ВОТ ПРИШЕЛ ГЕГЕМОН…

ВОТ ПРИШЕЛ ГЕГЕМОН…

История не повторяется — это историки повторяют друг друга.

Первое правило истории

Историю сейчас знают плохо. Для простого человека все, что произошло до его жизни, как бы сплющивается в нечто неразличимое. Для большинства Иван Грозный и Петр Великий, древние египтяне и древние славяне — почти современники.

Чувство «реки времени», чувство последовательности исторических событий не выработано у нашего населения, в первую очередь из-за огрехов школьной программы (идеологизация истории), во вторую — из-за современной профанации истории. Примеров — тьма.

Обычное дело встретить в публицистике обвинения «советского периода» в том или ином деянии. Но ведь «советский период» — большой, политика была очень разная. Например, осуждается ликвидация приусадебных участков у колхозников. Но кто это провел? Хрущев. Так значит, Сталин по крайней мере мирился с тем, что у колхозников были большие приусадебные участки? Значит, колхозники активно торговали выращенным на рынке? А почему бы не рассказать, как это происходило?

Валютчиков кто расстрелял? Да еще придав закону обратную силу? Хрущев. Так значит, при Сталине валютчиков не расстреливали? А почему? Может быть, спроса на валюту не было? Кто бы рассказал!

Увы, история учит нас, что она никого ничему не учит.

К теме нашего повествования прямое отношение имеет один исторический период — период царствования Николая II.

Он принял корону после своего отца — Александра III. Чем внимательнее смотришь на этого неординарного правителя, тем больше удивляешься. Личность этого царя сейчас разрекламирована фильмом Никиты Михалкова — но, право, она и достойна рекламы. Все эти его сапоги, военная форма по русскому образцу и прочее — это ведь символ определенной политики, и политики, видимо, разумной. Недаром и форма прижилась больше чем на сто лет. Если вам не нравится акцент на военной форме, то другой пример — «трехлинейка» Мосина. С ней наш солдат спустя пятьдесят лет войну выиграл, и какую! Из нее людей убито наверное больше, чем каким-либо другим оружием, разве что кроме «Калашникова». А ведь до Александра III, например, в военно-технической политике был такой бардак, что в течение нескольких лет ежегодно принимали на вооружение новую модель винтовки, их и не знает сейчас никто — винтовки Терри-Нормана (1866), Карле (1867), Крнка (1868), Бердана № 1 (1869), Бердана № 2 (1870). Представляете, что творилось на русско-турецкой войне 1877–1878 гг.? У одних — «берданка», у других — «крынка» (винтовка Крнка), у одних патроны кончились, у других есть, но к ружью не подходят.

С периодом царствования именно Александра III (1881–1894 гг.) связано усиление России (после ослабления при его отце). Ведь то, что он привел в порядок армию и флот — свидетельство еще и оздоровления экономики. При нем в 1891 году началось строительство Великого Сибирского пути, тогда же был принят покровительственно-протекционистский таможенный тариф, затем Таможенный Устав. К 1893 году относится закон «О двойном таможенном тарифе» и «таможенная война» (выигранная) с Германией. Совершенно очевидно, что при этом царствовании происходило размежевание с Западом! В жизни Александру III не везло — покушения, железнодорожная катастрофа, и, в конце концов, в 1894 году здоровенный 49-летний мужик помирает от нефрита.

При его наследнике — Николае II — резко поменялись приоритеты всей политики России. Например, при его отце, в конце царствования, отношения России и Японии подошли близко к созданию своеобразной конфедерации — по соглашению 1895 года вводился режим наибольшего благоприятствования для подданных одной страны на территории другой, сняты все обычные ограничения на межгосударственную торговлю. Оно было заключено, правда, уже после смерти Александра, но готовилось при нем. Да что говорить, японцы нам военную базу в Нагасаки предоставили, до сих пор там среди населения русые встречаются.

Но «новый курс» Николая стал проявляться все сильнее: отношения с Японией были подорваны. С Китаем в 1896 году было заключено оборонительное антияпонское соглашение (тут плох не факт соглашения с Китаем, а его направленность). Главные неприятности Китаю доставляли тогда англичане, но с ними новое российское правительство ссориться не собиралось.

Отношения с Японией в данном случае лишь пример, но много говорящий о резкой смене политики. Такой же поворот произошел и в других областях, и поворот, губительный для страны.

Что происходило в период его правления внутри государства? Сейчас пытаются приписать революционный рост русской промышленности в конце 19-го века царствованию Николая. Но это фальсификация! При нем и рост промышленности, и строительство железных дорог, наоборот, стали затухать. Нарастание внутренней напряженности при Николае, которое нельзя замолчать, пытаются приписать интригам масонов или революционеров. Но для этого должна быть почва! Ведь конец царствования Александра III был, напротив, временем спада революционной ситуации! Смутно припоминаю, что где-то читал — брат Ленина Александр на самом деле даже не хотел принимать участия в попытке покушения на своего тезку (из-за этой трагической истории с покушением фигура Александра III у нас на всем протяжении советского периода не могла исследоваться объективно).

После воцарения Николая у нас произошло знаковое явление: была реализована определенная экономическая программа. Реформатором выступил Сергей Юльевич Витте, бывший министром финансов — тогда это была важнейшая должность в правительстве. Личность своеобразная типичный представитель заботливо выращенной кем-то «элиты». Часто с восторгом пишут, что он за полгода вырос от станционного кассира до начальника железной дороги. Но никогда не упоминают, а кто же его так «поддомкратил» и почему. Что же до его мировоззрения, то оно хорошо видно из разработанной им системы железнодорожных тарифов, в бытность министром путей сообщения. В основных чертах эта система дожила до нашего времени. Так, перевозка пассажиров первым классом была планово убыточна, и этот убыток компенсировался прибылью от четвертого — «черный люд» спонсировал «благородных». Как это типично для «элиты»!

Вообще Витте был человек умный и энергичный, сторонник приватизации и частной собственности на землю. Александр держал его «в рамках», но при Николае он развернулся, и крупнейшее приписываемое ему «реформаторское» решение — введение в обращение золотого рубля.

Золотой рубль — просто форма конвертируемости рубля. Золотые рубли можно поменять на любую валюту, можно вывезти из страны. Бумажные ассигнации было нельзя. Витте просто ввел конвертируемость русской валюты.

Дальше пошло строго по алгоритму, знакомому нам по первой части книги — вывоз капитала, подрыв отечественного производителя.

Результат: экономический кризис 1900–1903 года, разорение промышленников, засилье иностранного капитала, но не промышленного — а торгового. Уже начиная с 1904-го — новый кризис. Безработица, голодные бунты, «Кровавое воскресенье», «далее везде». Чтобы вывести на баррикады работяг, нужно что-то большее, чем отсутствие «свободы совести». Вот, собственно, и все реальные успехи «реформ Витте». Они восстановили против царского правительства все слои тогдашнего общества: в 1905-м и «чистая публика» участвовала в революции, в отличие от октября 1917-го.

«Николашке» хватило ума, чтобы понять в какой-то мере ситуацию, и выпереть С. Ю. Витте из правительства. А может быть, на него просто свалили чью-то ответственность — ведь Витте и при Александре III был несколько лет министром финансов, но глупостей с «золотым рублем» не устраивал. Потом его пригласят еще ненадолго в политику, «спецпредставителем», на роль «памперса», чтобы подписать капитуляцию перед Японией и получить во Франции кабальный «стабилизационный» заем, и снова выкинут, дав, как в насмешку, титул графа. Народ присвоит ему почетное звание «граф Полусахалинский» — унизительный Портсмутский договор отдавал Японии, кроме всего прочего, и бесспорно русский Южный Сахалин. Обратите внимание на то, что при заключении мира одновременно выклянчивался и заем — нашли место и время! Но без него экономике «золотого рубля» наступал окончательный карачун — для размена кредитных билетов на золото уже не было золота. Николай II не имел понимания ситуации и воли, а может быть, и возможности сместить те общественные слои, которые имели тогда реальную власть, которые получали выгоду от политики, самоубийственной для государства, и которые, по крайней мере в начале царствования, и повлияли на молодого царя в нужном направлении. Как они действовали, на каких струнках сыграли, чтобы сын полностью разрушил дело отца — Бог весть. Но известно, что основная роль в афере с «золотым рублем», кроме Витте, принадлежала «семье» — Великим князьям. А вокруг «семьи» крутились вообще очень странные личности. Многие ли знают, что одной из конкретных причин русско-японской войны были махинации с корейскими лесными концессиями некоего Безобразова? Да и кто это такой, многие ли знают?

Симптоматичная деталь — к тому же периоду относится попадание России в долговую яму. Тогда под это тоже подводилась благовидная база — займы брались на строительство железных дорог. Но при Николае их было построено меньше, чем — без займов — при его отце.

После событий 1905–1907 гг. рабочих загнали в бараки штыками и картечью, с капиталистами нашли какую-то форму сосуществования: им позволили экономить на зарплате рабочих, поставив тех на грань выживания, но главное: наиболее крупные производители объединились в монополистические объединения (Продвагон, Продамет, Продуголь и т. д.), и по крайней мере государственные заказы шли через них. Причем экономически это было правительству невыгодно: адмирал Крылов вспоминал в своих мемуарах, что флотские заказы на отечественных заводах получались ровно вдвое дороже, чем аналогичные за границей. Но иначе производство в России было бы уничтожено окончательно!

Российский капитализм с самого своего рождения был очень специфический, вовсе не «дикий». Так, взрывной рост железнодорожного строительства еще при Александре II объяснялся тем, что прибыль инвесторам гарантировалась из госказны. Без государственных гарантий инвесторы почему-то не соглашались. Почему — как вы думаете?

Отношения в промышленности у нас определялись законом. Так было и при Александре III, и при Николае II. Забавный пример: экономя на зарплате рабочих, фабриканты шли на ухищрения — так, в начале 80-х годов была распространена практика «штрафов» за нарушения. Штрафы шли в бюджет предприятия — фактически, в карман владельца. Многие этим злоупотребляли, что, в конце концов, вызвало возмущение рабочих. И в 1886 году царь принял мудрое решение: штрафовать рабочих разрешалось (а иначе как поддерживать дисциплину?), но деньги шли в специальный фонд, расходовать который можно было только на нужды рабочих. Понятно, что объемы штрафов тут же упали до нормального уровня — штрафовать стали уже только за действительные нарушения. За прогул рабочего сажали — но и заводчик мог угодить в кутузку. Например, отвечал он по суду и за задержку зарплаты. Царь издал и закон о предельной продолжительности рабочего дня. Надо ли упоминать, что царем этим был Александр III?

А вот в 1908 году и рабочий день был удлинен, и расценки снижены на 15 %. Как это воспринималось рабочими? Очень плохо. Снижение расценок — это очень болезненный процесс. У любого рабочего выделяется хорошая порция адреналина при одном виде нормировщика с секундомером. Если вам когда-нибудь придется выполнять подобные обязанности, имейте в виду — занимать позицию около рабочего места надо вне дальности броска заготовки.

Ответственность за свое обнищание рабочие возлагали на правительство, и справедливо. Ведь таким образом «экономисты» того времени поднимали «конкурентоспособность» русского капитализма. Можно сказать, что правительство Николая II сделало ту же ошибку, что и позднее — советское. Нельзя было допускать ситуацию, когда за розничные цены или заводские расценки отвечало правительство. Если первые приходится повышать, а вторые снижать, кто в глазах людей виноват? Когда население ассоциирует ухудшение своего положения не с конкретным хозяином или торговцем, а с правительством — последствия будут плохими.

Тем не менее, даже такой ценой ситуация в экономике была выправлена лишь в незначительной степени. После первой революции был краткий период роста (1910–1913), во многом спекулятивный, «сырьевой». Знаменитая наша текстильная промышленность работала-то на импортном хлопке, не на льне! Но уже с 1913 года началась стагнация, со сползанием в новый кризис к 1914 году. Например, пресловутый водочный король Смирнов закрыл производство в России в 1910 году из-за иностранной конкуренции. Так что то, что пишется на современных этикетках, двойная фальсификация — не был Смирнов вплоть до 1917 года «поставщиком Императорского двора», тем более что после 1914 года в России вообще не было производства водки, так как с начала войны «по просьбам трудящихся» был введен в действие «сухой закон», действовавший до 1924 года.

А летом 1914 года снова на улицах появились баррикады, уже в Питере, в заводских районах. Без всяких там большевиков или эсеров! На самом-то деле и Путиловские заводы обанкротились, и в 1916 году были «взяты в казну», то есть национализированы (см. мемуары адмирала Крылова). «Свободный рынок» того времени привел к развалу оборонной промышленности: в разгар успешных сражений 1915 года… кончились снаряды! Лишь после национализации оборонной промышленности в 1916 году «снарядный голод» был ликвидирован. Снарядов наделали столько, что и красные ими перестреляли белых, и в 41-м году по немцам били шрапнелями выпуска 1917 года.

А все «золотой рубль» и экспортно-ориентированная экономика! Уже после краха корниловского мятежа, в августе 1917 года, Керенский обнародовал программу отключения от мировой экономики. Среди мер были прекращение конвертации рубля, запрет на вывоз валюты за границу, отмена коммерческой и банковской тайны — все это меры по прекращению вывоза капитала, как мы теперь знаем. Но было уже поздно, «пришел гегемон», выгнал на хрен и думских правых, и думских левых, а кое-кого, из упирающихся, и к стенке прислонил.

Кстати, вывоз валюты из страны был отчасти обусловлен тем, что более миллиона русских жили за границей, в Западной Европе, а источники их средств существования находились в России. Большая часть (две трети) «контрреволюционных эмигрантов» выехала из России задолго до февральской революции, а вовсе не «бежала от большевистского террора».

Были в России и другие, не рекламируемые ныне, проблемы. Так, просто удивительна фальсификация истории со столыпинской реформой. Да, Россия увеличила экспорт продовольствия — но экспортировали хлеб помещики и кулаки, эксплуатируя отобранную у общины землю. А дети крестьян умирали от голода, и средний размер мужской одежды был 44-й. Естественно — урожайность была 6–7 центнеров с га. Такой продовольственный экспорт можно организовать хоть сейчас! Популяризаторы идей Столыпина как-то упускают из виду, что вызревшая в крестьянской среде ненависть к кулакам и правительству обеспечила большевикам сочувствие села не только в гражданскую войну, но и через двадцать лет — в коллективизацию. Инициатором раскулачивания в конце 20-х было вовсе не руководство страны. За согласие крестьянства на коллективизацию сталинское правительство заплатило… разрешением на раскулачивание!

И все именно благодаря столыпинской реформе. Может быть, несколько тысяч повешенных в ходе той реформы — после сотен лет без казней на Руси — было многовато (до того казнили только цареубийц)? И кстати, за что их повесили, если крестьянство было в восторге от столыпинской реформы, как сейчас об этом пишут «правонационалистические» публицисты? Очевидный ответ — «за шею» — верен лишь частично. Причем шесть тысяч — это только повешенные по приговорам военно-полевых судов, а потери от массовых расстрелов и артиллерийского огня по восставшим деревням никак не учитывались.

Но царская политика на селе — это отдельная история. Скажу только, что само царское правительство в области сельского хозяйства уже в ходе Первой мировой войны предпринимало некоторые шаги в обратном направлении, которые сильно напоминали позднейшую большевистскую политику — продразверстка началась с 1916 года, если кто не знает.

А что говорят профессионалы по поводу истории экономики в 1895–1917 гг.? Привожу цитаты из того же учебника В. Андрианова:

«…Иностранный капитал занимал достаточно прочные позиции в дореволюционной России. Значительный приток зарубежных инвестиций в экономику России отмечался еще в конце XIX в…

…начиная с 1895 г. в России ежегодно учреждалось более десятка иностранных промышленных предприятий, чему способствовали высокая норма прибыли, гарантированные заказы из государственного казначейства, льготные таможенные пошлины. Кроме того, введенная в России золотая валюта обеспечивала устойчивость курса рубля. В 1900 г. общий объем иностранных инвестиций в экономику России оценивался в 750 млн. руб.

Особое место в сфере интересов иностранного капитала занимала кредитно-банковская система России. Российская банковская система не могла удовлетворить растущие потребности отечественного промышленного капитала в финансовых ресурсах. Возникавшие акционерные общества были вынуждены обращаться за кредитами к французским, английским и германским банкам.

Для кредитования российской экономики на Западе образовывались банковские консорциумы. Одним из условий предоставления кредитов было участие иностранного банка в акционерном капитале коммерческих банков и промышленных предприятий.

В результате к началу промышленного подъема (1910–1913 гг.) в России не было ни одного крупного коммерческого банка (за исключением Волжско-Камского), в котором в той или иной форме не были представлены интересы европейского иностранного капитала…»

Вам это ничего не напоминает? Все нам знакомо. Точно так же наши банки поназанимали кредитов на Западе, и пытаются сейчас навесить их на государство. Единственное отличие только в том, что сейчас не афишируется иностранная принадлежность российских банков.

И обратите внимание — указан конкретный год — 1895 — следующий за воцарением Николая II. Он занимает в истории нашей экономики не меньшее место, чем 1991. Это год смены политики — с протекционистской по отношению к собственному производителю на открытую для Запада. «Золотой рубль» 1897 года нанес окончательный удар. Ввести ввели, а за инвестициями обратились в Европу. Как инвестировать так золотых рублей нет. Как дивиденды иностранцам платить — золотые рубли есть. Из займов! Но именно об этом не говорится, а ведь «будущей элите» неплохо бы знать, что же происходило в российской экономике до этого года, и каковы сравнительные результаты царствования Александра III и Николая II.

При Николае II иностранные капиталисты вплоть до 1905 года потребляли не только ртом, но и всеми другими отверстиями — тут им и заказы из казначейства, и льготные (по отношению к кому?) пошлины. А результатом-то такой политики 1895–1897 гг. был сначала вовсе не промышленный подъем 1910–1913 годов! Сначала-то были тяжелейшие кризисы 1900–1903 и 1904–1907 годов, разорение промышленности и бунты голодных рабочих и солдат. Почему говорят, что плодами революции 1905–1907 гг. воспользовалась буржуазия? Потому, что после этого были созданы монополистические объединения российских буржуев, и они наконец вынудили правительство давать заказы им, а не иностранцам.

Уж скорее подъем 1910–1913 гг. связан с политикой Коковцова (премьер и министр финансов после Витте и Столыпина), значительно отличавшейся от первоначальной реформаторской. Он с неохотой брал займы, всеми силами боролся за сокращение расходов. Но и Коковцов не отказался от самоубийственной политики «золотого рубля»: возможно, реального влияния у него не было, не царь, все-таки. Может, не было и желания — он был, видимо, не политиком, а техническим исполнителем, хотя и высокопрофессиональным.

Правительство Николая II было еще поразумней нашего нынешнего — по крайней мере ввоз иностранных товаров в Россию был ограничен. Ну, это понятно, почему — «золотой рубль» сразу бы кончился. То есть, таким способом производство в стране стимулировалось законодательно. Таким же образом стимулируется производство и сейчас, например, пошлина на автодетали ниже, чем на автомобили. В результате у нас в Елабуге производят «джипы»… из семи деталей: ввозят два бампера, четыре колеса и джип в сборе, свинчивают все вместе… автомобиль готов!

Но ограничения на ввоз товаров в начале века привели к жесточайшему противостоянию на границе. Тюрьмы были полны контрабандистами, для борьбы с ними применялась даже артиллерия, у пограничников тоже были серьезные потери. Тем не менее, снять давление было трудно — за «золотым рублем» приграничная беднота в Галиции и Прибалтике перла колоннами. Достаточно было лишь забросить контрабандный товар сюда, а с золотом делай что хочешь, это уже не контрабанда.

Почему в советские времена с контрабандой боролись успешно? А рубль был неконвертируем. Как выручку от контрабанды вывозить? Только в товарной форме, то есть сложности вдвое увеличивались. Почему в советские времена наркотики к нам почти не ввозили? Дело не только в мощи КГБ. Главное, что выручку в доллары конвертировать было нельзя. Зачем наркобаронам в Колумбии или Нигерии неконвертируемые рубли?

Так что и политика бюджетной экономии, и ужесточение борьбы с контрабандой не увенчались успехом. Нормализовать ситуацию российским капиталистам уже не удалось:

«…Через эти банки путем приобретения акций российских компаний иностранный капитал занял достаточно прочные позиции во многих отраслях российской экономики. По оценкам специалистов, к началу первой мировой войны (1914 г.) иностранный капитал владел акциями российских компаний на сумму в 1500 млн руб., а ежегодные дивиденды по этим вложениям составляли 150 млн руб.

Одними из первых иностранных инвесторов в России были французские и бельгийские предприниматели, которые вложили значительные средства в создание металлургических и металлообрабатывающих предприятий. Немецкие капиталы концентрировались в горнодобывающей и химической промышленности, а английские предприниматели специализировались на добыче и переработке нефти.

Иностранный капитал контролировал в России почти 90 % добычи платины; около 80 % добычи руд черных металлов, нефти и угля; 70 % производства чугуна…»

Таким образом, в поиске средств для промышленного развития страны царское правительство пошло по наиболее легкому пути — привлечение иностранных займов и предоставление концессий. Иностранные компании, имевшие ограничения на ввоз товаров в Россию, пользовались достаточно большой свободой при размещении инвестиций внутри страны. Иностранные компании часто злоупотребляли «той свободой, нещадно эксплуатируя природные ресурсы России, не стимулировали, а нередко и тормозили развитие отдельных отраслей, которые могли обеспечить экономическую независимость страны…»

Вот таков фон, на котором развернулись события начала века. Сначала разорили собственного, выращенного Александром купца и промышленника, а потом скупили сырьевые производства.

А купец-то был неплохой! Энгельс еще отмечал: «После русского купца трем евреям делать нечего».

Стала ли русская промышленность в иностранных руках работать лучше? Недавно встретилась публикация, в которой сравнивалась выработка на одного работника в электротехнической промышленности России того времени и в сырьевой, в частности, при производстве платины. В электротехнической, полностью тогда иностранной, она была в 10 раз выше, что и дало повод автору поиздеваться над «русским Ванькой». Автор публикации просто оказался не в курсе, что добыча российской платины тогда тоже принадлежала иностранцам, и что выработка на работника — не самый главный критерий эффективности.

Мало того, что российская промышленность просто эксплуатировалась в пользу иностранных владельцев, разрушаясь при этом — еще и прибыли вывозились в виде купленного за рубли золота из госрезервов. То есть открытость русской экономики сохранялась только за счет госказны, при постоянной подпитке золотого запаса иностранными займами. Но надо сразу оговориться: некоторый реальный подъем в начале века все-таки был, в отличие от 1991–1998 гг., хотя кончилось все равно плохо. Дело в том, что иностранные инвесторы 1896–1914 годов приходили в уже развитую индустриально страну, с готовым и очень дешевым рабочим классом. Тогда в мире не было другой индустриальной страны со столь дешевой рабочей силой. Поэтому и среди так называемых «инвестиций», направленных просто на грабеж природных ресурсов, были и инвестиции в производящие отрасли, но ориентированы они были не на рыночную прибыль, а на выплаты из бюджета. Производились они путем договоренности с кем-то из Великих князей. Именно так крупный акционер фирмы Виккерса международный авантюрист Базиль Захаров пропихнул правительственный заказ на 14-дюймовые пушки Виккерсу, а француз Шнейдер оттягал в свою пользу Пермский завод, что и оставило Путилова, планировавшего создать русскую тяжелую артиллерию своими силами, ни с чем («Русский торговопромышленный мир», М., «Планета», 1993 г.).

Вот и проанализируйте: когда мы открывались мировой экономике, тут же кризис. Когда закрывались — подъем, и порой рекордный для всего мира. В 1881–1895 — подъем, в 1896–1914 — три кризиса. В 1928–1957 — подъем, потом, правда, «застой», но с постоянным ростом. Когда открылись совсем — вообще крах.

В 1914 году стоимость акций и облигаций иностранных компаний в России достигала 1 миллиарда 960 млн. рублей. И из российских компаний они на 150 млн. рублей получали ежегодно дивидендов (и вывозили их, поменяв на золото). А золотой запас России был около 2 миллиардов! Плюс миллиардные заграничные долги, чтобы «не останавливать размен кредитных билетов на золото»! «Если это мясо — то где же кошка? Если это кошка — то где же мясо?». Ведь к введению «золотого рубля» Россия подошла с солидным золотым запасом. Куда он-то девался?

Нет, безответственная монархия для нашей страны опасна, а хорошие цари почему-то подолгу не живут. Ведь до Николая II был еще Александр II — «Освободитель». Тоже собирался золотую монету ввести! Не получилось по объективным причинам, так как золотой запас накопил только его сын — Александр III.

Правление Александра II — тоже типичный пример правления «семьи». Так, продажу Аляски «протолкнули» также Великие князья дяди царя, особенно Константин, а главным связным с американцами выступил какой-то барон, о судьбе которого после сделки даже историки ничего не знают — как испарился. При этом царе и долгов наделали, и частные банки создавали, в общем, все, как у нас. Полной конвертируемости, правда, не достигли.

А вот Александр III «любил все русское», а «всех членов царской фамилии Великих князей и княгинь держал в надлежащих рамках в соответствии с их положением» («Русский торгово-промышленный мир», М., Планета, 1993 г.).

В общем, если посмотреть на русскую историю не как на нечто бесформенное, то хорошо видны четкие периоды: когда русская валюта так или иначе конвертировалась (например, когда она ходила в виде серебряной или золотой монеты), а торговые отношения с Западной Европой были облегчены — дело кончалось кризисом, революционной ситуацией и долговой ямой. Если же валюта была неконвертируема, а таможенно-пограничная политика была жесткой — то без всяких иностранных инвестиций промышленность росла и государство усиливалось. Правда, все зависело от личности монарха — он должен был знать буквально все, трезво относиться к Европе (лучше всего знать ее лично), любить Россию и держать «семью» в ежовых рукавицах. Таким монархом и был, кроме Петра I и Екатерины II, также и Александр III.

Поймет ли это в конце концов «будущая элита»? Прочитает ли она учебники правильно?

И о «золотом рубле» стоит поговорить подробнее, потому что история конвертируемой русской валюты гораздо старше «виттевского рубля».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

КТО ПРИШЁЛ?

Из книги Эмоциональный букварь от Ах до ай-яй-Яй автора Стрелкова Людмила Петровна

КТО ПРИШЁЛ? — Дзынь, дзынь, дзынь, — прозвенело по всей квартире ранним утром. Что-то было в этом звонке таинственное, загадочное…Миша и Даша в пижамах, прямо с постели, помчались к входной двери. Пока они пытались отпихнуть друг друга от замка, постепенно переходя к


НЕЗНАКОМЕЦ ПРИШЕЛ ОБНАЖЕННЫМ NAKED CAME THE STRANGER

Из книги 125 запрещённых фильмов: цензурная история мирового кинематографа автора Соува Дон Б

НЕЗНАКОМЕЦ ПРИШЕЛ ОБНАЖЕННЫМ NAKED CAME THE STRANGER Страна-производитель и год выпуска: США, 1975Компания-производитель / дистрибьютор: Catalyst Productions / VCA PicturesФормат: звуковой, цветнойПродолжительность: 89 минЯзык: английскийПродюсер: Л. СултанаРежиссер: Рэдли Метцгер (в титрах как


Поезд опоздал, но я пришел вовремя

Из книги Голландия и голландцы. О чем молчат путеводители автора Штерн Сергей Викторович

Поезд опоздал, но я пришел вовремя Накануне вечером, после лимбургского сыра, традиционной рюмки водки и бутылочки «Грольша», Альберт осторожно предложил поехать в Утрехт на поезде.— Ты же видел, в какую пробку мы сегодня угодили, — сказал он. — А опоздать было бы


Часть первая КАК СЮРРЕАЛИЗМ ПРИШЕЛ К СЮРРЕАЛИСТАМ. 1917–1922

Из книги Повседневная жизнь сюрреалистов. 1917-1932 автора Декс Пьер

Часть первая КАК СЮРРЕАЛИЗМ ПРИШЕЛ К СЮРРЕАЛИСТАМ. 1917–1922 Поэты стараются извлечь суть из повседневности. То, чего не видно, не менее важно, чем то, что видно. Жак


3. Смотрите, кто пришел…

Из книги Последнее целование. Человек как традиция автора Кутырев Владимир Александрович

3. Смотрите, кто пришел… Что труднее всего на свете? – спрашивал Гёте. И отвечал: видеть своими глазами то, что лежит перед ними. Осмелимся дополнить: и поддерживать не любые, а жизне-человеко-сохраняющие тенденции времени. Значит, иным, хотя бы и научным, но отрицающим


Призрак коммунизма пришел

Из книги Кровавый век автора Попович Мирослав Владимирович

Призрак коммунизма пришел В середине XIX века в «Манифесте Коммунистической партии» основатели нового движения Маркс и Энгельс написали страшные слова: «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма».[1] Почему именно призрак, мифическое существо, которое приходит к людям