3.1. Мода: реабилитация эстетики или продвижение образов

3.1. Мода: реабилитация эстетики или продвижение образов

Искусство конца века XX достаточно легко отказалось от эстетической составляющей, провозглашая «КРАСОТУ» не только не необходимой, но враждебной подлинности и правде искусства. Однако стремление человека к прекрасному и совершенному нуждается в реализации, и одной из сфер, подхватившей знамя эстетики, становится мода, тогда как для изобразительных искусств отображение реального и идеально-прекрасного перестало быть первостепенной задачей. Эта тоска по идеально-визуальному и со стороны художников, и со стороны зрителя нашла воплощение в моде, что на первый взгляд лигитимизировало ее и как социальное явление, и как вид искусства. Исторически каждая эпоха рождала собственные идеалы мужественности и женственности, соответствия которым добивались при помощи одежды, косметики, ювелирного искусства, следования этикету. В XX веке условность разделения предметов быта и костюма на атрибуты «профанного» и «сакрального», нестабильность их символических значений [20] является показателем размывания границ самой повседневности. Маркеры, разделяющие «будничное» и «праздничное», теперь становятся предметом индивидуального выбора или навязываемыми рекламой и СМИ [21] .

Повседневность теперь не только набор повторяющихся заурядных событий, забот, но и экстраординарные ситуации, творчество, духовные поиски, которые становятся частью жизненного мира каждого человека. «Быт» перестает прочитываться как противовес «духовному бытию» личности, а мода постепенно становится важной частью быта современного человека, где создает идеальный мир, мир иллюзий, предлагая модели красоты различных видов – от классической строгости, спортивного стиля до панк-эстетики, облагороженной фантазией модельера.

О проблеме навязывания модных имиджей СМИ, о власти моды написано достаточно. Для современных философов эта проблема оказывается связанной с пониманием роли эстетики в современной культурной ситуации. Для Адорно, Хюбнера эстетика имеет этическое значение, что выражается и в критическом отношении к индивидууму, а для Лиотара, Вельша эстетика сегодня – средство анестезии от этического и общественного в ситуации распада культуры, смерти метанарраций. Но на практике эстетика или эстетический образ жизни для современного человека, ищущего телеологизма в обществе, ориентированном на бытие сейчас, часто является проявлением отчаяния или бегством от скуки. В работе «Америка» Ж. Бодрийяр отмечает: «Как бы высокомерно мэтры современного искусства ни относились к дизайнерам и модельерам, они делают общее дело – воплощают эстетические каноны в реальность и этим способствуют исчезновению как реальности, так и искусства» [22] . Исследователь видит ситуацию достаточно пессимистично, отмечая активность средств искусства в сфере повседневности и связь этого процесса с деятельностью модернистов, при этом не замечает того, что именно в этой области наблюдается образование областей нового, формируется гуманистическое отношение к индивидуальности.

Еще до Бодрийяра Киркегор представлял «соблазнителя» в качестве эстетической фигуры [23] , но этот «соблазнитель» – порождение не только моды, и не изобретение двадцатого века, это отражение давней проблемы человечества, мечущегося между материальным и духовным. В различные эпохи развитие этого конфликта реализовывалось в отношении к телесности (как скрывается или демонстрируется тело при помощи одежды). При ближайшем рассмотрении, сегодня это взаимодействие разных полюсов, в центре которого только свободная воля «Я», ищущего в себе «Я-ДРУГОГО» и «Я-ПОДЛИННОГО».

Мода в силу двойственного положения между коммерцией и искусством отражает различные грани этих двух непримиримых позиций и оказывается мишенью для критики. Можно говорить, что искусство на службе повседневности (если рассматривать лучшие образцы) замещает нишу, оставленную высоким искусством, отказавшимся от гармонии и фигуративности. Источник вдохновения для художника-модельера не сакральный мир как мир-над-реальностью, а сакрализация «мира жизненного» как мира содержащего идеальное, конструирование «мира-вне-реальности».

Достижение современной культуры – свобода выбора личности, а без эстетики, визуально-идеального выбор оказывается неполон. Часто, говоря о демократизации современного общества, мы забываем, что права предполагают и обязанности, в том числе, ответственность за свой выбор. Ведь мода – это возможность увидеть себя другим, найти для себя личную шкалу приемлемости, посмотреть на себя со стороны. Не случайно специалисты по модным трендам (тенденциям) много времени проводят, изучая самоорганизовавшиеся субкультуры, уличную моду (например, известное агентство Нелли Роди). В таком случае наиболее радикальные заявления о моде как «машине соблазнения от скуки» можно расшифровать и как недоверие к индивидууму, запрет на его собственные открытия и ошибки. Критики при этом во многом правы, ибо мода – это не только праздник союза искусства и повседневности, проблемы моды – это и проблемы нашего общества в целом, ведь мода не создает, а только транслирует социокультурные стереотипы. Образ как идеальная форма передается не только самой моделью одежды, но и модной фотографией, модными журналами, интерьерами бутиков и т. д.

Сегодня можно говорить о лояльности прессы к моде, хотя модные журналы соединяют рекламные и редакционные материалы в единое целое. К сожалению, противовес этой критике со стороны философов – только модные журналы, которые редко ставят своей целью эстетический анализ той или иной коллекции, а только информируют и продвигают определенные модные тренды. М. Голсорхи, редактор журнала «Tank», говорит, что это плохо не только для читателей, но и для самих модельеров, которые не получают объективной критики своей работы на страницах прессы [24] . Более интересные аналитические материалы можно найти в Интернете.

Это положение с модной критикой, как ни странно, похоже на положение критики современного искусства. Как отмечает Б. Гройс, современная художественная критика не рассматривает художественное произведение, а выступает как защита искусства, как вербальный комментарий, который должен восполнить дефицит легитимности искусства, без словесной оболочки не понятного зрителю [25] . Как художественная критика оказывается связанной с миром искусством, так и модная критика становится частью модной индустрии, а не моды как искусства. Если в киноиндустрии от критического объективного анализа не застрахованы даже звезды, то в моде это скорее исключение.

На первый взгляд мода ближе к традиционному искусству, для понимания которого требуется некая степень инкультурации, образованности (знания об истории, мифологии, культуре), но на практике этого не происходит. Модные журналы чаще критикуют и анализируют не работы модельеров, но модные образы, актуализированные тем или иным модным персонажем, а произведения модельеров здесь рассматриваются только как краски актуального образа. Практически в каждом из журналов есть рубрика, которую можно назвать «да и нет», где на примерах показываются удачные и не удачные комбинации модных трендов в конкретных образах. В качестве исключений можно вспомнить статьи в С. Менкес «Times», деятельность М. Голсорхи в журнале «Tank», отдельные статьи на российском портале Модныеspb.

В России ситуация с модой более сложная, чем на западе. У нас, к сожалению, еще нет модной индустрии как таковой, отечественные модельеры только-только начинают развивать коммерческие проекты, не ограниченные ателье для отдельных заказчиков, поэтому модная журналистика скорее старается поддержать наших дизайнеров. Это может быть связано с тем, что о моде хотя и говорят как об искусстве, но чаще рассматривают её только как социальный феномен или коммерческое предприятие.

Моду сегодня считают одним из видов художественной деятельности, но исследователей чаще интересует проблемный аспект этого явления. В то же время творения художников-модельеров занимают заслуженные места в авторитетных музеях, работы модных фотографов украшают выставочные залы как самостоятельные произведения. Как и современное искусство, мода интерактивна и концептуальна. Это двойственное положение моды связано с тем, что художник-модельер кроме самого акта творения оказывается связанным и с коммерческой составляющей «индустрии создания имиджей». Не стоит забывать, что при необходимости обеспечивать коммерческий успех марки художник-модельер – это творческий человек, который должен доказывать собственную талантливость два раза в год, представляя новые коллекции. Ряд дизайнеров превращают в бренд не только свои творения, но и себя. Например, Том Форд, Ж. П. Готье бесстрашно подставляют себя под стрелы публики, другие, как например, М. Прада, держатся в тени, чем создают интригу вокруг собственных творений. Модельер превращает себя в символ, выражающий философию его одежды, как и «художник поведения» в актуальном искусстве, репрезентирующий себя в качестве произведения искусства (например, О. Кулик, К. Миллер, А. Бартеньев, В. Мамышев-Монро).

Правда, чтобы быть замеченным модной индустрией, художник-модельер должен поразить общественность. Классический пример: Джон Гальяно, которому спонсоров для первой коллекции нашла Анна Винтур, редактор «Вог», другой пример – Мэтью Вильямсон, который просто принес свои работы в редакцию того же «Вог». Это говорит о том, что мода как индустрия не может развиваться без поисков новых талантов, то есть художников от моды.

Заявление модного фотографа Винсента Пичерса о том, что мода – наследник великого искусства, которое во все века имело коммерческую компоненту, только на первый взгляд может показаться поверхностным. Если присмотреться внимательнее, то становится видно, что мода перенимает институциональный аспект художественного творчества прошлых веков, образование будущих модельеров также основано на художественных традициях. Мода как вид искусства в чем-то копирует систему институализации мира классического искусства, только теперь вместо Мастера, на которого работают ученики, существуют модные бренды, на которые работают художники-модельеры.

Модные тенденции оперируют эфемерной субстанцией – образами, которые не имеют практической значимости, а только отсылают к различным вариантам понимания красоты. Это причина, по которой их продвижение тоже не может быть стандартным, для каждого из них надо придумать собственную историю, что, несомненно, требует не только высокого уровня профессионализма, но и таланта. Творческие поиски, осуществляемые сегодня в мастерских модных домов, можно сравнить с алхимической лабораторией, где эстетические идеалы находят свои новые формы. Сегодня, когда большинство закупщиков размещают заказы на предварительных показах, сам модный показ превращается в настоящее театральное представление, которое можно назвать и демонстрацией эстетических доминант сезона. Показы Гальяно, Готье напоминают хорошо срежиссированные спектакли.

Сегодня в качестве образца или материала для создания модного образа выступает все культурное наследие человечества: от классического искусства до первобытного, от природных форм до продуктов фантазии. «Шоумен от моды» Ж. П. Готье демонстрирует пример успешной творческой и коммерческой реализации талантливой личности, именно он вывел в 1990-е годы на подиум материалы из порноиндустрии, записал музыкальный альбом, вел телепрограммы. Если бы Готье был только талантливым рекламистом и коммерсантом, то его коллекции не оказались бы востребованы такими звездами современной культуры, как Мадонна, Нина Хаген и «незвездными» потребителями линий пред-а-порте. Готье – талантливый художник, обладающий удивительным чувством формы и стиля.

Мода сегодня – это фабрика грез, но если одежда не гармонична, не талантливо сделана, на одной рекламе и PR-стратегиях далеко не уедешь. Тем более, что современный человек, как говорят сами специалисты в области моды, стал более разборчив [26] . Стильность персонажа сегодня определяется сочетанием индивидуальности и моды, а не просто копированием образов из глянцевых журналов. Эпатаж ради эпатажа в данной сфере уже не является модным. Подарив модной индустрии все права на прекрасное, современное искусство теперь само обращается к ней в поисках утраченной красоты. Как результат – выставки модных фотографов (например, Ньюмана, У. Кляйна, М. Тестино), показы модельеров в центрах актуального искусства (например, выставки Х. Чалаяна в художественных галереях). Специфика моды заключается в сочетании социальной и эстетических задач. На сегодняшний день мода как особый вид искусства анализируется исследователями реже, чем коммерческий и социокультурный потенциал данного явления. Хочется надеяться, что в перспективе оценка и изучение модных феноменов будет проходить не только в рамках социологии, маркетинга, стратегий продвижения на рынке тех или иных брендов, но и в рамках понимания моды как особого вида искусства.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

4.1. Отвращение от эстетики

Из книги Метафизика пата автора Гиренок Фёдор Иванович

4.1. Отвращение от эстетики Бумага, порох и Борхес — из Китая. Душа и водка — из России. Агора, вино и лимитчики — из Греции. Фихте — из Саксонии. Он придумал немецкую нацию. Немцы придумали пиво. И Баумгартена. Баумгартен придумал эстетику. Репрессивное право культуры. Где


4.12. Преступление эстетики

Из книги Мифы и легенды Китая автора Вернер Эдвард

4.12. Преступление эстетики Если красота там, за окном, то нельзя ли ее поселить здесь, рядом со мной. Вот собака. Она тоже была там. Теперь она здесь. Красота, как собака, виляет хвостом.Ее можно приручить. Приручили, и вот она у меня дома. Вот альбом. А вот кассеты.А это лубок.


Продвижение народов с севера на юг

Из книги Умберто Эко: парадоксы интерпретации автора Усманова Альмира Рифовна

Продвижение народов с севера на юг Теория южного происхождения китайцев, о которой мы будем говорить ниже, предполагает постепенное распространение китайских племен из южных или центральных районов на север, но не приходится сомневаться в том, что одновременно


Апология эстетики серийных форм

Из книги Классики и психиатры автора Сироткина Ирина

Апология эстетики серийных форм Для Эко, как в свое время и для французского теоретика Эдгара Морена, нет ничего преступного в том, что критик втайне наслаждается объектом собственного анализа и восхищается тем, как виртуозно он сделан. Но какое отношение имеют


Реабилитация Гоголя

Из книги О Нарнии автора Льюис Клайв Стейплз

Реабилитация Гоголя Разорвать связь между патологией и нравственностью помогла философия «великого, радостного освободителя» Фридриха Ницше70. Пророк новой психологической эры, Ницше возвел на вершину иерархии человеческих способностей не рациональность,


ВСЕ НАЧАЛОСЬ С ОБРАЗОВ…

Из книги Мода в контексте визуальной культуры: вторая половина ХХ – начало XXI вв. автора Демшина Анна Юрьевна


4.3. Реабилитация традиции в современной моде

Из книги «Образ двадцатого… В прошлом и настоящем» автора Турчин Валерий Стефанович

4.3. Реабилитация традиции в современной моде В эпоху глобализации человечество, вырабатывая структуры совместного бытия в пространстве единой культуры, все чаще обращается к поискам собственной национальной, религиозной, государственной идентичности. Параллельно с


«Реабилитация» ёлки

Из книги Антисемитизм как закон природы автора Бруштейн Михаил

«Реабилитация» ёлки «Предложение тов. Постышева»И вдруг на исходе 1935 года в «Правде» появляется небольшая заметка, подписанная кандидатом в члены Политбюро ЦК ВКП(б) П.П. Постышевым: «Давайте организуем к новому году детям хорошую ёлку!» Решительно расправившись с «не


Рождение готической эстетики

Из книги Карикатура. Непридуманная история автора Кротков Антон Павлович

Рождение готической эстетики Огромный красно-золотой дракон крепко спал, порыкивая во сне и выпускал из ноздрей струи дыма. Крылья его были сложены, и это придавало ему сходство с чудовищной летучей мышью. Он возлежал на груде сокровищ, обхватив ее лапами и придавив


Реабилитация заключенных

Из книги Мост через бездну. Книга 1. Комментарий к античности автора Волкова Паола Дмитриевна

Реабилитация заключенных Человеческое существо — это часть целого, называемого нами Вселенной… Оно переживает себя, свои мысли и чувства, как нечто изолированное от остального, — своего рода оптическая иллюзия сознания. Эта иллюзия — подобие тюрьмы, ограничивающей


Реабилитация

Из книги Советский анекдот (Указатель сюжетов) автора Мельниченко Миша


II. В мире образов-идей

Из книги Машины зашумевшего времени [Как советский монтаж стал методом неофициальной культуры] автора Кукулин Илья Владимирович

II. В мире образов-идей В мае 2006 года в Дюссельдорфе открылся Институт литературы имени Фридриха Шиллера. Классическое назначение этого института находит точное выражение в образе греческого храма – периптера, вытянутого прямоугольника с отношением сторон 1?0,65. Иные


Эпическое: генезис новой эстетики

Из книги автора

Эпическое: генезис новой эстетики Новое монтажное искусство было названо эпическим именно потому, что отказывалось от традиционного мимесиса, в том числе от сюжета, который центрирован вокруг фигуры главного героя и завершается катарсисом. Слово «эпический» впервые