Островок кенсингтонского сада, или «Не хочу – не буду!»

Островок кенсингтонского сада, или «Не хочу – не буду!»

МНЕ ДУМАЕТСЯ, МОЖЕТ, И ВСЕ МЫ СМОГЛИ БЫ ЛЕТАТЬ, ЕСЛИ БЫ БЫЛИ СТОПРОЦЕНТНО УВЕРЕНЫ, ЧТО СМОЖЕМ…

ПОТОМУ ЧТО ВСЯКИЙ, КТО УСОМНИТСЯ В СВОЕМ УМЕНИИ ЛЕТАТЬ, ПОТЕРЯЕТ ЕГО НАВСЕГДА. ИМЕТЬ ВЕРУ – ЭТО ПОЧТИ ТО ЖЕ САМОЕ, ЧТО ИМЕТЬ КРЫЛЬЯ.

Дж. Барри. Питер Пэн в Кенсингтонском саду

Второй поворот направо, а дальше прямо до самого утра.

Вот такой смешной адрес дал еще один летающий «звездный мальчик» – англичанин Питер Пэн. Помните, в первой книге «Знаете ли вы свои любимые сказки?» речь уже шла о Звездном мальчике из сказки О. Уайльда и Маленьком принце, созданном А. де Сент-Экзюпери? Однако «летающий мальчик», о котором сейчас пойдет речь, на пару десятков лет моложе уайльдовского героя, но и на сорок лет старше принца Экзюпери. Он появился в то время, когда ХХ век только зарождался и весь мир был окрашен в радужные цвета предвкушения и ожидания чего-то будуще-прекрасного, как говаривал еще один великий англичанин-парадоксалист Г. Честертон – «в цвета радостного бурлеска». Вот и наш новый герой оказался заправским озорником, даже не представляющим себе, что в его мире могут существовать тоска, нищета и болезни, как в мире уайльдовского Звездного мальчика, а уж тем более войны, которые познает потом Маленький принц из сказки военного летчика. Хотя, наверное, и юный Питер Пэн уже подозревал, что в мире «праздника жизни» возможны некие катаклизмы и неприятности. Недаром же он отказался входить в мир взрослых – он намеренно отказывается взрослеть! И еще – Питер Пэн умеет летать и быстро учит этому других детей. И тогда «они поднимаются в небо и делаются маленькими, как звезды».

Дж.М. Барри

Историю этого мальчишки, возмутителя взрослого спокойствия, рассказал английский писатель Джеймс Мэтью Барри (1860 – 1937) – журналист, драматург, автор критических статей по музыке и искусству. Но всемирное признание ему принесли сказки о приключениях Питера Пэна.

• Первую историю о мальчике, умеющем летать, но не умеющем взрослеть, Джеймс Барри (к тому времени уже довольно известный как журналист и даже автор нескольких пьес, успешно поставленных в театре) сочинил для своих крошечных приятелей-мальчишек, с которыми познакомился, гуляя в Кенсингтонском саду (иначе – парке). Трое неунывающих и хулиганистых мальчишек – Джордж, Джек и Питер – носились по аллеям, убегая от нянюшки. Юные хулиганы были практически погодки – от 7 до 10 лет.

• Вскоре Барри познакомился и с родителями сорванцов – четой Ллевелин-Дэвис – Сильвией и Артуром. Отец семейства слыл уже известным адвокатом, а мать, красавица Сильвия, происходила из известного рода Дюморье, который дал Англии знаменитых актеров, художников и писателей.

Почему фамилия Дюморье кажется вам знакомой, дорогие читатели?

Кто верно ответит на вопрос, и сам станет ЗНАМЕНИТЫМ!

Ответ вот какой: надеюсь, вы прекрасно знаете книги легендарной писательницы Дафны дю Морье. Это она написала один из лучших детективных романов мира – завораживающую «Ребекку» и мистический роман «Птицы», по которому знаменитый Альфред Хичкок поставил свой фантастический триллер.

Так вот Дафна дю Морье (1907 – 1989) приходилась Сильвии Дэвис родной племянницей. Конечно, культовая писательница родилась уже после знакомства писателя Джеймса Барри с ее тетей. Но Дафна частенько упоминала, что «фантастические краски в нашу семью принес первым дядя Джеймс, познакомившийся с сорванцами дяди Дэвиса».

Итак – трое мальчишек, один из которых как раз и носит имя Питер, подсказали молодому литератору образ Питера Пэна. Впрочем, познакомившись с их семьей поближе, Барри обнаружил, что сыновей у четы Дэвис еще больше – пятеро. Просто Майклу и Николасу всего 3 и 2 года соответственно. И их еще не берут запускать бумажных змеев в Кенсингтонский парк.

Обнаружилось и еще нечто – Барри крепко сдружился с адвокатом Артуром и… влюбился в его жену Сильвию. Конечно, это тайная, абсолютно чистая и благородная любовь. Больше того, Барри вот уже лет десять женат на актрисе Мэри Энеселл, когда-то сыгравшей главную роль в одной из его первых поставленных пьес. Но брак не сложился, детей не было. Зато осталось огромное разочарование от угасшего чувства. Актриса и драматург уже давно жили порознь. Да и драматургом Барри оказался не слишком уж востребованным, так что актрисе не было нужды за него держаться.

И вот – Сильвия. Спокойная, выдержанная, нежная мать семейства. На шесть лет моложе тридцатисемилетнего Джеймса. И ее пятеро сорванцов, вернувших писателя в игры и фантазии детства. Любовь и возвращение детства – невероятный подарок судьбы для литератора, про которого в тридцать семь лет все еще говорят, что он подает надежды.

Должно быть, Судьба все так и задумала, ведь тот, кто потерял и любовь, и детство, еще острее чувствует их ушедшую прелесть. В 1904 году появилась пьеса «Питер Пэн, или Мальчик, который не хотел вырастать», вполне успешно поставленная. А затем в 1906 году – волшебная повесть «Питер Пэн в садах Кенсингтона» (иначе – в Кенсингтонском саду/парке – переводы разные. В оригинале – Peter Pаn in the Kensington Gаrdens). Барри не стал здесь мудрствовать. Главным героем повести оказался все же не сам Питер Пэн, а скорее даже… Кенсингтонский сад. Это о нем упоенно рассказывает автор, отмечая все его детские достопримечательности, места для игр, озерки и аллеи, рассыпая на страницах повести чисто детские легенды и фантазии о старинном королевском саде или парке (это как назвать) Лондона, где до сих пор стоит Кенсингтонский дворец короля.

А. Рэкем. Иллюстрация к сказке «Питер Пэн в Кенсингтонском саду»

Вопросы для всезнаек

А кто вспомнит – что за Кенсингтонский дворец такой?

Это дворец в западной части Лондона. Он возник там как загородный особняк, когда место считалось еще пригородом столицы. И только при Вильгельме Третьем Оранском в конце XVII века его перестроили в дворцовую резиденцию. Перестройку осуществил замечательный английский архитектор Кристофер Рен.

Сад же вокруг дворца был разбит при королеве Анне в 1704 году. С конца XVIII века он стал доступен для общих прогулок.

• В 1696 году в Кенсингтонском дворце английского короля посетил сам… Петр Первый.

• 24 марта 1819 года в Кенсингтонском дворце родилась будущая английская королева Виктория.

• В 1981 году хозяйкой дворца и парка стала принцесса Диана после свадьбы с принцем Чарльзом.

• После свадьбы их старшего сына принца Уильяма и Кейт Миддлтон (29 апреля 2011) Кенсингтонский дворец стал их первой официальной резиденцией.

Вот какой невероятной истории сад описывает Барри в своей книге. Но уже тогда это вполне общедоступный сад – однако со своими вековыми традициями, мифами и легендами. Это сюда теперь ходят гулять и играть дети со всего Лондона, здесь живет волшебный народец фейри (феи и эльфы), здесь же на острове посреди озера Серпентайн обосновались славные птички, разносящие детишек в семьи жителей столицы и окрестностей. И это, как ни странно, не аисты – а птички всех мастей. А руководит же всей этой тайной и волшебной жизнью Кенсингтонского сада мудрый ворон Соломон.

Вот сюда-то, на остров будущих детей на озере Серпентайн, и попадает Питер Пэн. Ему от роду всего… семь дней. Но ему уже надоело жить среди взрослых, и он сумел улететь через открытое окно в Кенсингтонский сад. Он пожил и среди птиц, и среди фей, сумел многому научиться, но в одном остался верен себе – ни за какие коврижки не желал становиться взрослым.

Смеяться можно и с умом – то есть узнавая через смех нечто еще неизвестное. Открываем книгу «Питер Пэн», изданную у нас в 2002 году. Здесь чудесные старинные иллюстрации художника Артура Рэкема (Рекхема), нарисованные еще для первого издания книги в 1906 году и очень понравившиеся самому Барри. Читаем:

«Еще одна фея сидела, покачиваясь, в садовом кресле-качалке… Но при первых же звуках голоса Питера испуганно спряталась за распустившимся тюльпаном».

Смотрим иллюстрацию рядом – крошечный волшебный человечек явно мужского рода, одетый в брючки и сползшие носки, испуганно выглядывает из-за цветка тюльпана. Неужто фея такая смешно-уродливая – еще и с длинным носом и в очках на лбу? А мы-то думали, что все феи юны и прекрасны!

А. Рэкем. Иллюстрация к сказке «Питер Пэн в Кенсингтонском саду»

И правильно думали! Феи – они только такие. Красавицы. Но ведь по-английски фейри – это и феи, и все другие маленькие существа волшебного мира. То есть Барри писал просто о волшебном человечке, сидевшем в кресле-качалке, иллюстратор Рэкем изобразил его эльфом-старичком – кому же еще отдыхать, покачиваясь в кресле-качалке? Но вот наши переводчики не обратили внимания на иллюстрацию и перевели буквально: фейри – значит фея.

Ну разве не смешно получилось?

Однако в жизни у Барри и семейства Дэвис случилось грустное событие. Артур Дэвис скоропостижно умер от рака. Сильвия осталась с пятью пацанами одна. Конечно же Джеймс был рядом. Он развелся с женой-актрисой и переехал в дом Дэвисов. Смелый поступок по тем временам. Они постеснялись зарегистрировать свой брак. Дети так и остались Дэвисами, но Барри получил над ними опеку. Тем более что скоро произошло вообще немыслимое горе – умерла и Сильвия. Это случилось спустя три года после смерти Артура – в 1910 году. И вот тогда-то Барри вновь обратился к образу Питера Пэна – ведь этот мальчишка НИКОГДА бы не смог умереть. В 1911 году писатель переработал свою пьесу во вторую сказочную повесть «Питер и Венди». Но вот так уж вышло – читая эту сказку о ВЕЧНОМ мальчике, постоянно слышишь какие-то тревожные интонации, приходящие в сказку из реальной жизни, где любовь умирает, а детство покидает людей.

Впрочем, мало кто знает, что и первая сказка о Питере Пэне сочинялась не в беззаботно-сказочном пространстве. Знаете, кому она посвящена, хотя потом Барри и снял это посвящение?

Историю о крошечном Питере Пэне Барри посвятил своему братишке – тоже, между прочим, Питеру, который умер за день до того, как ему должно было бы исполниться 14 лет. Старшему брату, навсегда оставшемуся ребенком…

Словом, не все так просто с этим вечным детством… Получается, не только братья Дэвис – прообразы Питера Пэна, но и оставшийся навсегда в детстве брат Барри Питер.

• Образ мальчика, не желающего вырастать и убегающего из мира взрослых, появился в творчестве Джеймса Барри задолго до книг о Питере Пэне. Конечно, там не было ни неугомонного характера Пэна, ни прорисовки образа, но идея уже существовала. В раннем романе «Томми и Гризел» упоминается мальчик, который потерялся и весьма рад этому, поскольку считает, что если его вернут в семью, то заставят вырасти, а ему не хочется заниматься взрослыми делами.

• В 1902 году Барри издал детскую книжку «Маленькая Белая Птичка», где тоже есть рассказы о мальчике, который не хочет вырастать. Потом многие из ее глав перекочевали (с соответствующей переработкой) в книгу «Питер Пэн в садах Кенсингтона». Как раз к изданию 1906 года и нарисовал свои иллюстрации Артур Рэкем. Стоит добавить, что Рэкем был признанным иллюстратором «волшебно-реалистических» сказок. Это он создал классические рисунки к книгам «Ветер в ивах» и «Алиса в Стране чудес».

После выхода в свет «Питера и Венди» (1911) на Барри прямо-таки обрушилась слава. Уже в 1913 году он произведен в баронеты (что весьма почетно в Англии), через несколько лет награжден орденом «За заслуги» (еще более почетно). Потом он удостоился многих университетских наград и почетных должностей. Оказалось, что его забавные истории с нужной долей волшебства, озорства и иронии о мальчишке, сумевшем остановить свое время и навсегда остаться ребенком, интересны не только детям, но в БОЛЬШЕЙ степени взрослым.

Смотрите – о чем сказка «Питер и Венди». Здесь герою уже не семь дней от роду, но семь лет. И он узнал, что должен вырасти, пойти в школу, затем – на работу в контору. Это и называется «стать взрослым». Но вот как раз этого делать он и не хотел. И потому нашел выход – удрал от мамы, то есть от мира, где неизменно взрослеют. Улетел на волшебный остров и… навсегда остался маленьким. Чтобы не было скучно, подобрал еще шестерых мальчишек, стал их командиром. Они весело жили на волшебном острове. Ни уроков, ни книжек, ни нотаций от взрослых. Зато на острове были пираты, с которыми они сражались, и краснокожие индейцы, с которыми дружили. Словом, все шло прекрасно. Но только не было мамы.

И тогда изобретательный Питер решил слетать за девочкой, чтобы она жила с ними и стала их мамой. Так он и появился в окне славной девчушки Венди. Почему Питер выбрал именно ее – неизвестно. Но Венди, полностью им очарованная, быстренько научилась летать и отправилась на волшебный остров. Правда, пришлось прихватить и ее младших братьев – Джона и Майкла. Согласитесь, странный поворот истории о детстве, свободном от взрослых. А может, правильный? Ведь, в сущности, какое же детство без мамы?

Приписывается С. де Ивановски. Мод Адамс в роли Питера Пэна

Правда, поражает чисто мальчишеский авторский подход. Мальчишки могут озорничать, проказить и быть детьми. Девочка же, в представлении Барри, – всегда мама. Даже когда ей еще мало лет. Просто тогда она – маленькая мама. Вот и Венди не только ухаживает за мальчишками – стирает, моет, зашивает одежду, лечит, утешает, рассказывает сказки на ночь, но и приводит весь выводок домой к своим родителям, которые на радостях возвращения троих родных детей усыновляют и шестерых других. Правда, беззаботному свободолюбивому Питеру удается вовремя смыться – улететь на свой остров. Но каждый год он будет прилетать к Венди, потом к ее дочке, потом к внучке. И все они будут свободно летать, как звездочки, пока будут детьми, и потеряют эту способность, став взрослыми. А Питер Пэн сможет летать вечно.

Странную, спорную сказку написал Барри. То ли очень простую. То ли сложную. Ее начало напоминает фантастически-правдоподобные повести, например, Рождественские сказки Чарлза Диккенса. Действие разворачивается в обычной лондонской семье. Папа – мистер Дарлинг – работает в банке, вечно подсчитывает деньги и знает, что такое «проценты и акции». Мама же возится с тремя детьми и пытается устроить дом поуютнее, несмотря на то что фунтов, шиллингов и пенсов вечно не хватает.

Эта ситуация вам ничего не напоминает? Папа – банкир/акционер, мама почти не справляется с тремя детьми… Вспоминайте же!

Кто правильно вспомнит, у того в семье всегда будет и достаток, и порядок!

А. Рэкем. Иллюстрация к сказке «Питер Пэн в Кенсингтонском саду»

Вспомнили? Правильно – почти в такую же семью прилетит на зонте Мэри Поппинс – главная няня всех времен и народов, няня Совершенство. Думается, это симптоматично, что семьи, описываемые Барри и Памелой Треверс, – похожи. Наверное, именно такая семья типична для Англии.

В сказке Барри в семье мистера и миссис Дарлинг (супруги Дорогуши, Любимые), их дочери Венди и двух малолетних сыновей тоже работает нянька. Но какая! В няньках здесь служит большая черная собака – водолаз Нэн. И причина тому – весьма прозаическая. Папа взял ее в услужение потому, что это намного дешевле, чем брать «человеческую» няню. Так что обычная английская семья еще не потеряна для фантазий и волшебства. Может, поэтому здесь и появляется Питер Пэн?

А. Рэкем. Иллюстрация к сказке «Питер Пэн в Кенсингтонском саду»

Но может, вся эта история – просто сказка-сон? Ведь Венди встречает Питера, уже почти заснув. И может, все это ей только снится? Еще «Питер Пэн» воспринимается как сказка-приключение. А сам фантастический полет героев в волшебную страну становится предвестником жанра фэнтези. Эта сказка может прочитываться и как гимн беззаботному детству, которое не хочет взрослеть. И тогда «Питер Пэн» становится сказкой философски-поэтической. Да и сам Питер Пэн многолик. То он озорной, жизнелюбивый «приятель» еще одного записного фантазера – Тома Сойера. То – грустный и беззащитный мечтатель, беспокоящийся за свой остров, как Маленький принц за свою оставленную планету. То – юный предок хитровато-обаятельного летуна по крышам Карлсона.

И, как все эти непоседы, проказник Питер Пэн не предупреждает, когда появится и когда исчезнет. Вы можете прождать всю жизнь и все равно не угадаете.

Так, может, Питер Пэн – просто выдумка одинокой Венди, как Карлсон – грустного Малыша? Или, может, Питер – мечта девочки, пусть и невольная, о своем мальчике-идеале, который когда-нибудь появится? Но тогда это – сказка о любви и одиночестве.

Оказалось, что прочтение у всех разное.

Конечно, волшебство и приключения. Какие, оказывается, тайны можно найти в обычном месте, куда каждый день ходишь гулять! И если в Кенсингтонском саду так много разных секретов и волшебных историй, которые старшие дети увлеченно рассказывают младшим, то ведь и в другом месте, где гуляют дети, тоже, наверное, можно сыскать множество тайн и узнать много историй.

Вы никогда не пробовали разузнать что-нибудь о том парке, куда часто ходите, или о той улице, на которой стоит ваш дом? А ведь наверняка сыщется много интересного!

А какие приключения могут поджидать кругом! Вот Питер Пэн видел фей и русалок, сражался с пиратами и строил себе дом на необитаемом острове. И ведь он подружился с феями, с мудрым вороном Соломоном и победил пиратов! Если он смог – мы тоже сможем. Надо только не становиться такими унылыми и вечно чем-то занятыми, как окружающие взрослые. И кто знает, если ИГРАТЬ в жизнь, как Питер Пэн, может, и удастся пусть не остаться ребенком, но хотя бы жить каждый день как в праздник. И пусть будет семь праздников на неделе, как у Пэна было семь волшебных суббот!

Для взрослых читателей это ностальгическая книга. Та, что о потерянном детстве. Но зато она дает возможность туда ВЕРНУТЬСЯ, хотя бы на то время, пока листаются страницы. Эта книга для взрослых, вздыхавших по тем временам золотого детства, когда они ходили в коротких штанишках и платьицах с воланчиками. Ибо история эта одновременно озорная и веселая для детей, но трогательно-грустная для взрослых.

Но, дорогие взрослые! На самом деле люди взрослеют не «в телах», а в мыслях. И если вы мыслите о себе, о жизни, об окружающих радостно, увлеченно, любопытно и даже чуточку авантюрно, никаким годам за вами не угнаться. Вы всегда будете нести в себе частицу неунывающего и счастливого детства. А значит – будете счастливы и радостны. И разве у вас не может быть семь суббот счастья на неделе?!

Вполне может. Ведь главное то, как вы сами станете воспринимать каждый свой день.

Споры о феномене Питера Пэна не утихли и до сих пор. Почитатели пишут о нем книги, ставят фильмы и спектакли. Впрочем, как обычно, многое перевирают, как в известном голливудском фильме «Волшебная страна» режиссера Марка Фостера. И хотя фильм называется «биографической картиной о создателе Питера Пэна», от реальной биографии Барри там мало что осталось. И вот поразительно – эта фантастика была номинирована на «Оскар» в номинации «Лучший сценарий». Воистину голливудская клюква – и этим все сказано!

А вот детские психологи и педагоги предпочитают вспоминать о Питере Пэне как можно реже. Для них, истинно взрослых, он – неприличный мальчик. Он умеет летать. Он не хочет становиться взрослым. Он будоражит детей, вкладывает в их головы глупые фантазии, подбивает на неповиновение взрослым. Странная, спорная сказка…

Но как же невероятно притягательно и весело жить по простым детским законам, осознанным Питером Пэном, – «Если не хочу – то и не буду!». Это взрослые должны делать над собой усилия под названием «Я должен – мне надо». А дети еще вполне могут покуролесить, повеселиться, пофантазировать в стране-острове Нетландии (Neverlаnd).

У названия этой загадочной страны масса переводов. Укажем некоторые самые-самые:

• Нетинебудет (перевод И. Токмаковой).

• Гдетотам (перевод Б. Заходера).

• Небывалый остров, Нигдешний остров (Н. Демурова).

• Нигденибудь (Интернет).

• Небывалка (там же).

• Нехочунебуду (там же).

• Нигденебуду (там же).

Кто придумает еще больше названий для волшебной страны Питера Пэна – тот и выиграет!

Ну а теперь СЕРЬЕЗНО

Собственно, Барри писал о том, что человек не хочет терять черты детства – природную веселость, живость, склонность к игре и полету фантазии. Теперь, спустя век, видно и другое. Надвигались тяжелые времена. Человек не хотел взрослеть – не хотел брать ответственность за себя, за других, за весь этот страшный мир, который через несколько лет развяжет Первую мировую войну. Ну а потом, как известно, будут революции, колониальные сражения. И в итоге жуткая Вторая мировая.

В лондонском Кенсингтонском саду стоит памятник Питеру Пэну. Это, наверное, все знают. Но кто знает, КАК он появился?

Хотите узнать неизвестное об известном?

Думаете, памятник мальчишке, не желающему входить в мир взрослых, поставили его восторженные почитатели? Ничуть не бывало!

Легкую и изящную бронзовую скульптурку «Мальчик, который не хочет взрослеть» создал скульптор Джордж Фрэмптон и установил ее в Кенсингтонском саду ночью 30 апреля 1912 года. Но заказана она была скульптору самим Джеймсом Барри, который хотел сделать весенний подарок детворе, гуляющей в Кенсингтоне.

За свой «подарок» писатель чуть не поплатился – его обвинили в саморекламе. Начался скандал. Прошло даже особое слушание в парламенте Англии. Но скульптура устояла. Дети и их родители стали дежурить вокруг нее, боясь, что беднягу Питера уберут из сада. Но все обошлось. Скандал, вспыхнув, утих сам собой, – Питер Пэн остался на своей любимой аллейке. Больше того – со временем скульптор сделал еще несколько отливок, и они перекочевали в сады и парки других городов – Ливерпуля, Брюсселя, Торонто и других.

А в 1929 году Джеймс Барри передал все права и гонорары за будущие издания всех «Питеров Пэнов» детской больнице на Грейт-Ормон-стрит в Лондоне (когда-то он и сам писал об этой больнице). У писателя не было детей. Сыновья же его любимой Сильвии уже выросли и, стоит сказать, не были сильно благодарны опекуну, который содержал их, а потом и помогал по жизни. Питер (!) даже обвинил Джеймса в том, что тот соблазнил его мать, то есть Сильвию. Барри пытался объяснить юноше, что после смерти их отца Джеймс и Сильвия не могли пожениться, не нарушая приличий. Но они устроили тихую помолвку. Но и тут судьба посмеялась над бедными влюбленными – Сильвия заболела и ушла из жизни, оставив своих мальчишек на любимого Джеймса. И Джеймс тянул их, как мог. И вот награда – Питер в возмущении обвинил опекуна в «попирании моральных устоев» и даже издал книгу на эту тему.

Что ж, дети, как и в сказках Барри, бывают жестокосердны. Они думают о своем. О том, что их «законы и мысли» главнее и лучше прежних законов и мыслей. Но ведь есть не только неблагодарные дети. Есть еще и больные. И им гонорары от издания сказок принесли бо?льшую пользу, чем чванливому юнцу Питеру, который, решив прославиться, выпустил книгу о своем «обожаемом отце», где он чуть не обвиняет в его смерти своего опекуна-сказочника.

Вот вам и сказочный «мальчик Питер»! Оказывается, вырастая, «мальчики» вполне адекватно вливаются в мир клеветы, злобы и неблагодарности.

Так стоит ли вырастать? И можно ли стать истинно творческим человеком и создать хорошую книгу, когда вырастешь? Ведь Питер Ллевелин-Дэвис заявил, что его книга гораздо «более реальная и взрослая, чем все глупенькие истории про детского летающего мальчишку». Только вот от чего-то известной книга не стала. Отчего бы?

Знаете, как решили эту проблему сказочники ХХ века?

Классик немецкой литературы Эрих Кёстнер в 1964 году написал сказку «Мальчик из спичечной коробки», а к сказке – предисловие:

«Большинство людей сбрасывают с себя детство, как старую шляпу, и забывают его, как ставший ненужным номер телефона. Но настоящий человек только тот, кто, став взрослым, остается ребенком».

Храните в себе детство.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

2. Полив сада

Из книги Эпоха Рамсесов [Быт, религия, культура] автора Монте Пьер


«Я не хочу быть чище и святее…»

Из книги Благодарю, за всё благодарю: Собрание стихотворений автора Голенищев-Кутузов Илья Николаевич

«Я не хочу быть чище и святее…» Я не хочу быть чище и святее, Чем родина моя. Нет, лучше смерть, нет, лучше нож злодея И мрак небытия, Чем причитания святош и стариц, И ектеньи ханжей, И укоризненный горе воздетый палец, И белый бред вождей. Кому судить, – в борении, в


Маленькие ключи от большого сада

Из книги Друг на все времена автора Келер Владимир Романович

Маленькие ключи от большого сада В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли... А. П. Чехов Приветливость– ...И обращение с другими,– сказал один читатель библиотекарше, которая не ответила на его приветствие. При этом он показал ей на плакат со


Корни темного готического сада

Из книги Школа гота автора Вентерс Джиллиан

Корни темного готического сада Так вы хотите больше узнать о готических клише и о том, откуда они взялись? Приведенные ниже сведения не претендуют на полноту, однако они могут стать отправным пунктом для ваших собственных исследований. Конечно, Леди Совершенство могла бы


4. «…И буду жить в своем народе!» (Поэзия Н. Рубцова) (8 класс)

Из книги Литературные вечера. 7-11 классы автора Кузнецова Марина

4. «…И буду жить в своем народе!» (Поэзия Н. Рубцова) (8 класс) ЦЕЛИ:1) расширение знаний учащихся о творчестве лирического поэта Н. Рубцова;2) воспитание чувства любви к родной земле.ОФОРМЛЕНИЕ ВЕЧЕРАФотографии Н. Рубцова, фотография памятника поэту в Тотьме, репродукции


Хочу быть странным

Из книги Сорок два свидания с русской речью автора Новиков Владимир Иванович

Хочу быть странным Помните культовую комедию шестидесятых годов «Берегись автомобиля»? Обаятельного следователя Максима Подберезовикова (артист Олег Ефремов) влюбленная в него девушка называет странным. Тот отнюдь не обижается и не без мужского самодовольства


«Я не буду вам объяснять, кто эти четверо…»

Из книги Паралогии [Трансформации (пост)модернистского дискурса в русской культуре 1920-2000 годов] автора Липовецкий Марк Наумович

«Я не буду вам объяснять, кто эти четверо…» Гениальность «Москвы — Петушков», пожалуй, состоит в том, что перед нами единственный в своем роде метафизический (или постметафизический?) детектив. Читателю предоставлен труп героя (или автора?), и от разгадки этого убийства


Глава первая «Я бедный ребенок, я хочу отправиться во Францию»

Из книги В. С. Печерин: Эмигрант на все времена автора Первухина-Камышникова Наталья Михайловна

Глава первая «Я бедный ребенок, я хочу отправиться во Францию» Перефразируя Толстого, можно сказать, что детство Печерина было самое простое и обыкновенное, но самое ужасное. Во всяком случае, именно сочетанием обыденности и уродства предстает оно в его


22.3 / Порнокапитализм де Сада

Из книги Параллельные общества [Две тысячи лет добровольных сегрегаций — от секты ессеев до анархистских сквотов] автора Михалыч Сергей

22.3 / Порнокапитализм де Сада Фурье освободил культ удовольствия от его связи с властью и классовой доминацией. Он сделал в своей утопии удовольствие политически революционным, а не радикально-реакционным, как в крамольной утопии своего явного предшественника де Сада.