Девочки, знайте свое место

Девочки, знайте свое место

Папу тоже нужно понять. Ясно, что аргументы, которые он использует для того, чтобы объяснить отказ рукополагать женщин, кажутся очень шаткими, но не забывайте, что Папа должен учитывать традицию.

Начнем с Книги Бытия. Я не хочу сейчас увязать в сложных вопросах о том, наделена ли в библейском тексте признаком рода та сущность, которая в переводах обычно обозначается просто как Бог. Но первое человеческое создание, несомненно, было мужчиной, и этот мужчина (Адам) получил первую заповедь, касающуюся Древа добра и зла. На каком языке Бог говорил с Адамом — трудно сказать, и со времен Отцов церкви бытует предположение, что речь идет об отношениях исключительно ментальных, из сердца в сердце, или же об общении, осуществляющемся посредством атмосферных явлений — громы, молнии, порывы ветра. Но на самом деле Адам, несомненно, является создателем первого естественного языка, потому что, «поговорив» с ним, Бог привел к нему всех птиц небесных и всех животных полевых, чтобы Адам дал каждому из них подходящее имя[96]. Что за язык изобрел Адам по этому случаю — оставалось предметом споров на протяжении столетий, и не все согласны, что это был еврейский. С другой стороны, столетиями же выражалось недоумение, почему в этом эпизоде не были также упомянуты рыбы (возможно, они получили имена позже, постепенно, по мере того как Адам их ловил и бросал на сковородку, — такое предположение, без упоминания сковородки, высказал св. Августин в „De Genesi ad litteram“[97]).

Только в этот момент оказывается сотворена Ева, которая, будучи извлечена из мужчины, получает от Адама имя «иша» — женская форма слова «иш» (мужчина или муж), — как сообщает мне примечание к Ветхому Завету в издании Гальбяти. Не случайно в Вульгате это будет переведено как virago — что хотя и не значит, как в современном итальянском, мужеподобную бабищу, все равно является производным от слова vir, муж. Ничего не попишешь: женщина появилась позже, и, вот ведь незадача, ее первый разговор состоялся со змеем. Она, эта бабища, пала, как спелое яблоко, и скажите мне, как можно доверить совершение обрядов легкомысленной особе, которая, едва получила возможность, отправилась гулять под ручку с Князем Тьмы.

Чтобы понять, насколько этот библейский эпизод отягчил христианское воображение, достаточно посмотреть, как воспринял этот текст человек, которому обычно не отказывают в хороших мыслительных способностях — я говорю о Данте Алигьери, который, между прочим, вошел в историю благодаря тому, что идеализировал и прямо-таки обожествил одну женщину. В первом томе трактата «О народном красноречии» Данте рассуждает о рождении языка, но, прежде чем перейти к этому вопросу, делает поразительное признание, которое стоит процитировать: «И вот, согласно тому, что сказано в начале Бытия, где Священное Писание повествует о начале мироздания, оказывается, что раньше всех заговорила женщина, а именно предерзостная Ева, отвечая любопытствующему дьяволу: [здесь Данте приводит ответ Евы змию]. Но хотя, согласно Писанию, оказывается, что прежде заговорила женщина, нам, однако, разумнее веровать, что прежде заговорил мужчина; и несообразно полагать, что столь замечательное действие рода человеческого проистекло раньше не от мужа, но от жены»[98].

После чего Данте принимается рассуждать о первом крике радости и узнавания, с которым Адам обратился к своему Творцу. Самое невероятное здесь то, что у Данте был перед глазами библейский текст, из которого он мог заключить, что в любом случае Адам говорил раньше Евы — когда он давал имена животным. Комментаторы объясняют, что Данте имел в виду первый диалог в полном смысле слова, каковым, несомненно, является диалог Евы со змием. Но больше всего поражает, что он дает библейскому тексту прочтение, которое я бы назвал истерически предвзятым. Он даже готов подправить Библию, настолько сильно его нежелание, чтобы женщина говорила первой.

Повторяю: говорящий это не апологет мизогинии, обуянный сексофобией: это Данте, почти образцовый муж и отец, идеальный воздыхатель. Вообразите же остальных.

Сила традиции велика: подумайте — веками всех удавалось заставить забыть, что ведь Иисус и апостолы сами принадлежали к той же проклятой нации евреев-богоубийц. Как же можно доверить священство женщине, если ее изначально страшились как ужасного несчастья? И речи быть не может, чтобы женщина провозглашала: «Отпускаю грехи», или «Сие есть тело мое», ведь первое, что она произнесла, было: «Привет, змий, как жизнь?»

1993

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Мальчики и девочки

Из книги Чудо-остров. Как живут современные тайваньцы автора Баскина Ада


3.1. Свое добро и чужое

Из книги Метафизика пата автора Гиренок Фёдор Иванович

3.1. Свое добро и чужое Никто не знает, что такое добро. И я не знаю. Но затылочное сознание не может ошибаться. Оно знает, что вот если я украл — это добро. Это удача. Не пойманный не вор. Если у меня украли — это зло. Нарушение порядка. Непорядочность.Добро делится на свое и


Всему свое время...

Из книги Сказания древнего народа [litres] автора Кукуллу Амалдан

Всему свое время... Однажды на рассвете халиф Багдада встал с постели и вышел на хейвун своего великолепного дворца. Опершись руками о перила, он посмотрел на верхушки старой яблони и увидел между густыми ветвями одинокое яблоко. Оно было до того красивым и румяным, что


Каждому городу — свое место и своего бога

Из книги Повседневная жизнь греческих богов автора Сисс Джулия

Каждому городу — свое место и своего бога В своей активности непрерывного строительства городов греки не забывали о богах. Боги занимают положенное им место. Мы знаем об этом из эпопеи Гомера, песен «Одиссеи». Феакийцы слыли великими навигаторами, такими умелыми, что их


А3. "Тень – знай свое место!"

Из книги Год быка--MMIX автора Романов Роман Романович

А3. "Тень – знай свое место!" Чем хорош глоба­льный финансовый кризис? Прежде всего, тем, что люди, которым особо не­чего терять, могут надолго рас­слабиться и заняться творче­ством – лите­ратурным, научным или даже в одном флаконе. Тем более что за мной должок – ещё в


Выигрыши и девочки Констана

Из книги Любовные утехи богемы автора Орион Вега

Выигрыши и девочки Констана Бенджамен Констан де Ребек мог бы вполне быть причисленным к числу тех бесчувственных, которые, попадая в подобные места, испытывали возбуждение. В течение долгого времени игорные дома и девочки Пале-Рояля составляли верную компанию его


Мальчики налево, девочки направо...

Из книги Древняя история секса в мифах и легендах автора Петров Владислав

Мальчики налево, девочки направо... В мифах многих народов запечатлена ситуация, когда люди обоих полов были созданы одновременно, но демиург счел необходимым поселить их порознь — благо, что места на земле хватало... И вот что из этого вышло.В одних случаях все


«СВОЕ» И «ЧУЖОЕ»

Из книги Бесы: Роман-предупреждение автора Сараскина Людмила Ивановна

«СВОЕ» И «ЧУЖОЕ» В истории русской мысли существует классическое противопоставление: «западники» — «славянофилы». Как известно, так называли себя (и своих оппонентов) конкретные люди, спорившие в 1830—1850-х годах о путях развития России. Позже, однако, эти групповые


Свое и чужое

Из книги Bce тайны мира Дж. P. Р. Толкина. Симфония Илуватара автора Баркова Александра Леонидовна

Свое и чужое Строго говоря, термин «мифологическое мышление» – некорректен. Мышление предполагает некий анализ, опору на логику, а то, что правильнее называть мифологическим мировосприятием опирается только и исключительно на эмоции.Там, где включена эмоциональная


Своё

Из книги Константин Коровин вспоминает… автора Коровин Константин Алексеевич


Скажи свое имя, Талыш

Из книги Сага о Великой Степи автора Аджи Мурад

Скажи свое имя, Талыш Январь здесь не пушистый и не белый. Декабрь и февраль – тоже. Снег в Ленкорани всегда редкость, выпадет и тут же растает. Вечнозеленые сухие субтропики, рай земной на берегу Каспийского моря, почти около границы с Ираном.Ленкорань в старину звалась


Камуро (Девочки-служанки)

Из книги Гейши. История, традиции, тайны автора Бекер Джозеф де

Камуро (Девочки-служанки) Как сообщается в «Ёсивара дайдзэн», кабуро (или камуро) назывались девочки-служанки при императорском дворе. Они отличались тем, что часть их головы была выбрита, оставляя одну длинную прядь. Девочки, прислуживавшие куртизанкам в старые времена,