Дворцовые интриги

Дворцовые интриги

Как ни хотел Борис примириться с Шуйскими, сделать этого ему не удалось. Митрополит Дионисий, как и Шуйские, не любил Годунова и был на их стороне. И Дионисий и Шуйские считали, что слабохарактерный Федор не может быть сильно привязан к Ирине или к Годунову, и тайно сговорились с купцами и некоторыми гражданскими и военными чиновниками от имени всего народа бить челом Федору и просить, чтобы он развелся с бесплодной Ириной, отпустил ее в монастырь и женился на другой, которая принесла бы наследника. Это хотели подкрепить смутой, по поводу пресечения династии Рюриков на троне. Но у Бориса было множество шпионов, доносивших ему обо всем, что происходит в государстве. Заговор был раскрыт, но Борис поступил великодушно. Он просто пытался доказать митрополиту, что развод — это беззаконие и что Федор еще может иметь детей от Ирины. Дионисий извинялся, дал слово за себя и за своих единомышленников не думать больше о разводе Федора и Ирины, а Годунов обещал не мстить.

И все же Годунов расправился с Шуйскими. По доносу одного из слуг Шуйских их объявили изменниками. Судом Шуйские были осуждены, несмотря на то, что купцы и слуги даже под пытками не подтвердили клеветы доносчика. Шуйских удалили. Главным преступником объявили князя Андрея Ивановича и сослали в Каргополь[144], князя Ивана Петровича — на Белоозеро; князя Скопина-Шуйского лишили наместничества в Каргополе, но разрешили жить в Москве. Многих дворян отправили в Вологду, в Сибирь, а московским купцам, участникам заговора против Ирины, Федору Нагаю и шестерым его товарищам отрубили головы. Митрополит Дионисий отказался от прощения, назвал Годунова клеветником и тираном и вместе с крутицким архиепископом Варлаамом был отправлен в монастырь.

В неволе были задушены два главных Шуйских, Андрей Иванович и Иван Петрович.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

2. Интриги македонского двора

Из книги Исторические байки автора Налбандян Карен Эдуардович

2. Интриги македонского двора А как Александр Македонский философа Каллисфена подставляет – восхищения достойно. Очень в стиле товарища Сталина.Сам Каллисфен бывает рудиментом просвещённой юности Александра. Ещё один ученик Аристотеля, которого сенсей отправляет в


Интриги

Из книги Повседневная жизнь восточного гарема автора Казиев Шапи Магомедович

Интриги Излюбленным занятием обитательниц гарема были интриги. Матери принцев и принцесс были поглощены заботами о будущем своих детей; те же, кто детей не имел, изобретали хитроумные способы понравиться султану, сделаться матерью и получить законное «повышение по


Дворцовые приемы

Из книги Царская работа. XIX – начало XX в. [litres] автора Зимин Игорь Викторович


Дворцовые выходы

Из книги Повседневная жизнь в Венеции во времена Гольдони автора Декруазетт Франсуаза


Гаремные интриги

Из книги Будни и праздники императорского двора автора Выскочков Леонид Владимирович


Интриги афинян

Из книги Два Петербурга. Мистический путеводитель автора Попов Александр


Дворцовые интриги

Из книги Русский Галантный век в лицах и сюжетах. Kнига первая автора Бердников Лев Иосифович

Дворцовые интриги Наиболее влиятельные сторонники Петра Алексеевича: Репнин, канцлер Головкин, Василий Долгоруков — при Екатерине от власти, так или иначе, были отстранены. Теперь взоры многих обращались к сыну того, кто был мучеником в их глазах, и это повлияло на


Свита играет короля: императорская свита, дворцовые гренадеры, конвой

Из книги Народ Мухаммеда. Антология духовных сокровищ исламской цивилизации автора Шредер Эрик

Свита играет короля: императорская свита, дворцовые гренадеры, конвой Императорскую главную квартиру составляли: Свита Его Императорского Величества, военно-походная канцелярия, Собственный Его Императорского Величества Конвой, рота дворцовых гренадер и лейб-медики.


ДВОРЦОВЫЕ ТАЙНЫ

Из книги Два лица Востока [Впечатления и размышления от одиннадцати лет работы в Китае и семи лет в Японии] автора Овчинников Всеволод Владимирович


Демон интриги. Сергей Салтыков

Из книги автора

Демон интриги. Сергей Салтыков “Нет ничего смешнее на свете женатого щеголя”, – говорили в Европе в XVIII веке. Однако применительно к России эта формула не работала: холостяк воспринимался в то время как нечто аномальное, выходившее за привычные рамки. И франты здесь