Стоит ли убиваться из-за телевидения?

Стоит ли убиваться из-за телевидения?

Дебаты на эту тему носят сезонный характер, но в последние несколько недель, похоже, они усилились. Тема — политическая роль телевидения: означает ли «занимать телевизионные экраны» то же самое, что «оказывать решающее влияние на общественное мнение»? Вполне очевидно, что дискуссия принимает ожесточенный характер в момент, когда возникает вопрос перераспределения делянок: кто-то рискует потерять с трудом приобретенные каналы, а другие начинают присматривать участки, чтобы застолбить. Учитывая, что речь при этом идет не о тактическом преимуществе, которое телевидение может обеспечить, а о стратегическом (т. е. о формировании долговременного и устойчивого консенсуса), предпримем мысленный эксперимент. Представим историка трехтысячных годов. Анализируя книги, видеозаписи, полицейские отчеты, судебные приговоры, подшивки газет, он может прийти к следующим выводам.

В пятидесятые и большую часть шестидесятых годов телевидение находилось в монопольном владении христианских демократов. В плане нравственности оно следило за тем, чтобы не показывать смущающую наготу, культивировало «атлантический» и сдержанный подход к вопросам внутренней и внешней политики, втихомолку распространяло церковные службы и образовательные программы, предъявляло телегероев с короткими стрижками, галстуками и хорошими манерами. С другой стороны, оно внимательно следило за тем, чтобы не говорить слишком много о Сопротивлении, не создавать врагов справа. Молодежь 1945–1950 годов рождения выросла с этим телевидением. И как результат — поколение шестьдесят восьмого года: длинные волосы, сексуальная свобода, борьба за право на развод и аборт[57], ненависть к системе, антиклерикализм, Сопротивление в качестве идеала, воплощаемого на практике в Боливии или во Вьетнаме.

Затем телевидение постепенно потеряло цельность: в смысле обычаев, мало-помалу стало допустимым показывать обнаженную грудь (а поздно вечером и более укромные части), демонстрировать свою свободу от предрассудков, сарказм, насмешливость, непочтительность к принятым установлениям. И на этом фоне оно произвело на свет поколение, возвращающееся к религиозным ценностям, практике стыдливого секса. В историческом плане мы видим, что начиная с середины шестидесятых годов телевидение сделало так, что о Сопротивлении — основополагающем мифе Республики — стало невозможно больше говорить; и появилось поколение, которое не желало больше о нем слышать и, более того, склонялось (по счастью, пока что в незначительной части) к сиренам ревизионизма, чтобы не сказать — расизма и антисемитизма.

В плане политическом телевидение привило, даже разделившись на три канала с различающейся идеологией, уважение к правящему классу, демонстрируя его при любой возможности, и настаивало, все назойливее навязывая свою картинку, на собственной значимости и (как необходимое условие) собственной популярности. Результат? Часть граждан независимо друг от друга взбунтовалась против этого правящего класса и двинулась в сторону «Северной лиги»; все прочие, как только система дала слабину, мигом опознали в должностных лицах своих притеснителей и принялись швырять тухлые яйца (и отнюдь не метафорические) в увиденных по телевизору политиков, как только встречали их на улице.

Наш историк трехтысячных годов в конце концов не может не прийти к обоснованному выводу, что демо-христианское телевидение породило такой массовый приток в коммунистическую партию, какого не знала Западная Европа, в то время как частичный доступ коммунистов к контролю над каналами спровоцировал откат.

Если этот историк будет жить в эпоху твердокаменной языческой религиозности, он заключит, что телевидение было Империей Зла, свирепым Молохом, который пожирал тех, кто пытался овладеть им и использовать его, или проще, что этот медиум наводил ужасную порчу на всякого, кто оказывался на телеэкране. Если же, напротив, он окажется склонным к аналитическим рассуждениям и созданию научных гипотез, то скажет, что это настырное средство связи, пожалуй, могло иметь заметное влияние на массовое сознание в плане потребления, но явно не в плане политических пристрастий и решений.

В этом случае он спросит себя в смущении: почему же вокруг эволюций этого средства кипела такая борьба? И заключит, что люди нашего века ничего не смыслили в массмедиа.

1993

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Что стоит за всем этим?

Из книги Каменный век был иным… [с иллюстрациями] автора Дэникен Эрих фон

Что стоит за всем этим? Никто не спорит с утверждением, что наша Земля возникла из космической пыли, которая образовалась во Вселенной за многие миллиарды лет, собралась в единую массу и постепенно спрессовалась в громадный ком. Чем выше становилась плотность вещества,


Вот почему ею стоит заниматься.

Из книги Похвальное слово филологии автора Аверинцев Сергей Сергеевич

Вот почему ею стоит заниматься. Как случилось, что я занялся именно Плутархом — греческим писателем и популярным философом, который родился около 46 года нашей эры, написал знаменитые биографии греческих и римских героев и великое множество других сочинений и окончил


Стоит ли учить китайский язык?

Из книги Наблюдая за китайцами. Скрытые правила поведения автора Маслов Алексей Александрович

Стоит ли учить китайский язык? Да, конечно, стоит, если вы решили вести дела с Китаем и если у вас, разумеется, есть на это время. Безусловно, прекрасное знание китайского языка заметно продвинет ваши дела в Китае – но обратите внимание, именно «прекрасное знание». Нет


Стоит ли приглашать в ответ?

Из книги Картонки Минервы. Заметки на спичечных коробках автора Эко Умберто

Стоит ли приглашать в ответ? Стоит ли после многочисленных совместных трапез за счет принимающей стороны пригласить китайских партнеров на ответный ужин? Или, может быть, имеет смысл оплачивать посещение ресторанов через раз, вместе с хозяевами? Именно так подсказывают


Сколько стоит обрушить империю?

Из книги Статьи за 10 лет о молодёжи, семье и психологии автора Медведева Ирина Яковлевна

Сколько стоит обрушить империю? В эти печальные дни, когда я читаю о жестокостях, творящихся на Балканском полуострове[9], я вспоминаю свой разговор с Жаком Ле Гоффом[10] вскоре после падения Берлинской стены[11]. Уже чувствовалось, что советская империя крошится, хотя тогда


3b. Любовь этого стоит

Из книги Музеи Петербурга. Большие и маленькие автора Первушина Елена Владимировна

3b. Любовь этого стоит В одном из зданий шел суд. Зал до отказа был заполнен людьми. На скамье подсудимых сидел красивый юноша, его кудрявые волосы чуть закрывали лоб. Ему 20 лет. У него были голубые большие глаза. Они смотрели на трибуну, где сидели судьи«Товарищи, попрошу


Музей телевидения

Из книги Мертвое «да» автора Штейгер Анатолий Сергеевич

Музей телевидения Улица Политехническая, 22.Тел.: 556-91-57.Станция метро: «Площадь Мужества».Вход в музей по специальным приглашениям.Заявки принимаются от организаций.Для лиц с ограниченной подвижностью: специальных приспособлений не предусмотрено.Официальный сайт музея:


Что не стоит пить при обезвоживании организма?

Из книги Формулы страха. Введение в историю и теорию фильма ужасов автора Комм Дмитрий Евгеньевич

Что не стоит пить при обезвоживании организма? Алкоголь – можно. Точно так же, как чай и кофе.В сущности, гидратации поможет любая жидкость, хотя от морской воды все же стоит держаться подальше.Непонятно, откуда взялась эта странная мысль, будто к обезвоживанию приводит


Стоит ли бисер метать

Из книги Народные традиции Китая автора Мартьянова Людмила Михайловна

Стоит ли бисер метать Из всех старинных видов рукоделия вышивание бисером отчего-то полюбилось в России пуще других. И цены на антикварном рынке на бисерные вышивки сегодня просто поднебесные. Любят, словом, в России ручную работу, и ее проявления в материальной культуре


Стоит знать

Из книги Мы — славяне! автора Семенова Мария Васильевна