Глава 23 Золотой телец. (Шмот, 32)

Глава 23

Золотой телец. (Шмот, 32)

Когда мне говорят, что было бы легче поверить в Б-га, если увидеть чудо собственными глазами, я отсылаю к 32-й главе Шмот. Ни одно поколение в истории не имело более благоприятной возможности поверить в Б-га, чем израильтяне в пустыне. Недавно освобожденные рабы только что были свидетелями Десяти казней, спаслись благодаря чудесному рассечению вод Красного моря и воочию видели Б-жью славу на горе Синай. Тем не менее, пока Моше сорок дней находился на Синае, они успели удариться в массовую панику.

Евреи окружили брата Моше Аарона (см. гл. 24) и стали требовать, чтобы он «сделал им бога». Аарон попросил их отдать ему все свои сокровища (возможно, надеясь, что это заставит их одуматься, — впрочем, тщетно). Вскоре набралось столько драгоценного металла, что Аарон смог сделать из него «тельца литого» — золотого тельца. Евреи окружили идола, заявляя: «Вот бог твой, Израиль, который вывел тебя из страны Египетской!» (Шмот, 32:4). Это исповедание веры («вот бог твой, Израиль») довольно странно. Ясно, что израильтяне не могли считать тельца активно действующим божеством. Не мог же идол, которого они только что смастерили, вывести их из Египта? Скорее всего, они хотели немедленно получить материального посланника Б-га взамен отсутствовавшего Моше и именно эту роль отвели тельцу. Подозреваю, впрочем, что дело тут не в одной панике из-за исчезновения Моше.

Религиозные предписания, наложенные на евреев после исхода, могли многим показаться слишком суровыми, слишком многое запрещающими. Смысл стиха «и поднялись веселиться» (Шмот, 32:6) в том, что народ устроил оргию. Б-г пришел в ярость. Он упрекал Моше: «Развратился народ твой, который ты вывел из страны Египетской» (ШмоТ, 32:7). Он хочет уничтожить Израиль и произвести от Моше для водительства другой, лучший народ. Моше напоминает Б-гу, что Он обещал патриархам отдать Кнаан именно их потомкам. Б-г смягчается, и Моше сходит с горы, неся скрижали с Десятью заповедями (см. гл. 22). При виде неистового разгула в лагере израильтян он приходит в ярость. Моше бросает и разбивает скрижали, перекаливает в огне золотого тельца и заставляет израильтян выпить получившийся прах с водой. Левиты (единственное племя, которое не осквернило себя поклонением золотому тельцу) обнажают свои мечи и убивают три тысячи грешников. Когда Моше гневно требует от брата объяснить его роль в изготовлении тельца, Аарон снимает с себя ответственность, заявляя, что просто бросил золото в огонь «и вышел телец этот» (Шмот, 32:24), — защита не очень убедительная.

В конце этой истории Моше снова беседует с Б-гом и просит у Него прощения за грехи израильтян; «если же нет (прощения), то сотри и меня из книги Твоей, которую Ты писал» (Шмот, 32:32). Б-г успокаивает Моше, обещая-наказать лишь тех, кто действительно согрешил. Инцидент с золотым тельцом показывает, что вера израильтян в период их сорокалетнего пребывания в пустыне еще не была прочной; ее можно охарактеризовать как проявление синдрома «А что ты мне хорошего сделал?».

По малейшему поводу евреи отворачиваются от Моше и от Б-га, и Б-г наконец заключает, что народ, выросший в рабстве, не годится для страны свободных людей. Легче было вывести людей из Египта, чем вытравить Египет из людей. Б-г заявляет Моше, что все поколение освобожденных рабов должно умереть, прежде чем их потомки смогут войти в Кнаан (см. «Двенадцать соглядатаев»). Лично меня история с золотым тельцом убеждает, что у большинства людей вера существует вне зависимости от того, что для них совершает Б-г.

Хотя каждое обещание Моше, данное им от имени Б-га, выполнялось, этого не хватило, чтобы те евреи остались верны Б-ry больше сорока дней, да и мы явно не слишком отличаемся от них.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава четвертая. Золотой век энеолита (древние земледельцы)

Из книги Язычество древних славян автора Рыбаков Борис Александрович

Глава четвертая. Золотой век энеолита (древние земледельцы) Переход от охотничьего, присваивающего хозяйственного комплекса к производящему земледельческо-скотоводческому означал крупнейший переворот во всей жизни человечества, в том числе, естественно, и в сфере


Глава 20 ЗОЛОТОЙ ПЕТУШОК

Из книги Завет внуку автора Гейченко Семен Степанович

Глава 20 ЗОЛОТОЙ ПЕТУШОК Зима на пушкинской земле бывает капризная — «то как зверь она завоет», то такими снежными сугробами все занесет, что еле-еле доберешься до Михайловской усадьбы. У дома Пушкина сугробы высотою в два метра и выше. Холодно. Куда-то попрятались все


Глава 15 Несгораемый куст. (Шмот, 3:2–3). «Я Сущий, который пребудет / Эгье ашер эгье» (Шмот, 3:14)

Из книги Еврейский мир автора Телушкин Джозеф

Глава 15 Несгораемый куст. (Шмот, 3:2–3). «Я Сущий, который пребудет / Эгье ашер эгье» (Шмот, 3:14) Еще во время своего пребывания в Мидьяне Моше зарабатывал на жизнь, став пастухом своего тестя. Однажды из огня, охватившего купину — куст терновника, перед ним предстает ангел


Глава 16 «Отпусти народ мой / Шалах эт ами». (Шмот, 7:16)

Из книги Китай: краткая история культуры автора Фицджеральд Чарльз Патрик

Глава 16 «Отпусти народ мой / Шалах эт ами». (Шмот, 7:16) Возможно, самый знаменитый политический лозунг в истории — это обращенное к фараону требование Моше: «Отпусти народ мой!» С тех пор в течение трех тысячелетий оно неоднократно использовалось угнетенными группами. Оно


Глава 17 Десять казней. «Отягченное сердце» Фараона. (Шмот, 7–12)

Из книги Еврейский ответ на не всегда еврейский вопрос. Каббала, мистика и еврейское мировоззрение в вопросах и ответах автора Куклин Реувен

Глава 17 Десять казней. «Отягченное сердце» Фараона. (Шмот, 7–12) Действительная цель десяти казней египетских — не принуждение фараона освободить евреев, для чего хватило бы и последней десятой казни; их смысл состоит в демонстрации превосходства Б-га на египетскими


Глава 18 Переход через Красное море. (Шмот, 14)

Из книги Книги нашего детства автора Петровский Мирон Семенович

Глава 18 Переход через Красное море. (Шмот, 14) Казалось бы, одной десятой казни — смерти первенцев — достаточно, чтобы фараон был рад избавиться от еврейских рабов.Но уже спустя несколько часов после их освобождения он передумал и послал войска с приказом вернуть их.


Глава 21 Завет / Брит. «Все сделаем и будем слушать…» (Шмот, 24:7)

Из книги автора

Глава 21 Завет / Брит. «Все сделаем и будем слушать…» (Шмот, 24:7) В дни, предшествовавшие дарованию Десяти заповедей (см. гл. 22), Б-г велел Моше подготовить израильтян к церемонии, которая закрепит их взаимоотношения с Ним. Б-г также дал понять, что эти отношения будут основаны


Глава 27. Двенадцать соглядатаев. «Земля, текущая молоком и медом.» (Шмот, 3:17, 13:5; Бемидбар, 13:27)

Из книги автора

Глава 27. Двенадцать соглядатаев. «Земля, текущая молоком и медом.» (Шмот, 3:17, 13:5; Бемидбар, 13:27) Почему израильтяне странствовали по пустыне в течение сорока лет вместо того, чтобы сразу идти из Египта в Кнаан? Ведь первоначально Б-г действительно намеревался привести их в


Глава 91 Золотой век испанского еврейства

Из книги автора

Глава 91 Золотой век испанского еврейства X–XII века известны как Золотой век испанского еврейства. В тот период многие евреи занимали высокие правительственные посты, еврейская религиозная и культурная жизнь процветала.На протяжении Золотого века большую часть Испании


Глава 257 «Око за око» (шмот, 21:24)

Из книги автора

Глава 257 «Око за око» (шмот, 21:24) Если можно говорить о «низости» библейских образов, то самым низким был бы «око за око». Он обычно приводится для доказательства сути Танаха с его этикой мщения и противопоставляется более высокой новозаветной этике прощения. «Око за око»


Глава 258 «Ибо пришельцами вы были в стране египетской» (Шмот, 22:20; Ваикра, 19:34; Дварим, 10:19)

Из книги автора

Глава 258 «Ибо пришельцами вы были в стране египетской» (Шмот, 22:20; Ваикра, 19:34; Дварим, 10:19) Как правило, жертва жестокости не склонна прощать. Дети, с которыми плохо обращались, часто вырастают в жестоких родителей. Но Тора настаивает, чтобы человек на опыте своего прошлого


Глава XVI. "Золотой век" поэзии

Из книги автора

Глава XVI. "Золотой век" поэзии До периода Тан китайская поэзия отставала от литературы в целом. В классический период был составлен "Ши цзин" — антология песен, стихов и ритуальных гимнов. В глазах конфуцианского ученого "Книга песен" в любом случае всегда стояла бы выше