Будешь сидеть, как княгиня

Будешь сидеть, как княгиня

…Детство у Инсабат прошло, как в кошмарном сне. Мачеха сильно била, иногда выгоняла на улицу. А в Эрпелях, расположенных у подножия Гимринского хребта, ночи бывают студеные.

В 16 лет девушка ушла из дому в Буйнакск. В тот день было особенно холодно. Обрывались провода на столбах, коченели птицы. Как в бреду шла она по дороге в сторону города. Кто-то из жалости подсадил девушку на линейку, накрыл тулупом. Река Шураозень стеклянно отражала тусклое небо над городом, скалой «Кавалер-Батарея» и далее в сторону Бахтиярских скал.

На окраине Буйнакска, у кожевенного завода какие-то люди остановили их. Белый от снега мир перемешался с красным кумачом и черным сатином. Инсабат впервые увидела так много горюющих вместе людей. Недоумевала, как один человек мог быть родственником и близким для стольких людей, да еще одновременно и дагестанцев, и русских.

Ей ответили: «Как ты не понимаешь – умер Ленин!»

В 1927 году она переехала в Махачкалу. Недолго проработала роторщицей, потом белошвейкой. Затем служила в Клубе горянок. Появился ребенок. Кругом все учились. Не могла отстать и она. Вечерами сидела за партой в ликбезе, а после еще один шаг вперед – школа повышенного типа.

Был и такой день. Раз собрала заведующая Клубом горянок активисток и объявила: «Жена Ленина Надежда Крупская указала, чтобы в библиотеке открыли национальные отделы. Такой отдел уже создан в Республиканской библиотеке. Требуется кандидатура на работу в отделе. Пошлем Инсабат». Все согласились с предложением. Еще шесть месяцев училась Инсабат. Потом пошли дни, похожие друг на друга: вечера, встречи читателей с писателями Аткаем Аджаматовым, Анваром Аджиевым и другими.

Ездили с книгами по аулам. Брали по 100 книг, садились на линейку или фургон и ехали в Кяхулай, Альбурикент или Тарки. Подходили к группе людей, читали вслух. Когда видели, что слушатели увлеклись, предлагали самим почитать. Не всегда были удачи. Трижды срывали лекции в Тарках.

Поехала Инсабат. Собрала женщин и спрашивает: «Хотите бязь?» Что тут было! Кто же не хочет бязи? Но женщины сперва послушали докладчика, уж после этого им дали обещанное. Время было другое, и методы, конечно, применялись не сегодняшние.

Уже был организован колхоз в Кумторкале, когда приехала туда Инсабат. Осень, идет сбор винограда. Всю дорогу зубрила книгу А. Аджиева «Авзу гара Акбатиш», «Минувшие дни» Абдул-Вагаба Сулейманова и «Тенглит булат тери тарт» Наби Ханмурзаева. В обеденный перерыв рассказала Инсабат девушкам, что запомнила. Смеются и плачут женщины.

– Вон, оказывается, сколько интересного кругом! Ваша жизнь не хуже. Подождите, и о вас напишут, – говорит им гостья.

– Кто же это сделает?

– Вот гора из песка. Природа миллионы лет делала ее. Сколько сил надо на это. А вот гора из винограда. Здесь не только силы, но и сердце надо иметь. Нет, девушки, о вас книгу надо писать!

Не верят, смеются.

И вдруг горянку вызвали в Наркомпрос в отдел политпросвета.

– Собирайся! Надо ехать в Москву.

– Что делать?

– Будешь сидеть, как Бике-княгиня, и слушать речи, – пошутили товарищи.

Случилось это в январе 1936 года. 12 января посадили ее на поезд, идущий в Москву. На ней было осеннее пальто и гульменди – легкий платок. 20 января состоялся пленум работников политпросветучреждений СССР. Кроме дагестанки, были приглашены по одному делегату из Армении, Азербайджана, Грузии, Чечено-Ингушетии и других мест – всего восемь человек.

За два дня до пленума, 18 января, делегаток в своем кабинете приняла Н. К. Крупская. Она была одета в белую блузу и темный сарафан. Волосы гладко зачесаны назад. На груди – орден Ленина. Говорила она тихо, не торопясь, но очень понятно.

Надежда Константиновна сразу прониклась симпатией к Инсабат. Когда гости вошли в кабинет, она усадила ее рядом. Подробно расспросила эрпелинку о доме, семье, обычаях, об отношении мужчин в Дагестане к женщинам, о религии. Инсабат порывалась рассказать о работе, но ее мягко остановила Крупская. «Плохих в Москву не присылают», – сказала она. Говорила внимательная хозяйка и с другими. Кто-то из делегатов, извинившись, предложил сфотографироваться вместе на память.

Инсабат Давудова (слева от Н. Крупской)

Когда вошел фотограф, Крупская опять усадила Инсабат рядом с собой и взяла руку горянки в свою. Дагестанке хотелось обнять дорогого ей человека, но не осмелилась и только прижалась к ней.

Уже сидя в поезде, Инсабат вспоминала шутку товарищей: «Как Бике-княгиня будешь сидеть». И в самом деле почти так и случилось. В Москве к ней приехали две дамы, сказали, что они от Н. К. Крупской, предложили поехать по городу. Ничего не понимая, Инсабат пошла за ними. Ее посадили в машину, повезли по магазинам и предложили Инсабат, чтобы она купила себе вещи в дорогу.

Та застеснялась. Тогда дамы прежде всего купили шубу, затем теплый пуховый платок, добротные туфли, подходящее к московской зиме белье.

После приезда Инсабат из Москвы на родину трижды получала она письма от Крупской, которая расспрашивала о работе национального отдела библиотеки им. Пушкина в Махачкале.

Годы шли в напряженной работе. Посылали Инсабат на самые разные участки, не на легкие. Ее выбрали членом обкома партии, во время Великой Отечественной войны она была членом правительственной комиссии по снабжению фронта и тыла. Более десяти лет руководила обкомом союза работников местной промышленности и коммунального хозяйства. Родина отметила ее двумя орденами «Знак Почета» и многими медалями.

…Если бы с десяток лет назад вы посетили окрестности Буйнакска или Сергокалы, где располагались пионерские лагеря, то увидели бы молодые сады, изобилие трав и цветов, заасфальтированные дорожки, чистенькие, со вкусом обставленные палаты, белизну постелей и счастливые улыбки детей. Все это было связано с именем Инсабат Абдусаламовны Давудовой.

Она была уже на пенсии, но не могла жить без дела, без людей. Иногда болезни одолевали. В такие минуты дом ее был полон желающих помочь.

…Как хрупкая трава пробивает камень, но живет меньше, чем выросшая на лучших почвах, так и сироты стареют и уходят из жизни раньше других.

Но этот неписаный закон не относился к Инсабат Абдусаламовне. Она знала одну мудрость: вовремя протянуть нуждающимся свою руку, что и делала всю жизнь.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

1. «ТЫ БУДЕШЬ ПОЭТОМ…» (Адрес первый: Казанская ул. 4/2)

Из книги автора

1. «ТЫ БУДЕШЬ ПОЭТОМ…» (Адрес первый: Казанская ул. 4/2) Иногда мне кажется, что ее не было. Стихи остались – вот они, только руку к полке протяни. А ее нет. И не было. Будто она – миф. Бренд, как ска­зали бы сегодня. Миф, растиражированный в рассказах, распечатанный в мил­лионах


«Ты будешь предсказывать жизнь и смерть…»

Из книги автора

«Ты будешь предсказывать жизнь и смерть…» Вангелия (Ванга) Пандева Гущерова родилась в 1911 году в городке Струмица в Македонии. Ее мать умерла, когда девочке едва исполнилось три года. Во время страшного урагана, заставшего двенадцатилетнюю Вангу в поле, недалеко от ее


Равноапостольная княгиня Ольга

Из книги автора

Равноапостольная княгиня Ольга Преемником Игоря стал его единственный сын Святослав, родившийся в 942 г.Первые годы его прошли в Новгороде, но после смерти отца Святослав переходит в Киев. Так как Святослав был мал («детеск»), Русью правила его мать Ольга, вдова


ЗАКЛЮЧЕНИЕ Какую реальность ты себе создашь, в той и будешь жить

Из книги автора

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Какую реальность ты себе создашь, в той и будешь жить Все в этом мире меняется. А уж человек это делает каждый день. Есть на Востоке такое понятие, если сформулировать его художественно, звучит оно следующим образом: «Меня не было вчера, меня не будет завтра, Я


Великая княгиня Мария Федоровна

Из книги автора

Великая княгиня Мария Федоровна Женой Александра стала бывшая невеста его умершего брата датская принцесса Мария-Фредерика-Дагмара, дочь датского короля Христиана IX.После принятия православия 12 сентября 1866 г. принцесса Дагмара получила имя Мария Федоровна, а 28 марта