Брюки важнее, чем мировая история

Брюки важнее, чем мировая история

Утром Крис решает меня осчастливить и помочь подобрать новые брюки: те самые, заветные, купленные в страшных мучениях в «Хэрродсе», при примерке дома оказались длинноваты, а в Хемпстеде, по мнению моего друга, лучшие в мире магазины, и вообще — это самое прекрасное место на земле. Сначала мы залетаем во французскую кондитерскую («Вы француженки или только прикидываетесь?» — это игривый Крис), а затем важно заходим в магазинчик с хозяином-индусом, там выбор туалетов идет как по маслу: мало того, что я нахожу подходящие брюки, но и проникаюсь любовью к клетчатому твидовому пиджаку. Единственная беда: брюки требуется чуть укоротить, и хозяин тут же снимает мерку. Я плачу за пиджак, но решаю оставить его в лавке и забрать на следующий день вместе с брюками. Зачем тащить с собой эту поклажу?

— Приходите завтра в четыре, — говорит индус, любезно склоняясь в поклоне, — но только оставьте, пожалуйста, депозит за брюки.

Приходит на ум Карамзин: «Один говорил: «дай мне шиллинг за то, что я подал тебе руку, когда ты сходил с пакетбота»; другой: «дай мне шиллинг за то, что я поднял платок твой, когда ты уронил его на землю».

— Сколько? — спрашиваю я.

— Сто пятьдесят фунтов.

— Позвольте, — вмешивается Крис, — но это же цена и пиджака и брюк, причем мы оставляем пиджак у вас! Что за странные порядки?

— Так у нас принято, сэр! — говорит индус.

— Где это у нас?! — Подумать только: какой-то иммигрант учит англичанина, как жить.

— В нашем магазине, — продавец учтив, хотя, конечно, его так и тянет дать Крису под зад.

— Я никогда в жизни больше не приду в вашу лавку! — полыхает Крис.

— Спасибо, сэр, — улыбается индус.

Где он научился английской выдержке и вежливости? Неужели под хлыстами и пулями колонизаторов?

На улице Крис свирепеет:

— Майкл, возьми завтра одни брюки, но откажись от пиджака! Эта сволочь принимает тебя за кувшин! (По-русски чайник.)

Кувшин так кувшин, штаны дороже. Для меня штаны — выше национальной гордости и великих принципов. Я не могу без штанов, и это — главное.

— Ты испортишь нравы продавцов во всем Хемпстеде. Будь мужчиной и хоть примерь штаны завтра, не бери без примерки, этот гад все напортачит! — шипит Крис.

— Мне нужно поменять доллары на фунты, Крис.

— В Хемпстеде с этим нет проблем, — уверенно говорит он, заходя в банк «Миддэндс». Там меня неожиданно просят заполнить анкету и предъявить паспорт, который я с собой не захватил. Паспорт иногда просят и в России, но вот насчет анкеты… Не собираюсь же я поступить на работу в банк!

Борец за права человека снова на баррикадах:

— Что за странности? В Хемпстеде меняют деньги на каждом углу, и никто ничего не спрашивает.

— У нас такой порядок, сэр, — оправдывается служащий, скаля зубы.

— Идиотский порядок! — не выдерживает Крис. — Какой ваш номер факса?! Я сниму отсюда свой вклад. Какая глупость, что я связался с вами!

— У нас нет факса, сэр! — отвечает служитель, скрывая лютую ненависть к Крису за улыбкой.

— Как это нет факса? — вмешивается Кот. — Вон он стоит на столе, разве вы не видите?

Крис не выдерживает, мы возмущенно выходим на улицу и без всяких проблем меняем доллары в соседнем банке.

— Бюрократы, чернозадые гады, сукины дети! Заполонили, закакали весь Хемпстед! (Очень согласен.)

Моему другу сейчас не помешали бы отравляющие газы, чтобы выкурить из Лондона всех иммигрантов. Впрочем, большую часть года он проводит не в родных местах, а в США и Франции — вот чужаки и заполнили вакуум, ведь природа не терпит пустот. А пока муниципалитет вынашивает памятник борцу против белого геноцида Нельсону Манделе, Место выбрали подходящее: прямо на Трафальгарской площади, рядом с другим Нельсоном, правда, адмиралом. Ну ничего, пусть пока постоит — ведь черный геноцид пока еще не набрал достаточно сил…

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Что важнее в песне — музыка или слова?

Из книги автора

Что важнее в песне — музыка или слова? Такой вопрос задают довольно часто. Впрочем, не только задают, но и с полной убежденностью в своей правоте решительно отвечают на него.Одни говорят: конечно, слова важнее! И ссылаются при этом на то, что слова раскрывают нам мысль,


Группа важнее личности

Из книги автора

Группа важнее личности Китай – это страна самых разных групп, кланов и постоянного общения. И это связано с особым, исторически сложившимся типом самооценки.Китаец воспринимает мир через восприятие групп. Он осмысляет свои качества через оценку этих качеств группой, и в


«Лицо» важнее профессионализма

Из книги автора

«Лицо» важнее профессионализма «Лицо» в китайском обществе можно обрести самыми разными способами, это связано не только с правильным и одобряемым обществом поведением, но и с образованием, принадлежностью к тому или иному клану или семье, финансовым положением,


Ай, философия… Игры в слова: процесс и результат. Что важнее?

Из книги автора

Ай, философия… Игры в слова: процесс и результат. Что важнее? Говоря про две темы для аббревиатур, я вообще-то мог обобщить это и на весь олбанский язык. Во-первых, в нем происходят разнообразные процессы, часто игровые. Во-вторых, в результате этих процессов появляются


ПОД ПОДОЗРЕНИЕМ ВСЯ МИРОВАЯ ИСТОРИЯ

Из книги автора

ПОД ПОДОЗРЕНИЕМ ВСЯ МИРОВАЯ ИСТОРИЯ Высказав свою страшную догадку («мы все нигилисты»), Достоевский был бесконечно далек от того, чтобы признать такое положение вещей нормой, смириться с ним как с некой непреложной истиной.К этой им самим открытой истине он относился


Почему настороженно относиться к слухам и язвительным комментариям даже важнее

Из книги автора

Почему настороженно относиться к слухам и язвительным комментариям даже важнее Как бы ни было горестно это сознавать, Леди Совершенство уже давно примирилась с фактом, что готические сообщества по всему миру подвержены слухам. Да, все человеческие взаимодействия


Когда один важнее миллиона. Разговор с Ульрихом Кёлером Татьяна Кирьянова, Василий Корецкий

Из книги автора

Когда один важнее миллиона. Разговор с Ульрихом Кёлером Татьяна Кирьянова, Василий Корецкий Т. К., В. К. – В кинокритике очень сильны эсхатологические настроения. Мы живем в постоянном ощущении смены вех. Не кажется ли вам, что кинематограф и, правда, стоит на границе? Что