Посвящение Саше (с надеждой войти в историю, как лорд Честерфилд в письмах сыну)

Посвящение Саше

(с надеждой войти в историю, как лорд Честерфилд в письмах сыну)

Только на первый, поверхностный взгляд, дорогой мой сын, гуляние с котом кажется простым занятием. Во-первых, постоянно нужно проявлять бдительность, чтобы не наступить коту на лапку или, не дай бог, на хвост. И совсем беда, если рядом вдруг оказывается собака: ошалевший от ужаса кот мчится прочь со скоростью света и легко забирается на самое высокое дерево (сколько раз мне приходилось вызывать пожарную машину, чтобы его оттуда снять!). Во-вторых, коты чрезвычайно наблюдательны, преисполнены чувства собственного достоинства и благородства и, главное, умны и совершенно не переносят глупости, которые, словно хлопья снега, постоянно сыплются из человеческих уст. Таким образом, приходится следить не только за своими ногами и чужими псами, но и за языком и даже за собственными мыслями, которые, между прочим, коты читают на расстоянии.

Волею судьбы ты рожден в Майл-Энде, когда-то самом нищем квартале трущобного Ист-Энда, где черпали свое вдохновение классики марксизма. Волею той же судьбы тебе довелось участвовать в низвержении системы, построенной на этом учении и доведенной дураками до абсурда, — впрочем, и новая система не вызывает восторгов. Разве я думал о таких драматических переменах в нашей стране, читая тебе в детстве «Алису» и демонстрируя улыбающегося Чеширского Кота в исполнении художника Джона Тенниела?

Что делать! Утешает, что и Англия тоже серьезно изменилась. Время мощно и беспощадно прошлось по Британской империи, совсем другими стали леди и джентльмены, и даже твой Ист-Энд с нищими лачугами постепенно превращается в модный, процветающий район. Кто знает? — глядишь, через несколько десятков лет туда переселятся парламент и даже сами Ее или Его Величества, которым станет невмоготу функционировать в Букингемском дворце, почти в самом центре загазованного Уэст-Энда.

Гуляя с Чеширским Котом, я размышлял (стараясь не выглядеть слишком безмозглым) о разных превратностях быстротечной жизни, нашей и английской, предавался сладким воспоминаниям молодости и жутко боялся выглядеть как лорд Честерфилд, замучивший своего сына занудными назиданиями.

Так прими же этот опус как дань твоему первому крику, твоим первым шагам по земле, а заодно и нашим с мамой счастливым дням в свободном и суровом Альбионе.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

А.Г. Аганбегян — Задача России на ближайшее тридцатилетие — войти в «золотой миллиард» цивилизации

Из книги автора

А.Г. Аганбегян — Задача России на ближайшее тридцатилетие — войти в «золотой миллиард» цивилизации Беседа с академиком Российской академии наук Абелом Гезевичем Аганбегяном.«Экономические стратегии», 2001, № 1, стр. 06–15. В былые годы на определенных направлениях


Алексий — С надеждой на Божью милость

Из книги автора

Алексий — С надеждой на Божью милость «Экономические стратегии», № 4-2009. Архимандрит Алексий, настоятель Свято-Данилова монастыря, в беседе с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым сосредоточивает внимание на таких вопросах, как духовное здоровье современного


Роман в письмах

Из книги автора

Роман в письмах Однажды, весной, в редакции побывала не совсем обычная посетительница.Я не буду, пожалуй, называть ее фамилии, несмотря на то, что она разрешила не скрывать ее. Не буду называть и фамилии человека, о котором она рассказывала. Между ними были отношения


Честерфилд

Из книги автора

Честерфилд Филип Дормер Стенхоп Честерфилд (1694–1773) – английский писатель и государственный деятель, граф. • Если сумеешь однажды привлечь на свою сторону народные гордость, любовь, жалость и амбиции, то тебе нет нужды беспокоиться, если своим разумом народ будет против


1. Поучение отца сыну

Из книги автора

1. Поучение отца сыну Благословляю я, грешный (имярек), и поучаю, и наставляю, и вразумляю единственного сына своего (имярек) и его жену (имярек), и детей их, и домочадцев – следовать христианским законам, жить с чистой совестью и по правде, в вере соблюдая волю божью и


Лорд и его убийца 1. Лорд

Из книги автора

Лорд и его убийца 1. Лорд Лорд Китченер.В молодости – руководитель картографической экспедиции в Палестину.Чтоб было понятно: нынешняя граница между Израилем и Ливаном проходит по границе мест, картированных экспедицией Китченера.В англо-бурскую войну – усмиритель


О Саше Либединском

Из книги автора

О Саше Либединском Единственный сынРассказывает Тата ЛибединскаяСаша — мамин единственный сын. Его назвали в честь Фадеева. Саша был всеобщий любимец. Бабушка его обожала, ругала нас, когда мы его обижали. Был он очень смешливый и очень добрый человек. Галантность его до


Филип Дормер Стенхоп, четвертый граф Честерфилд

Из книги автора

Филип Дормер Стенхоп, четвертый граф Честерфилд (1694–1773) писатель, дипломат ... Государственному человеку менее прилично говорить глупости, чем делать их. ... Молодые люди столь же склонны считать себя мудрыми, сколь пьяные – трезвыми. ... В погоне за похвалой лучшая приманка


Лорд Джим

Из книги автора

Лорд Джим «Шкипер бесшумно поднялся на мостик; он был в пижаме, и широко распахнутая куртка открывала гоую грудь. Он еще не совсем проснулся: лицо у него было красное, левый глаз полузакрыт, правый, мутный, тупо вытаращен свесив свою большую голову над картой, он сонно чесал


Любовь отца к сыну

Из книги автора

Любовь отца к сыну К пророку Мухаммаду, да благословит Его Аллах и приветствует, явился ангел смерти Мулкалмовт и сказал:— Пришел срок смерти твоего сына Ибрахима. Позволь забрать его душу. Я это спрашиваю у тебя, потому что ты Пророк. Как ты знаешь, я никогда и никого не


Жизнь в фронтовых письмах

Из книги автора

Жизнь в фронтовых письмах Много лет назад, будучи в Кизляре, я встретился с директором средней школы № 2, заслуженным учителем школы Дагестана A. И. Cолоненко. Мы беседовали о разных разностях. А задача у меня была совсем иная – узнать, что он мог бы рассказать о своей дочери