ПАРАДОКС ЛЕОНТЬЕВА

ПАРАДОКС ЛЕОНТЬЕВА

Итак, все понятно. Если продукция уникальна, можно продавать по монопольно высокой цене — тогда можем ею торговать. Если не уникальна — то даже при продаже сырья, когда нам легче конкурировать, мы все равно несем убытки. Суть правильной внешней торговли вроде бы очевидна — торгуем только готовой продукцией, в которой максимально используется труд нашего населения, а торговлю производственным капиталом прекращаем.

Но получится ли так?

Проблема в том, что в процессе производства готовой продукции часть стоимости капитала переходит в эту продукцию. Если из выручки этот убыток капитала не возмещать, не откладывать в фонд возмещения капитала, то возникает чуть ли не главный канал утечки капитала. Можно эксплуатировать какой-нибудь станок в течение нормативного срока эксплуатации, и если за этот срок на новый станок не накоплены средства из выручки, то старый как бы утечет вместе со своей продукцией.

А именно на фонде возмещения производственного капитала («фонде амортизации») и легче всего экономить! «Новый русский», приобретя завод, вынужден оплачивать сырье и энергию, а также, хоть и с большим скрипом, но вынужден платить зарплату рабочим, и свое потребление, естественно, ограничивать не намерен. А фонд амортизации голоса не имеет, хлеба не просит! И если «нового русского» не заставлять, завод израсходуется. Это и происходит.

Еще неприятный вариант — когда фонд амортизации из выручки создается… но за границей!

Если оставить в стороне юридические и прочие силовые аспекты управления экономикой, то можно сказать, что идеальная экономика должна выпускать за рубеж минимум стоимости производственного капитала, минимум невозобновляемого сырья и других ресурсов. Максимальную долю в стоимости готовой продукции должны составлять возобновляемые ресурсы, в первую очередь труд нынешнего поколения. Пусть оборудование и прочий производственный капитал представляют собой тоже овеществленный труд, хотя и предшествующих поколений, но раз они, эти поколения, сами не продали свой труд за границу, то и нам не положено! Мы должны этот овеществленный труд только подновлять.

Утопия, да? Как же такого добиться даже в централизованной экономике?

Знаете, я и сам думал до написания этой книги, что многое в мире делается стихийно. Есть законы рынка, и его субъекты им подчиняются. Дальше все происходит автоматически. «Невидимая рука рынка», яти его мать!

Но уже при сравнении уровней издержек в странах Запада и «третьего мира» выявляется, что не все делается по законам низшего уровня. Просматривается и какое-то управление. Производственный капитал должен бы утекать из Запада в «третий мир», как из России, ан нет. Вытекает, но с разбором.

Но совершенно неубиенный довод в пользу существования нерыночной системы управления в странах Запада нашел неоднократно упоминавшийся «русский американец» Василий Леонтьев. Себя он считал американцем, но что-то он «шибко умная была», по-моему.

В свое время он построил единственно верную модель экономики, посчитав, сколько продукции каждой отрасли используется при производстве в других отраслях. Это совсем отдельная история, но по ходу дела Леонтьев, исследуя реальные экономики стран мира, наткнулся на странное явление. Оказалось, что в структуре стоимости американского экспорта превалирует… стоимость труда!

Придумать такое невозможно, ни одному экономисту такое в голову не приходило. Американское производство — самое капиталоемкое из экономик мира. В собственно американской продукции доля стоимости израсходованного капитала очень велика. А экспортируется голый труд! Вот-те раз.

Это открытие получило название «парадокса Леонтьева». А вот подумаешь — так оно и оказывается. Вот, например, важная статья экспорта США — видеопродукция. Фильм «Титаник» принес американцам неплохой куш, хотя и обошелся недешево. Но какова структура затрат на этот фильм? Израсходован ли какой-нибудь дорогой производственный капитал или невосполнимые ресурсы?

Нет. Только труд — режиссера, актеров, декораторов, инженеров, каскадеров, программистов.

Во всем фильме только эпизоды с подводными съемками потребовали расхода редкого и дорогого ресурса — специального судна «Витязь» и подводных аппаратов «Мир». Естественно, русских.

А импортируют американцы в основном как раз капитал, что выяснил тот же Леонтьев.

Вот вам и утопия.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Каноническое искусство как информационный парадокс

Из книги Статьи по семиотике культуры и искусства автора Лотман Юрий Михайлович

Каноническое искусство как информационный парадокс В исторической поэтике считается установленным, что есть два типа искусства. Мы исходим из этого как из доказанного факта, поскольку эта мысль подтверждается обширным историческим материалом и рядом теоретических


Парадокс архаических БФ

Из книги Библейские фразеологизмы в русской и европейской культуре автора Дубровина Кира Николаевна

Парадокс архаических БФ Одной из особенностей библейской фразеологии русского языка является ярко выраженный архаический колорит многихБФ, вошедших в русский язык непосредственно из церковно-славянского перевода Библии и сохраняющих признаки старославянизмов, как


2. Россия и главная идея Леонтьева

Из книги «Крушение кумиров», или Одоление соблазнов автора Кантор Владимир Карлович

2. Россия и главная идея Леонтьева Чем же сильно государство? Конечно, материальными силами, войском прежде всего. Прошедший Крымскую компанию как врач, Леонтьев весьма ценил воинственность, даже графа Вронского из «Анны Карениной» оправдывал, ставя выше графа Толстого,


5. Что такое эстетизм Леонтьева?

Из книги Антисемитизм как закон природы автора Бруштейн Михаил

5. Что такое эстетизм Леонтьева? Читая его тексты, почему?то многие исследователи видели в них своего рода жажду катастроф, как у Ницше, даже пропаганду эстетики насилия. Вот что пишут современные исследователи: «В Леонтьеве без всякого опосредования уживаются два


Египетский парадокс

Из книги Коммунистический постскриптум автора Гройс Борис Ефимович

Египетский парадокс Группа Авраама начала свой путь в будущее и в итоге оказалась в Египетском рабстве.В Египте впервые проявился парадокс, который в дальнейшем станет правилом. С одной стороны, польза от еврейского присутствия в приютившем их государстве


2. Парадокс у власти

Из книги О литературе. Эссе автора Эко Умберто

2. Парадокс у власти Советский Союз, действительно, понимал себя как государство, в котором вся власть принадлежит философии. Легитимность коммунистического руководства определялась, в первую очередь, тем, что оно репрезентировало определенное философское учение –


Уайльд. Парадокс и афоризм[23]

Из книги автора

Уайльд. Парадокс и афоризм[23] Афоризм с трудом поддается определению. Греческое по происхождению слово, кроме значений “подношение” или “пожертвование”, со временем стало обозначать “краткое изречение, высказывание, сентенция”. Таковы, например, афоризмы