Армия XVIII века от Петра до Екатерины

Армия XVIII века от Петра до Екатерины

Петру досталась в наследство совершенно небоеспособная армия. По словам секретаря австрийского посольства Корба (1698-1699), это был сброд самых дрянных солдат. Но Северная война (1700 — 1721) все изменила. Из разрозненного ополчения армия превратилась в настоящую регулярную. К концу царствования Петра в регулярной армии числилось уже до 212 тысяч пехоты и конницы, 110 тысяч казаков и другой нерегулярной рати, не считая инородцев. Балтийский флот насчитывал 48 линейных кораблей, до 800 галер и других мелких судов с экипажем в 24 000 матросов. Генеральный штаб состоял из двух генерал-фельдмаршалов, князя Меншикова и графа Шереметева, а также из 31 генерала, в том числе 14 иноземцев.

Гвардейцы Петра носили темно-зеленые кафтаны немецкого покроя, низкие приплюснутые треуголки, а вооружены они были ружьями с привинченным штыком.

В.О. Ключевский отмечает, что Петр использовал армию и как орудие управления, распределив полки по 10 губерниям и возложив на них полицейские функции. В своем округе полковнику с офицерами вменялось в обязанность бороться с ворами и разбойниками, ловить беглых крестьян, пресекать кормчество и контрабанду, а также охранять уездных жителей. По согласованию с губернатором и воеводой они имели право отдавать под суд выборных комиссаров и даже доносить на воевод и губернаторов. А самым страшным был сбор подушной подати при содействии полков. Сенат и сановники уже после смерти Петра говорили, что бедные мужики впадали в ужас от одного только проезда офицеров и солдат, которые брали у крестьян последнее.

Во времена Екатерины русская армия была сильнейшей в Европе. Войны с Турцией, Швецией и Польшей прославили царствование Екатерины. Однако, согласно К. Валишевскому, в ее армии к концу царствования сложились отношения, когда главнокомандующие пользовались почти диктаторской властью. Полковники командовали своими полками, как поместьями, используя людей и казенные деньги на их содержание по своему усмотрению. Солдат кормили плохо, госпитали находились в неудовлетворительном состоянии, а гражданское население подвергалось произволу. Рекрутов не обучали. Главным был внешний лоск. Клинок мог быть ржавым, зато ножны должны были быть начищены до блеска.

В гвардии императрицы кроме парадного мундира не осталось ничего военного. Блестящие латы надевались на военные парады, а круглый год гвардейцы ходили в сопровождении своих денщиков, которые носили за ними их сабли.

Лагерная жизнь генералов проходила в роскоши и разврате. Дисциплина в армии была подорвана. Павел I как-то сказал отцу одного молодого дворянина, который был записан сержантом Преображенского полка: «Остерегайтесь, сударь, посылать туда вашего ребенка, если вы не хотите, чтобы он развратился».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Питейный дом XVIII века в Вятке.

Из книги Повседневная жизнь русского кабака от Ивана Грозного до Бориса Ельцина автора Курукин Игорь Владимирович


Австрийская литература XVIII века

Из книги Избранное: Феноменология австрийской культуры автора Михайлов Александр Викторович

Австрийская литература XVIII века Австрийская литература, как и вся культура, находилась в течение XVIII века в сложном положении. Ее специфические черты, постоянно осуществлявшееся в австрийской культуре единство искусств (их «синтез»), ее способность схватывать реальную


Глава 22. Россия XVIII века

Из книги Быт и нравы царской России автора Анишкин В. Г.

Глава 22. Россия XVIII века Засилие немцев в России в XVIII веке. ? Москва начала XVIII века. ? Армия XVIII века от Петра до Екатерины. ? Торговля. ? Церкви Вологды — украшение России. ? Российское изобилие. ? Поворот к пышности и изяществу. ? Перемена в генеалогии дворянства. ? Церковь и


Москва начала XVIII века

Из книги Дворцовые перевороты автора Згурская Мария Павловна

Москва начала XVIII века Де Невилль[211] говорит, что в конце XVII в. в Москве насчитывалось около 500 тысяч жителей. О Москве начала XVIII в. иностранцы пишут, что в ней никогда не было так много каменных строений, как в это время. Она была обширна и продолжала строиться.Условно можно


XVII–XVIII века

Из книги Метафизика Петербурга. Историко-культурологические очерки автора Спивак Дмитрий Леонидович


Архитектурный текст Петербурга XVIII века

Из книги Исследования в консервации культурного наследия. Выпуск 3 автора Коллектив авторов

Архитектурный текст Петербурга XVIII века Общее положение об усредненном в стилевом отношении облике раннего Петербурга не отменяет того, что отдельные предложения и абзацы его архитектурного текста были написаны с немецким акцентом, вполне ощутимым по сию пору. В первую


Е. А. Попова. Реставрация картин «Портрет императора Петра I» и «Портрет императрицы Екатерины I»

Из книги Лики России (От иконы до картины). Избранные очерки о русском искусстве и русских художниках Х-ХХ вв. автора Миронов Георгий Ефимович

Е. А. Попова. Реставрация картин «Портрет императора Петра I» и «Портрет императрицы Екатерины I» «Портрет императора Петра I» и «Портрет императрицы Екатерины I» кисти неизвестного художника принадлежат собранию Егорьевского историко-художественного музея.При


Ярославские фрески начала XVIII века

Из книги Религиозные судьбы великих людей русской национальной культуры автора Ведерников Анатолий Васильевич

Ярославские фрески начала XVIII века В ярославских церквах XVIII в. сохранились удивительной красоты росписи, отличающиеся редкой мажорностью, декоративностью и народностью образов. Все они, в силу фольклорности образов и сюжетов, остаются замечательными источниками