Приложение 5.3. «Случай с ефрейтором Кочетковым» (1955) и его ремикс «Сады скорпиона» (1991)

Приложение 5.3. «Случай с ефрейтором Кочетковым» (1955) и его ремикс «Сады скорпиона» (1991)

Насколько я знаю, Олег Ковалов — был первым отечественным киноведом, отважившимся пойти по пути, проторенному блестящей плеядой бывших фран­цузских кинокритиков — Жаном-Люком Годаром, Франсуа Трюффо и Эри­ком Ромером. Получив из­вестность в киномире своими фундаментальными ста­тьями по проблемам киноис­кусства, опубликованными в 1980-х годах в журнале «Ис­кусство кино», и написав, с моей точки зрения, интерес­ную книгу, посвященную творчеству режиссера Виктора Трегу­бовича, О.Ковалов высту­пил сначала как актер в экспериментальной картине Валерия Огородникова «Бу­мажные глаза Пришвина», а затем стал сценаристом и режиссером монтажного фи­льма «Сады скорпиона» (1991).

На мой взгляд, дебют оказался чрезвычайно удачным. О.Ковалову не то­лько удалось использовать солидную базу синематечной «насмотренности» своего киноведческого про­шлого (которая видна, к примеру, в явных и скрытых отсылках к мотивам италь­янского и французского ки­но), но и обнаружить истинно режиссерские качества: тон­кое понимание структуры звукозрительного ряда, ори­гинальное монтажное мыш­ление, где философские обоб­щения, многозначная мета­форичность органично соче­таются с эмоциональностью искренней ностальгии по эпохе 50-х годов XX века.

Фильм этот при желании можно было легко превра­тить в веселый «капустник»: насмотревшись старых кино­детективов и иных приклю­ченческих лент времен «оттепели», смонтировать паро­дийную ленту. Рудименты подобной версии видны в прологе «Садов скорпиона», однако в итоге Олег Кова­лов пришел к иному резуль­тату. Взяв за основу, давно позабытую «военно-патриоти­ческую» ленту А.Разумно­го «Случай с ефрейтором Кочетковым» (1955), он включил ее в контекст «эпо­хи несбывшихся надежд», переосмыслил и...

Впрочем, попробую по по­рядку. Картина А.Разумного была прямолинейно дидактична и сос­тояла из ходовых клише литературно — театрально — ки­нематографических сюжетов своего времени: идеальный солдат, «отличник боевой и политической подготовки» влюблялся в симпатичную продавщицу-киоскершу, а она оказывалась... коварной шпионкой. Кочетков, само собой, заявлял о шпионском гнезде в соответствующие органы, честно выполняя тем самым свой гражданский долг...

Но все это, повторяю, бы­ло в ленте 1955 года. Сидя за монтажным столом, Олег Ковалов превратил баналь­ную историю в полумистическую притчу о человеке, который в психиатрической бо­льнице (здесь использовались кадры из медицинско-пропагандистского ролика с учас­тием того же актера В.Гра­чева) пытается вспомнить и понять, что же с ним произошло. И в этих «флэшбеках» нет никакого дежурно­го разоблачительства шпио­нажа, а есть чистая любовь скромного и доброго парень­ка. Подобно Орфею из зна­менитого фильма Жана Кокто, он однажды заглянул в зеркало, переступил порог обыденного мира, где все было просто и ясно, и очу­тился в Зазеркалье, где на него нахлынула эротическая волна неотвратимого, как судьба, взгляда волоокой красавицы... Но в эту лю­бовь вмешались сверхбдите­льные силы тогдашних «ор­ганов», усиленно внушавших бедняге ефрейтору, что он попал в развесистые сети гнусного вражеского гнезда…

А вокруг сверкал празд­ничными огнями фестиваль молодежи и студентов. Искренними слезами умиления наполнялись глаза Ива Монтана и Симоны Синьоре, слушавших, как солист об­разцово-показательного хора профессионально-техничес­ких училищ старательно вы­водил по-французски попу­лярную, в те годы песню «Когда поет далекий друг». Очаровательная и озорная Ширли Мак-Лейн, улыбаясь, жала руку Хрущеву, ставшему первым русским лидером, рискнувшим отправиться за океан...

Но вот под томительно-тревожную музы­ку возникают пейзажи бескрайних пустынь, и сви­репые динозавры оскалива­ются хищной пастью. Венг­рия, 1956. Обугленные тру­пы, подвешенные вниз голо­вой на улицах Будапешта... Автоматные очереди...

И снова праздничная Москва. Концерт Леонида Утесова и очередной парад... И финал «Ночей Кабирин» под вол­шебную музыку Нино Рота...

Вероятно, на этом матери­але получился бы фильм, еще раз обвиняющий тоталитарную систему. Но «Сады скорпиона», несмотря на ядовито-жалящую символику назва­ния, видятся мне скорее лирической попыткой режис­сера вспомнить время свое­го детства с его мифами, массовыми мистериями и ил­люзиями...

Олег Ковалов смог совер­шить, казалось бы, невоз­можное — он вдохнул в плакатных персона­жей ленты А.Разумного ды­хание жизни. Главному ге­рою и его возлюбленной (в измененном монтажно-рапидном варианте она чем-то на­поминает роковую героиню из «Одержимости» Л.Висконти), быть может, неожи­данно для себя начинаешь сопереживать. И это не слу­чайно. Но сути, во многих из нас было нечто от наив­ного бедолаги ефрейтора. Это мы радостно шагали на первомайских демонстрациях и вместе с героями фильма Марлена Хуциева «Мне 20 лет» напевали балладу о «комиссарах в пыльных шлемах». Это мы, затаив дыхание, слушали по радио сообщения о небывалых кос­мических полетах. Многие из нас, так же, как и ис­полнительный и всецело доверяющий начальству Ко­четков, в юные годы были далеки от знания и понима­ния диссидентских идей. На­против, были совершенно се­рьезно убеждены, что растем мы вовсе не в саду скорпи­онов, а в самой свободной и демократичной стране в мире, что знаменитая че­ховская фраза о том, как он по капле выдавливал из себя раба, относится к давно ушедшим от нас временам... В какой-то степени дебют Олега Ковалова не только талантливый ремикс старой ленты времен «идеологчиеской конфронтации», но и талантливая лиричес­кая исповедь поколения, дет­ство которого пришлось на 1950-е годы.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

55. Общая характеристика Культуры России 1991–2003 гг. Образование и наука

Из книги История мировой и отечественной культуры автора Константинова С В

55. Общая характеристика Культуры России 1991–2003 гг. Образование и наука Культура изучаемого периода характеризуется следующими особенностями:1) большим разнообразием стилей, жанров и направлений;2) государство перестает диктовать каноны, стиль и сюжеты в


Сады наслаждений

Из книги Повседневная жизнь восточного гарема автора Казиев Шапи Магомедович

Сады наслаждений В жарком климате Востока нет ничего приятнее, чем предаваться неге в прохладной тени цветущего сада.Мелек-ханум описала посещение сада знатной египетской дамы: «Это было удивительно красиво. Финиковые пальмы, апельсиновые деревья, цветы и кусты были


Ремикс и рестайл

Из книги История диджеев автора Брюстер Билл

Ремикс и рестайл Возьмите картину, разрежьте ее на части и соберите их в другом порядке. Каковы должны быть изменения, чтобы конечный результат мог считаться вашей собственной, а не чужой работой? Что, если зрителям ваш коллаж понравится больше оригинального полотна?


Ремикс идет на рынок

Из книги Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры. Приметы и суеверия. автора Лаврентьева Елена Владимировна

Ремикс идет на рынок Хотя фирмы грамзаписи далеко не сразу признали в диджее художника, они довольно оперативно извлекли выгоду из его талантов. В диско эпоху они быстро усвоили, что танцевальная версия мелодии (первоначально ориентированной на радио) позволяет им


Случай

Из книги Инки. Быт, религия, культура автора Кенделл Энн


Сады

Из книги Древний Рим. Быт, религия, культура автора Коуэл Франк


САДЫ

Из книги Японская цивилизация автора Елисеефф Вадим


Сады

Из книги Россия: критика исторического опыта. Том1 автора Ахиезер Александр Самойлович

Сады Неотъемлемая часть традиционного жилища — «японский сад» известен в той или иной форме (которая может оказаться и карикатурной), и его специфические элементы составляют множество символов, порождающих фантастические образы. Прежде всего в нем есть каменный или


ОТ АВТОРА (К изданию 1991 года)

Из книги Мертвое «да» автора Штейгер Анатолий Сергеевич

ОТ АВТОРА (К изданию 1991 года) Катастрофы человеческой истории далеко не всегда давали импульс людям, чтобы они оглянулись, переоценили события, самих себя, свои поступки, попытались предотвратить возможность новых ужасов, гибели, разрушений. Достаточно вспомнить


Год 1917 и год 1991

Из книги Трансформации образа России на западном экране: от эпохи идеологической конфронтации (1946-1991) до современного этапа (1992-2010) автора Федоров Александр Викторович

Год 1917 и год 1991 События августа 1991 года и падение государственности СССР означали беспрецедентную победу либерализма. Его катастрофическая гибель после прихода к власти большевиков, казалось бы, не давала реальных надежд на возрождение. Тем не менее на этапе перестройки


2.2. Краткая история «идеологической борьбы» на экране (1946-1991 годы)

Из книги Толерантность. От истории понятия к современным социокультурным смыслам. Учебное пособие автора Бакулина Светлана Дмитриевна

2.2. Краткая история «идеологической борьбы» на экране (1946-1991 годы) Под холодной войной обычно понимается «тотальное и глобальное противостояние двух сверхдержав в рамках биполярной системы международных отношений. Предпосылки холодной войны заключались в


2.3.Кинематографические стереотипы эпохи «идеологической конфронтации»(1946-1991)

Из книги Религиозные практики в современной России автора Коллектив авторов

2.3.Кинематографические стереотипы эпохи «идеологической конфронтации»(1946-1991) Сравнительный анализ сюжетных схем, персонажей и идеологии западных и советских фильмов эпохи «идеологической конфронтации» 1946-1991 годов приводит к выводу о существенном сходстве их медийных


1914—1991. Неизвестный гений XX века

Из книги автора

1914—1991. Неизвестный гений XX века Напрягаются кровью аорты И звучит по рядам шепотком: Я рожден в девяносто четвертом… Я рожден в девяносто втором… И в кулак зажимая истертый Год рожденья – с гурьбой и гуртом — Я шепчу обескровленным ртом: – Я рожден в ночь с второго на


Померанц Г. Кто такие «чужаки»? (1991)

Из книги автора

Померанц Г. Кто такие «чужаки»? (1991) Постмодернистская Европа освобождается от «бремени белого человека», смотрит на Новое время со стороны, видит его ограниченность и готова учиться у примитивных и архаических культур, шедших другим путем. Запад хочет остановиться и