Лечебные практики

Лечебные практики

Различные зоо– и антропоморфные фигурки у многих народов мира применяются в лечебной магии, направленной на символическое изгнание духов болезни из тела больного и выдворение их за пределы селения, в мир духов. У многих народов существовал способ изгнания болезни путем «переселения» ее в человеческое изображение. Например, эвенкийские шаманы для обряда изгнания болезни вырезали из коры лиственниц грубые фигурки людей, предназначенные для «вселения» в них духов болезней. Дух болезни «выводился» из больного через пуп и «вселялся» в пуп фигурки [Иванов 1970, с. 174–176, рис. 161]. У ульчей шаман вселял духов болезни сэвэн в специально изготовленные из дерева, ткани или металла фигурки, а затем заставлял этих духов служить человеку, которому они причинили болезнь. В других случаях больного обмахивали специальными ритуальными стружками пэйлэпу, заставляя духов болезни вселиться в развешенные в доме бумажные зоо– и антропоморфные фигурки холумдяни, после чего эти фигурки выбрасывали [Смоляк 1991, с. 167, 170]. У шорцев «по случаю болезни ребенка или при его рождении, если до него в семье умирали дети», изготавливали тряпичные куколки Кара-май, изображавшие грудных младенцев в колыбели, совершали над ними камлание, а затем зарывали в землю, чтобы избавиться от «духов болезни». Иногда Кара-май называлась небольшая глиняная фигурка, помещавшаяся на дощечку [Иванов 1979, с. 9].

В Полесье при лечении «крыкс» изготавливали из одежды больного ребенка одну или несколько кукол и выбрасывали их в окно, забрасывали на крышу дома или подбрасывали во двор соседям, имевшим младенца [Виноградова 2000, с. 304]. У башкир кара-кипчаков лекарь изготавливал из тряпок две куклы (ocok) – мужчину и женщину – и клал их в ведро вместе с хлебом и кашей. «Взяв затем живого петуха, лекарь поднес его к больному, обвел несколько раз вокруг него, дуя и с усилием изгоняя болезнь. Во время этой операции лекарю помогал юноша-помощник, т. к. одному ему трудно было справиться с болезнью. Петух тут же был зарезан и положен в ведро с куклами. Сев на заранее приготовленную лошадь, лекарь уехал километра за три и бросил ведро со всем содержимым – петухом, куклами и болезнью. Домой он вернулся уже по другой дороге». Аналогичные куколки для детских игр у башкир называются курсак [Руденко 1955, с. 324–325].

В ряде случаев символика изгнания может истолковываться как апотропейная. Такой смысл, по-видимому, приписывался двенадцати тряпичным куколкам-«лихорадкам» (Огнея, Ледея, Трясея и др.), олицетворявшим Иродовых дочерей, которые хранятся в фондах Государственного музея этнографии. Их вешали у печи, чтобы уберечь хозяев от болезней [Дайн 1981, с. 33].

Илл. 78

Нередко подобные ритуально-магические практики основываются на мифологии. По преданиям айнов, чтобы спасти людей от эпидемии оспы, бог Окикуруми изготовил шестьдесят одну куклу из полыни (тисинап камуй) и отправил их сражаться с приближенными духа оспы. Шестьдесят посланцев Окикуруми погибло в схватке с врагом, но последняя кукла все же смогла одолеть злых духов и изгнать их за пределы земель айнов. Погибшие куклы превратились в водяных демонов минтути или каппа, к которым принято обращаться в случае болезни и при других невзгодах. Однако духи-карлики каппа способны также причинять людям вред, затаскивая их в воду, насилуя и пожирая их внутренности, извлеченные через задний проход. Чтобы одолеть каппа, нужно вырвать руку у него или куколки тисинап камуй [Спеваковский 1988, с. 87–88].

Большинство зоо– и антропоморфных предметов, используемых в лечебных практиках, имеет узкую специализацию и употребляется только при излечении одной болезни, что во многом определяет их форму и конструкцию. Большое количество примеров такого рода можно найти в уже упомянутых книгах СВ. Иванова, А. В. Смоляка, А. Б. Спеваковского, А. Б. Островского – см. илл. 78, кукла-амулет от болезни конечностей [Островский 1997, 163, рис. 19, нивхи].

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Более подробное описание языковой практики

Из книги Избранные труды по языкознанию автора Гумбольдт Вильгельм фон

Более подробное описание языковой практики 24. Задача этого Введения, состоящая в том, чтобы представить языки во всем разнообразии их строения как необходимое основание для развития человеческого духа и подробнее остановиться на взаимовлиянии языков и духа, заставила


Эпистолярные практики

Из книги Рукописный девичий рассказ автора Борисов Сергей Борисович

Эпистолярные практики Есть и специфически девичьи письма, ставшие составной частью девичьей культуры. Они действительно отсылаются по почте.Например, многие девушки отправляли письма «счастливому солдату». Как следует из повести В. Войновича «Путем взаимной


Элементарные практики

Из книги Что значит быть студентом: Работы 1995-2002 годов автора Марков Алексей Ростиславович


IV. Советские социально-культурные практики

Из книги СССР. Жизнь после смерти автора Коллектив авторов

IV. Советские социально-культурные практики Анна Рябова СОВЕТСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОХРАНЕ РЫНКА ЦЕННЫХ БУМАГ И СОВРЕМЕННОСТЬ: АРХЕОЛОГИЯ ПАМЯТИ ИЛИ КРИТИЧЕСКАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ? Для ответа на вопрос: «Как изучать “советское”: археология памяти или критическая


Ещё о трёх уровнях Религиозной практики[196]

Из книги автора

Ещё о трёх уровнях Религиозной практики[196] 1. Для людей, в которых преобладает животное, или «скотье», начало (пашу [в Тантре], гилик или соматик [в Гностицизме]), Религия является не более чем средством, обеспечивающим физическое сплочение и выживание народа или некоторой