ЗАВИСТЬ

ЗАВИСТЬ

Из всех человеческих качеств зависть принято считать едва ли не самым отвратительным и мерзким. Даже «дурак» звучит не столь оскорбительно, как «завистник».

Между тем зависть – чувство естественное, то есть с ней знакомы большинство людей. Даже если они не признаются в этом или называют зависть «белой» – это дела не меняет.

Давайте задумаемся: кому, в принципе, никогда невозможно завидовать?

Только Богу и самому себе.

Поэтому, если человек соразмеряет свои поступки только и единственно с Волей Всевышнего, в его сердце не поселится зависть. Если личность самодостаточна и умеет вовсе не обращать внимания на окружающих, зависть ей неведома.

Но мы живем в обществе, и большинство из нас привыкли соразмерять собственную жизнь с его требованиями. Мы привыкли оценивать собственное существование, сравнивая его с жизнью других. Тут-то и возникает повод для зависти: в чужой жизни всегда найдется чему позавидовать.

Хорошо, конечно, когда завидуют вам. Даже приятно. Мне вообще кажется, что количество завистников – один из критериев удачливости жизни. Чем больше людей вам завидуют, тем более благополучно – во всяком случае, внешне – складывается ваша жизнь.

«Незавидна участь того, кому никто не завидует», – заметил Эсхил. И вряд ли кто сможет сегодня возразить древнегреческому мудрецу.

Мы должны поблагодарить наших завистников – они доказывают нам, что наша жизнь имеет смысл. Но, когда зависть рождается у тебя внутри, что делать в этом случае? Окружающие говорят: «Борись с ней!» И каждый из нас знает: надо бороться. Он в курсе того, что завистник хуже дурака. Он понимает, что зависть отвратительна.

Но много ли найдется среди нас тех счастливцев, кто никогда в жизни не мог бы произнести знаменитые слова пушкинского Сальери:

А ныне – сам скажу – я ныне

Завистник. Я завидую; глубоко,

Мучительно завидую. – О, небо!

Где ж правота...

Зависть уничтожала пушкинского героя. Пожирала его. Грызла изнутри. Не в силах ей сопротивляться, он совершил ужасный грех – убил своего ученика и как личность, как человек, как Божие создание погиб сам.

Однако если зависть – естественное состояние, то можно ли с ней бороться? Может быть, имеет смысл попробовать ее использовать?

На мой взгляд, проблема состоит в том, куда будет направлена зависть – внутрь человека или вовне.

Зависть Сальери была направлена внутрь его личности. Однако можно постараться направить ее и вовне. Из тормоза, который останавливает течение нашей жизни, наполняя ее муками и страданиями, можно попробовать превратить зависть в движитель жизни.

Зависть – не всегда яд, который иссушает душу, она может стать и точкой горизонта, к которой надо стремиться.

Вы никогда не станете таким, как кто-то другой. Потому что Господь – как мы уже говорили и будем говорить еще не раз – Штучный Мастер, Он не выпускает в мир двух одинаковых людей.

Один мой близкий друг, знаменитый актер Михаил Жигалов, говорит: «Мы же не завидуем, например, собаке потому, что у нее лучше обоняние и она более вынослива, чем мы. Отчего же мы завидуем человеку, который обладает качествами, не присущими нам?»

Это верно. Завидовать человеку – дело зряшное. Но, если уж вы не можете победить зависть, надо постараться научиться завидовать не личности, а результатам ее деятельности. Будь это успехи в работе, или в строительстве семьи, или в путешествиях.

Зависть может весьма сильно взбадривать и способствовать движению.

Зависть побеждается одним – работой.

Мне кажется, очень важно понимать, что людей нельзя оценивать, как бриллианты: люди не бывают лучше или хуже, они все – другие.

И если вы не добились того, что добился другой, повторяю: в любой сфере деятельности выход один – добиваться. А если уж совсем не выходит, то, может быть, имеет смысл подумать: будь то работа, или создание семьи, или путешествие – это просто не ваше дело? И надо попробовать добиться результата в чем-то ином?

Главное, чтобы зависть порождала действие, а не злость. Если порождает злость – пиши пропало!

Впрочем, «пропало» писать не будем. Будем писать как раз «злость».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ЗАВИСТЬ

Из книги Многослов-1: Книга, с которой можно разговаривать автора Максимов Андрей Маркович

ЗАВИСТЬ Из всех человеческих качеств зависть принято считать едва ли не самым отвратительным и мерзким. Даже «дурак» звучит не столь оскорбительно, как «завистник».Между тем зависть – чувство естественное, то есть с ней знакомы большинство людей. Даже если они не


15. Зависть

Из книги Рукописный девичий рассказ автора Борисов Сергей Борисович

15. Зависть 15а. Зависть Ах, что только не делала зависть. Бывало, сводила с ума, Приносила девчонкам страданья. Вот, послушайте, быль есть одна. Но с чего же начать? Вот, пожалуй: В класс девчонка вошла — новичок. Все ребята, конечно же, встали, И директор прервал урок. Сразу


15а. Зависть

Из книги Быт и нравы царской России автора Анишкин В. Г.

15а. Зависть Ах, что только не делала зависть. Бывало, сводила с ума, Приносила девчонкам страданья. Вот, послушайте, быль есть одна. Но с чего же начать? Вот, пожалуй: В класс девчонка вошла — новичок. Все ребята, конечно же, встали, И директор прервал урок. Сразу весть


15b. Зависть

Из книги Русский канон. Книги XX века автора Сухих Игорь Николаевич

15b. Зависть Ах, что только не делает зависть. Убивает, сводит с ума, приносит девчонкам страдания. Вот послушайте, быль есть одна.В класс вошла девчонка-новичок Все ребята, конечно, встали, и учитель прервал урок.Сразу весть облетела всю школу. Ах, красавица — ангел какой.


Черная зависть

Из книги автора

Черная зависть Князь Михаил верно служил царю и Отечеству, и, обладая высокой нравственностью, не стремился к власти и был далек от мысли претендовать на престол. Первым озвучил мысль о том, что Михаил более достоин престола, чем Василий, думный дворянин Ляпунов, который


Остается только метафора… (1927. «Зависть» Ю. Олеши)

Из книги автора

Остается только метафора… (1927. «Зависть» Ю. Олеши) И пред ним зеленый снизу, Голубой и синий сверху Мир встает огромной птицей, Свищет, щелкает, шумит. Э. Багрицкий. 1926 «Если первая фраза тебя потрясла, в странной книге, открытой напропалую…»Один писатель-исследователь