Эмоции экспериментального героя

Эмоции экспериментального героя

Кто из упомянутых героев (Достоевского — Д.X.) действительно цельно, широко и свободно проявляет себя? Никто. Никто не живет. Каждый превращает свою живую душу в какую-то лабораторию, сосредоточенно ощупывает свои хотенья, высматривает их, сортирует, уродует, непрерывно ставит над ними самые замысловатые опыты, — и понятно, что непосредственная жизнь отлетает от истерзанных хотений.

В. Вересаев

Подлецу Голядкину выпадает в поэме тяжелая доля. Уже во второй сцене, придя с визитом к своему врачу, Крестьяну Ивановичу, он безудержно рыдает:

Серые глаза его как-то странно блеснули, губы его задрожали, все мускулы, все черты лица его заходили, задвигались. Сам он весь задрожал. (…) Тогда, впрочем необыкновенно странным образом, разрешилось и второе движение господина Голядкина. Губы его затряслись, подбородок запрыгал, и герой наш заплакал совсем неожиданно [251].

Его состояние в буквальном смысле плачевно на первых страницах, однако впереди героя ждут и не такие испытания.

Как реагирует автор на горести своего героя? Было бы явным преувеличением сказать, что он жалеет его или хочет, чтобы его пожалел читатель [252]. Напротив, Достоевский внимательно следит за эмоциями Голядкина, фиксируя их мельчайшие, прямо-таки физиологические подробности, скрупулезно наблюдает за их сменой при каждом новом повороте тех странных обстоятельств, в которые он ввергает своего героя, фиксирует резкие перепады его настроений [253], устремив на него лишенный сочувствия взгляд:

(…) Герой наш вскрикнул и отскочил шага на два назад от пролившейся жидкости… он дрожал всеми членами, и пот пробивался у него на висках и на лбу [254].

Или:

Тут голос господина Голядкина задрожал, лицо его раскраснелось, и две слезы набежали на обеих ресницах его [255].

А вот как даны переживания Голядкина накануне встречи с двойником:

Скажем более: господин Голядкин не только желал теперь убежать от себя самого, но даже совсем уничтожиться, не быть, в прах обратиться. В настоящие минуты он не внимал ничему окружающему, не понимал ничего, что вокруг него делается, и смотрел так, как будто бы для него не существовало на самом деле ни неприятностей ненастной ночи, ни долгого пути, ни дождя, ни снега, ни ветра, ни всей крутой непогоды [256].

Какие еще эмоции испытывает «герой наш»? Как и положено в кошмаре, он заворожен ужасом и большею частью находится в столбняке: он похолодел, оторопел, онемел и т. д. В тексте слышится скорее «научное любопытство», чисто врачебное стремление не упустить ни одной детали анамнеза:

Господин Голядкин почувствовал, что пот с него градом льется, что сбывается с ним небывалое и доселе невиданное (…) Он даже стал, наконец, сомневаться в собственном существовании своем (…) Тоска его давила и мучила. Порой он совершенно лишался и смысла и памяти. Очнувшись после такого мгновения, он замечал, что машинально и бессознательно водит пером по бумаге [257].

Если автор иногда и называет г-на Голядкина «достойным сожаления», то исключительно с неприкрытой издевкой:

(…) так что дух захватывало всячески достойному сожаления господину Голядкину от ужаса (…) Цепенея и леденея от ужаса, просыпался герой наш и, цепенея и леденея от ужаса, чувствовал, что и наяву едва ли веселее проводится время… [258]

Автор не жалеет героя даже в последней ужасной сцене и не побуждает читателя посочувствовать ему [259]. Очевидно, что, если бы герой был любимым, так обращаться с ним было бы невозможно. Чтобы удовлетворить неутолимое любопытство молодого Достоевского к кошмару, героя необходимо было сделать подлецом.

Задачей Достоевского было превратить читателя в своего сообщника, в соучастника своих экспериментов над героем ради исследования кошмара. Для этого читатель, так же как и автор, должен находиться на некоторой критической дистанции по отношению к герою-подлецу, наблюдать как бы со стороны его переживания и его кошмары и сомневаться, вместе с автором, в достоверности происходящего с ним. Такая критическая дистанция служит инструментом проверки подлинности тех переживаний и эмоций, которые испытывает этот крайне несимпатичный персонаж. Но, несмотря ни на критическую дистанцию, ни на антипатию к Голядкину, читатель будет распознавать в его эмоциях свои собственные ощущения и реакции [260].

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Бессмертие героя и его автора

Из книги автора

Бессмертие героя и его автора В загородном захолустье Дефо доживал свои дни. Собственные дети давно разлетелись из гнезда. Сыновья торгуют в Сити, дочери замужем. И только дети его воображения — герои его книг — не бросили старика Дефо, когда судьба нанесла ему роковой


Мужчина, женщина и эмоции

Из книги автора

Мужчина, женщина и эмоции Еще в XIX веке ученые знали, что эмоции вызывают изменения пульса, дыхания, скорости реакции, силы и др. И эти же изменения вызывает у нас действие различных цветов. Все это говорит о прямом действии цвета на все сферы интеллекта. Мужчины могут не


ЭМОЦИИ

Из книги автора

ЭМОЦИИ Представьте себе, что вы создаете искусственного человека. Не искусственный разум, заметьте, а именно – человека. То есть на мгновение представьте себя на месте Бога.Создав некую систему жизнеобеспечения нового существа, вы, разумеется, наделите его разумом.


Смерть героя

Из книги автора

Смерть героя 23 апреля 1610 г. Дмитрий Шуйский давал обед в честь Скопина. Было весело, обед проходил в дружеской беседе. Жена Дмитрия, княгиня Екатерина, дочь палача Малюты Скуратова, передала чашу с вином знаменитому гостю. Михаил выпил чашу, упал, и у него началось сильное


Пространственная форма героя

Из книги автора

Пространственная форма героя 1. Когда я созерцаю цельного человека, находящегося вне и против меня, наши конкретные действительно переживаемые кругозоры не совпадают. Ведь в каждый данный момент, в каком бы положении и как бы близко ко мне ни находился этот другой,


Временное целое героя

Из книги автора

Временное целое героя (проблема внутреннего человека — души)1. Человек в искусстве — цельный человек. В предыдущей главе мы определили его внешнее тело как эстетически значимый момент и предметный мир как окружение внешнего тела. Мы убедились, что внешний человек


Смысловое целое героя

Из книги автора

Смысловое целое героя Поступок, самоотчет-исповедь, автобиография, лирический герой, биография, характер, тип, положение, персонаж, житие.Архитектоника мира художественного видения упорядочивает не только пространственные и временные моменты, но и чисто смысловые;


Глава двенадцатая Представление французов и русских о чувстве и эмоции

Из книги автора

Глава двенадцатая Представление французов и русских о чувстве и эмоции Общее представление о базовых эмоциях в европейской культуреВ качестве материала для сопоставления в сфере лексики, обозначающей эмоции, мы выбрали именно базовые эмоции, эмоции основополагающие, а


ВОСКРЕШЕНИЕ ГЕРОЯ

Из книги автора

ВОСКРЕШЕНИЕ ГЕРОЯ После двенадцатисерийного фильма режиссера Николая Досталя «Завещание Ленина» не возникает желания спросить: для чего это сделано. К людям вернулся художественными средствами воскрешенный герой. Без всякого преувеличения, писатель Варлам Тихонович


В поисках положительного героя

Из книги автора

В поисках положительного героя Чтобы победить зло, Дон Кихот Сервантеса сражался с ветряными мельницами; для его русского единомышленника все мировое зло сосредоточилось в цветке. Рассказ Всеволода Михайловича Гаршина «Красный цветок» (1883) — история пациента


Информационный блок 1 Условия, когда эмоции помогают исполнению профессиональных обязанностей в социальных профессиях и снижают риск выгорания (по В. В. Бойко)[1]

Из книги автора

Информационный блок 1 Условия, когда эмоции помогают исполнению профессиональных обязанностей в социальных профессиях и снижают риск выгорания (по В. В. Бойко)[1] 1. Адекватность эмоций и переживаний, понимаемая как их соответствие смыслу внешних воздействий и


ГЛАВА 1 «Мир искусства»: фон без героя

Из книги автора

ГЛАВА 1 «Мир искусства»: фон без героя Выход из печати первого номера журнала «Мир искусства» в 1898 году явился как бы фактом коллективного рождения целой группы художников, до той поры блуждавших по близким орбитам, а теперь заявивших об объединенной эстетической


МЕХАНИЧЕСКИЕ ЭМОЦИИ В КИБЕРНЕТИЗИРОВАННОМ ОБЩЕСТВЕ

Из книги автора

МЕХАНИЧЕСКИЕ ЭМОЦИИ В КИБЕРНЕТИЗИРОВАННОМ ОБЩЕСТВЕ Давайте рассмотрим проблему эмоций у механизмов. Вообразите автомобиль с компьютеризированными эмоциями, связанными со встроенным механизмом обратной связи. У этого автомобиля под капотом находится подвеска,


ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ЭМОЦИИ

Из книги автора

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ЭМОЦИИ Многие человеческие эмоции отражают неадекватность окружающей нас среды, нашу незащищенность и дефицит. Эмоции и методы их выражения в большой степени определяются культурой. В данном случае речь не идет об эмоциях как о результате физиологических