).

В самих Ахтах были и ближайшие исполнители правительских решений, именно чоуши, числом 2, по одному на каждой стороне Ахтов. Так как во всех селениях 1-го участка Самурской провинции не было ни аксакалов, ни чоушей, то чоуши ахтынские в случае надобности посылались в селения того участка, которым, как уже сказано, во всех отношениях управляли ахтынские аксакалы.

Ахтынские чоуши избирались аксакалами, и выбор их должен был быть одобрен обществом. За службу свою они получали: 1) от общества по 1 быку в год; 2) при каждой свадьбе и при каждом поминовении они являлись за маслом, мясом, крупою и дровами; все это отпускалось им в незначительном количестве тем семейством, в котором совершался один из сказанных обрядов; 3) при наделе аксакалов и эфендия после разбора дела о крови в Ахтах наделялись и чоуши; каждый из них получал какие-нибудь вещи ценою на 3 руб., т. е. в 3 барана (следует прим. 5).

Отчасти главным пунктом 2-й Ахты-пары было селение Хнов. Каждое из 5 селений, составлявших этот 2-й участок провинции, имело своих правителей – аксакалов и чоушей. В Хнове и Гдыме, как и в Ахтах, каждый тухум избирал своего аксакала, а в 3 остальных селениях участка число аксакалов соответствовало не числу тухумов, а вообще народонаселению, соображаясь, однако, с тем, чтобы приблизительно на каждые 20 дымов приходился 1 аксакал, избиравшийся из более достойных людей.

Участок этот относился к Ахтам двояким образом: 1) в случае войны ахтынцев с кем бы то ни было жители 2-й Ахты-пары должны были пособлять ахтынцам и за то в случае подобном же пользовались обязательною защитою ахтынцев; 2) если взаимные недоразумения жителей этого участка не могли решиться домашним судом, то разрешались посредничеством ахтынских аксакалов.

Все 5 селений этого участка имели по 1 чоушу.

В обоюдных сношениях Гдым некоторым образом подчинялся Хнову; подчиненность эту объясняют тою, какая существует теперь в каждом селении магала относительно своего наиба независимо от общей с ним подчиненности начальнику округа.

Борч и Хнов очень часто воевали между собою, и в таких случаях ни одна сторона не пользовалась пособием ахтынцев, как одинаково относившихся к обеим враждовавшим сторонам.

Наследственность аксакалов в Хнове была такая же, как и в Ахтах. Вознаграждения за службу не получали никакого, даже и при разборе дел о крови. Что же касается хновского чо-уша, то как выбор его, так и вознаграждение были такие же, как и в Ахтах.

В остальных 4 селениях этого участка аксакальство не было наследственным; правителями избирались люди, известные своею правдивостью и опытностью. Служба их, как и в Хнове, не вознаграждалась ничем.

Чоуши этих 4 селений избирались по-ахтынски, но не получали ежегодно по 1 быку от общества и трехрублевого пая при разборе дел о крови, как это было в Ахтах, а имели только право на такие же поборы при обрядах свадьбы и поминовения, как и в Ахтах.

Зекат, как шариатское постановление, соблюдался и в этом участке провинции, но не подлежал никакому контролю.

Пахты и барху не было.

В 3-м участке провинции главным пунктом был Рутул. За исключением Шиназа, Калы, Уны, Амсара и Хрюка, селения этого участка относились к Рутулу, как селения 1-й Ахты-пары и Ахтам. Из исключаемых же селений, не дававших Рутулу пахты, Шиназ не делал этого как настолько большое само по себе селение, что могло отстаивать свою самостоятельность в этом отношении, а Кала, Уна и Амсара не отбывали пахты, глядя на Шиназ, к которому они относились, как Гдым к Хнову во 2-й Ахты-паре. Последствия же попытки Хрюка отказать рутульцам в пахте изложены в прим. 5.

Соблюдение рутульцами обычая пахты было особенно тягостно для жителей подчиненного им участка провинции как потому, что они пользовались этим правом гораздо усерднее ахтынцев, так и оттого, что обычай пахты принял в этом участке гораздо более обширные размеры (следует прим. 6). Так, например, рутульцы, отправляясь для пахты в данное селение своего участка партиями от 100 до 300 человек, гостили по трое суток, и мало того что требовали себе отборную пищу, но и принуждали кормить своих лошадей в ЗУ раза более, чем того требовали ахтынцы. Независимо от угощения рутульцы брали при этом по одному барану с каждого дыма того селения, куда приезжали для пахты. Вдобавок, как подобно ахтынцам, и рутульцы имели право соблюдать пахту только один раз в год, то за тот год, в который они не были для пахты в данном селении, они все-таки в нем брали по одному барану с каждого дыма. Селения этого участка, отказывавшие Рутулу в пахте, относились к нему так, как 2-я Ахты-пара к Ахтам. За отказ в пахте Рутул часто воевал с Шиназом и Хрюком, и в таких случаях все остальные селения участка должны были помогать Рутулу, причем, однако, Амсар и Лучек всегда старались быть нейтральными, а Уна и Кала помогали шиназцам; Хрюк же всегда воевал с Рутулом вплоть до сожжения, без всякой помощи.

В Рутуле был диван, состоявший из аксакалов, в числе которых всегда должен был быть и один бек.

(Узнаю о происхождении рутульских беков и сообщу.)

Число аксакалов было по числу тухумов. Чоуш был один. Вообще как выбор, так и вознаграждение тех и других были такие же, как и в Ахтах.

Рутульский диван управлял всеми общественными делами участка (по примеру ахтынских аксакалов в 1-м участке), кроме, впрочем, Шиназа и Хрюка, у которых был свой суд, т. е. свои аксакалы. Было у них и по одному чоушу.

Выбор аксакалов и чоушей, а также и вознаграждение их в этих двух селениях были такие же, как и во 2-й Ахты-паре (в 4 селениях), кроме Хнова, где это было иначе, как о том и сказано.

Рутульцы кроме побора баранов при пахте брали еще вроде подати по одному барану в год с каждого дыма селений, отбывавших пахту.

Зекат тоже соблюдался и в этом участке, но не контролировался никем. Барху не было.

4-й участок провинции был Токуз-пара, и главным пунктом в нем было селение Джаба.

Преимущество этого селения перед остальными восемью участками состояло: 1) в обязанности всех селений участка пособлять джабинцам в их постоянной почти войне с ахтынцами, 2) в многолюдности Джабы и 3) в том, что для обсуждения дел, касавшихся всего участка, аксакалы всех селений должны были собираться в Джабу.

Каждое селение участка имело своих аксакалов, выбиравшихся точно так же, как в Борче, Фие и Мазе – селениях 2-го участка провинции. Вознаграждение же аксакалов за службу состояло только в первенстве при сходах всякого рода и в том, что, как и в Ахтах, они все приглашались на свадьбы и поминовения, имея при этом право приводить туда и одного из домочадцев своих.

Чоушей в селениях этого участка не было, как и барху. Зекат не проверялся никем.

5-й участок – Алты-пара. Главный пункт – Микрах. Считался он главным потому только, что для обсуждения общественных дел участка аксакалы всех селений должны были собираться в Микрах, как в предыдущем участке, – в Джабу. Микрах, Каракюра и Куруш имели своих аксакалов и по одному чоушу; что же касается остальных селений участка, то Пиркент и Каладжиг управлялись не микрахскими аксакалами, а мака-каракюринскими. Аксакалы в первых трех селениях выбирались не от тухумов, а от сельских магалов. Вознаграждение их было точно такое же, как и в предыдущем Токуз-паринском участке.

Чоушей и барху не было. Зекат не подлежал никакому контролю.(Следуют прим. У, 8, 9).

Тоже как бы часть Самурской провинции (хотя и совершенно отдельную, как я уже сказал) составляло селение Мискинджи.

В нем было 260 дымов, и оно делилось на 6 сельских магалов, из которых избиралось по 1 аксакалу в правители. Все дела общества решались на месте без всякого постороннего вмешательства.

Выбор аксакалов производился точно так же, как и во всем Токуз-паринском участке, к которому, по местности только, причислялись и Мискинджи.

Вознаграждение аксакалов состояло тоже только в одном первенстве при всяких сходках. Был там и один чоуш, который избирался аксакалами, утверждался целым обществом и в вознаграждение за службу получал только пай мяса, масла, круп и дров при обрядах свадьбы и поминовения.

Барху было и в Мискинджах, так же как и в Ахтах, но обусловливалось платою не 3 руб. в сельский магал, к которому принадлежала невеста-девица, а отдачею быка в тот магал. Несмотря на постоянную почти войну и различие вероисповеданий ахтынцев и мискинджинцев, браки заключались меж ними очень часто и сопровождались обоюдною уплатою барху. (Следует прим. 10).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

39. Архитектура и скульптура эпохи «дворцовых переворотов» и екатерининского правления

Из книги История мировой и отечественной культуры автора Константинова С В

39. Архитектура и скульптура эпохи «дворцовых переворотов» и екатерининского правления В первой половине XVIII в. господствующим стилем в архитектуре был барокко. Для него характерно создание огромных ансамблей, отличающихся торжественностью, пышностью, обилием лепнины,


Периоды правления династий Тан и Сун

Из книги Мифы и легенды Китая автора Вернер Эдвард

Периоды правления династий Тан и Сун Период Тан (618—907 гг. н. э.) стал временем возрождения искусств после длительного периода потрясений. Однако, несмотря на восстановление спокойствия в стране, интерес к мифологии не приобрел устойчивого характера. Это был период


Образ внешний и образ внутренний

Из книги Искусство жить на сцене автора Демидов Николай Васильевич

Образ внешний и образ внутренний Одного актера такой резко характерный текст толкнет на то, что он, почувствовав себя Ваней-мясником, очень мало изменится внешне: у него не появится ничего от деревенского парня старого времени; он изменится, главным образом, внутренне —


ХРОНОЛОГИЯ ПАПСКОГО ПРАВЛЕНИЯ

Из книги Повседневная жизнь папского двора времен Борджиа и Медичи. 1420-1520 автора Эрс Жак

ХРОНОЛОГИЯ ПАПСКОГО ПРАВЛЕНИЯ МАРТИН V (11 ноября 1417 — 20 февраля 1431). Оддоне Колонна. Римлянин. Кардинал де Сан-Джорджо ин Велабро.ЕВГЕНИЙ IV (3 марта 1431 — 23 февраля 1447). Габриеле Кондулмер, родился в 1383 году. Венецианец. Августинский монах. Епископ Сиены в 1407 году. Кардинал в 1408


Жестокость и кротость Ивана в начале его правления

Из книги Быт и нравы царской России автора Анишкин В. Г.

Жестокость и кротость Ивана в начале его правления Н.М. Карамзин говорит об исправлении характера Ивана, о его добром правлении и кротком поведении после женитьбы на Анастасии. Но К. Валишевский имеет противоположное мнение на этот счет. Молодой царь любил свою жену, как и


Изменение положения женщины к началу правления Софьи

Из книги Руководящие идеи русской жизни автора Тихомиров Лев

Изменение положения женщины к началу правления Софьи Н.И. Костомаров пишет, что к тому времени, когда правление Россией возглавила женщина, изменились некоторые понятия, господствовавшие до тех пор в стране. Раньше царские дочери не смели появляться публично и видеть их


Методы правления Николая I и недовольство его правлением

Из книги Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Северная Америка. Южная Америка автора Ершова Галина Гавриловна

Методы правления Николая I и недовольство его правлением Николай был уверен, что он разбирается во всех делах, и считал, что таким «должен быть всякий в его положении». Известно, что когда ему представили первый государственный бюджет на утверждение, он внимательно его


XIII Три вечных принципа Верховной власти. — Учение Аристотеля. — Попытки поправок. — Их невозможность. — Аксиоматическая несомненность трех принципов верховной власти

Из книги История деградации азбуки [Как мы потеряли образы букв] автора Москаленко Дмитрий Николаевич