Без ансамбля

Без ансамбля

Тут как-то телерепортаж о верноподданническом митинге назывался «Их тьмы, и тьмы, и тьмы» (по-видимому, в хорошем смысле). Что было, конечно, некоторым преувеличением, но желания попробовать сразиться с ними действительно не вызывало. Надо сказать, что в соответствующем блоковском тексте еще много строчек, которые можно пустить на заголовки. Например, такая: «Мы, как послушные холопы…»

В период предвыборной кампании я увидела в Интернете список партий, участвующих в выборах. Это была таблица, в которой указывался номер партии в бюллетене, название, состав тройки. Ну, скажем: «7 / ЛДПР / Жириновский — Луговой — Лебедев». Или: «9 / Патриоты России / Семигин — Селезнёв — Маховиков».

Самая замечательная строчка, конечно, такая: «10 / Единая Россия / Путин (единолично)».

То есть, если кто-то не умеет считать до одного. Хотя тогда непонятна другая строчка: «8 / Справедливая Россия / Миронов — Горячева». Как же человек может не уметь считать до одного, но уметь считать до двух? Тогда уж надо писать Миронов — Горячева (вдвоем). Или там: на пару. Дуэтом. В две каски. Да как угодно. Было бы логично, если бы так: по умолчанию — на троих, а другие случаи особо оговариваются. Мне было интересно, неужели это будет и в бюллетенях? Все же нет.

А если серьезно, тут все не так просто. Все, кому я рассказывала про это «Путин (единолично)», ужасно смеялись.

Между тем во фразе Путин единолично возглавит список «Единой России» нет ничего особенно смешного. Лингвистически, я имею в виду.

Наречие единолично имеет довольно сложное значение. Можно сказать: В этом случае судья принимает решение единолично. Или: Он единолично распоряжается имуществом фонда. В смысле, не коллегиально. Но ведь нельзя же: Стрелочник будет отвечать за все единолично или Он выпил бутылку водки единолично. Тут надо сказать: в одиночку. Нельзя: Я там был единолично (в смысле, без жены). Тут скажут Я был один. И нельзя: Я сидел на кухне единолично (надо — в одиночестве). Не скажут и играть на скрипке единолично (тут надо — соло). Итак, можно единолично решать, но нельзя единолично быть. Поэтому единолично возглавляет список еще ничего, а вот когда в этом самом списке при фамилии стоит слово единолично, это выглядит невероятно забавно. И вызывает стандартную реакцию: Ага, он единоличник!

Вот, кстати, тоже хорошее слово.

Я вспоминаю историю, как одно время патриотически настроенные депутаты пытались изъять из языка чуждое слово фермер и заменить его на родное — единоличник. Не получилось.

А ведь единоличник, как и фермер, — это крестьянин, который, во-первых, не является наемным работником, а во- вторых, не является членом какого-либо сельскохозяйственного коллектива, работает самостоятельно. Мешает, однако, оценочный потенциал слова. В «Толковом словаре русского языка конца XX в.» слово единоличник имеет помету «неодобр.». Действительно, в советское время это слово ассоциировалось с чем-то отсталым и даже антиобщественным (хотя и не в такой степени, как, скажем, кулак).

Это, конечно, поддерживалось тем, что в этом слове даже дважды выражена идея «индивидуализма» (один + лицо), а в русской крестьянской культуре традиционно существовали такие ценности, как мир и община.

В разговорной речи слово единоличник могло даже образно употребляться в значении «жадина, эгоист». Показателен эпизод из известного фильма «Девчата»: героиня Надежды Румянцевой, воспитанная в детском доме, не задумываясь, берет из тумбочки чужие продукты и ест. Когда же другая девушка делает ей замечание, она возмущенно отвечает: «Единоличница!»

Я думала, что это значение уже ушло из языка вместе со всей культурой истерического коллективизма. Но говорят, что в дворовом футболе до сих пор в адрес игрока, который пытается сам бить по воротам, когда надо отдать пас, можно услышать гневное: «Единоличник хренов!»

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

А. Ю. Веселова (Санкт-Петербург) «Скромная слава»: из истории возрождения Богородицкого архитектурного ансамбля

Из книги Геопанорама русской культуры: Провинция и ее локальные тексты автора Белоусов А Ф

А. Ю. Веселова (Санкт-Петербург) «Скромная слава»: из истории возрождения Богородицкого архитектурного


2. Романтический текст как элемент идиолектного ансамбля текстов

Из книги Психодиахронологика: Психоистория русской литературы от романтизма до наших дней [Maxima-Library] автора Смирнов Игорь Павлович

2. Романтический текст как элемент идиолектного ансамбля текстов 2.1.1. «Вечер накануне Ивана Купалы» («ВНИК») отличается от «СЯ» тем, что здесь представитель будничной среды делается настоящим подручным дьявола: он не имеет состояния, нужного для женитьбы, теряет