Первая и пока единственная

Первая и пока единственная

Родоначальником прославленного в Дагестане тухума Далгат является Магомед, который родился в даргинском ауле Урахи в 1849 году.

В десять лет против воли отца он тайком уехал в Темир-Хан-Шуру, чтобы учиться в русской школе. Один из биографов сообщает, что Магомед Далгат в 13-летнем возрасте был приглашен к знаменитому лингвисту П. К. Услару как переводчик при составлении грамматики урахинского диалекта даргинского языка.

Не довольствуясь полученным в Темир-Хан-Шуре образованием, дагестанец едет в Ставрополь, сдает экзамены в гимназию, которую с высокими оценками заканчивает в 1869 году. В двадцать лет он начинает учиться на медицинском факультете Московского университета.

Далгат не избежал влияния тех групп, которые ставили задачу свержения царского строя. Группа была разгромлена, но урахинец успел выехать в Германию, затем в Вену, где, отбросив увлечение политикой, совершенствует знания в медицине. В 1876 году он возвращается в Петербург, где ему присваивают ученую степень доктора медицины.

Магомед практикует окружным врачом во Владикавказе, где и был похоронен в 1919 году.

Старший брат Магомеда – Муртузали дослужился до майора царской армии, за участие в боях получил два Георгия и исполнял должность наиба в Левашах и Кутишах. Другой брат – Азиз был военврачом, вместе с русским экспедиционным корпусом попал в Тунис, где скончался от холеры. Еще один из Далгатов – Гамид был героем гражданской войны и комендантом Кремля. Всех их в Дагестане считали и считают особо уважаемыми людьми. В этой известной, высокообразованной семье родилась первая и пока единственная в Дагестане женщина – композитор Дженнет Далгат. Коротко стриженная, с чуть вытянутым лицом, худенькая Дженнет представляла собой хрупкое, изящное создание. Ее отцом был упомянутый в самом начале Магомед Далгат.

С самого раннего детства Дженнет играла на рояле. Увлечение перешло в потребность. Брала уроки у известных музыкантов – темирханшуринок. С благословения родственников Дженнет Магомедовна уехала в Германию. Ей посоветовали остановиться в Лейпциге, где преподавал ученик великого Ференца Листа – композитор А. Рейзенаур.

Дагестанке шел 24-й год, когда она блестяще закончила консерваторию по классу фортепиано. При большом стечении преподавателей, студентов и представителей общественности ей вручили золотую медаль.

Затем начались гастроли по городам Европы и России. Газеты сообщали о ее концертах, которые проходили при переполненных залах. Публика сидела, затаив дыхание, пока не замирали звуки рояля. Заканчивались концерты криками «браво». Исполнительницу заваливали цветами.

Автор статьи о Д. Далгат музыковед Mанашир Якубов приводит статью из журнала «Артист» (1914 г.), чтобы показать, каких высот в своем искусстве достигла наша землячка: «Отметим еще раз игру выдающейся пианистки госпожи Д. М. Далгат – выдержанный до педантизма хрустальный звук…, невероятная музыкальная память… Исполненные ею две вещи Листа (этюды и 2-й концерт для фортепиано с оркестром) под силу лишь пылкому темпераменту и мужским меркам».

Алибек Тахо-Годи нарком просвещения Дагестана. 1925 г.

После установления советской власти Дженнет Далгат работает в Дагестане педагогом, оказывает непосредственную помощь композитору Готфриду Гасанову в организации музыкального училища в Махачкале, где ведет класс фортепиано, создает сюиту «Искры Ленина», куда вошли прелюдия, вальс, колыбельная, интермеццо, а к 10-летию Октября – цикл для солиста и хора под названием «Из песен первых лет революции» на слова Д. Семеновского и А. Кратского.

Не удовлетворяясь этим, она обращается к дагестанскому фольклору, к образцам национального искусства, сочиняет «Три баллады», где рассказывается о бесправной женской доле, лишениях и героической гибели в борьбе за родной край. Однако, как отмечает М. Якубов, «…в музыке баллад композитору не удалось добиться подлинно творческого усвоения дагестанской песенности».

Дженнет Далгат. Фото 30-х годов XX в.

Такого рода деятельность не давала духовного удовлетворения Дженнет Далгат. При встрече с наркомом просвещения Дагестана Алибеком Тахо-Годи она говорит о своей мечте продолжить композиторское образование. Как удалось Тахо-Годи в тех условиях добиться для нее заграничной командировки, мне неизвестно, но в 1925 году мы застаем Дженнет Магомедовну снова в Лейпциге. Алибек Тахо-Годи в течение двух лет обеспечивает дагестанку стипендией.

В 1927 году Дженнет Далгат возвращается на родину. Дух времени на короткое время захватывает и ее. Она сочиняет песни, романсы, создает хоры на стихи революционных поэтов. И только. Я думаю, что композитор с европейским образованием, воспитанная на западной классике, не нашла выхода своему таланту в новых условиях. Будущее представлялось мрачным. Хрупкая женщина испуганно глядела на окружающий мир. То, что происходило, она воспринимала как божье наказание. Не хватало свежего воздуха. Когда нужно молчать, хочется говорить, однако Д. Далгат чувствовала, что сам Бог велел ей молчать. Так поступила женщина, могущая обрести мировую славу.

Как сообщает Манашир Якубов, долгие годы ее творчество было в забвении, и только в 1960 году, накануне Декады дагестанской литературы и искусства в Москве, прозвучали ее романсы, вокальные дуэты, камерные сочинения, восстановленные ее сыном Джамалом Далгатом.

И, как бы подводя итог, музыковед добавляет: «Пианистка и педагог, музыкально-общественный деятель и автор первых музыкальных произведений, Дженнет Магомедовна Далгат внесла заметный вклад в развитие дагестанской музыкальной культуры».

Мне остается добавить, что урахинка была замужем за кабардинцем. Семья не удалась. Сын ее Джамал Далгат работал главным дирижером Кировского академического театра оперы и балета в Ленинграде. Как-то он приезжал в Буйнакск. Я сопровождал его с семьей на одну из вершин Гимринского хребта. Мои гости робко глядели уголком глаз в пропасть и спешили отвернуться, чтобы с непривычки не закружилась голова. Мне доставляло удовольствие рассказывать гостям об открывшейся величественной панораме, но я не догадался спросить у знаменитого дирижера Джамала Далгата о его не менее знаменитой матери – композиторе Дженнет Далгат.

На вершине Гимринского хребта

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Из книги История проституции автора Блох Иван

ГЛАВА ПЕРВАЯ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРОСТИТУЦИИСо времен древности люди делали попытки дать точное и ясное определение понятия «проституция». Но уже большое число этих попыток и тот факт, что определения юристов, медиков, социологов и моралистов частью сильно расходятся между


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Из книги Единицы условности автора Зимин Алексей

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ АНТРОПОЛОГИЯ 1 БЫТ, ИЛИ КАК СКРИПУЧИЙ ПАРКЕТ МОЖЕТ ИЗМЕНИТЬ ЖИЗНЬ Из всех человеческих привязанностей самая загадочная для меня - страсть к старым вещам. Я с ужасом, например, смотрю на собственную жену, когда она идет в магазин винтажного


Первая сверхдальняя

Из книги Исторические байки автора Налбандян Карен Эдуардович

Первая сверхдальняя 600 год до нашей эры. Египетский фараон отправляет первую сверхдальнюю экспедицию. Экспедиция выходит из Красного моря, огибает Африку и возвращается Гибралтарским проливом.И рассказывают они такое, что даже Геродот в комментах пишет: брехня.Проблема:


Песнь первая

Из книги Гомеровская Греция [Быт, религия, культура] автора Квеннелл Марджори


Песнь первая

Из книги Книга всеобщих заблуждений автора Ллойд Джон


Что делал Нерон, пока горел Рим?

Из книги Швеция и шведы. О чем молчат путеводители автора Стенвалль Катя

Что делал Нерон, пока горел Рим? Уж точно не играл на скрипке, которую изобрели лишь в XV веке.Еще Нерона обвиняли в том, что в 64 году, когда Рим был охвачен огнем, он якобы пел песню о горящей Трое, намекая, что сам же и устроил весь этот поджог.На самом деле, когда разразился


Последняя сосиска. Пока торт не кончился, значит, и праздник еще не кончился!

Из книги Толкование путешествий [Россия и Америка в травелогах и интертекстах] автора Эткинд Александр Маркович

Последняя сосиска. Пока торт не кончился, значит, и праздник еще не кончился! Существует множество историй про то, как шведы не решаются съесть самый последний или самый первый кусочек. Ну что ж, это правда, так оно и есть. Швед никогда и ни за что не съест последний кусок,


Пока все спали

Из книги Чёрная кошка автора Говорухин Станислав Сергеевич


Первая любовь

Из книги Вокруг Петербурга. Заметки наблюдателя автора Глезеров Сергей Евгеньевич


«Пока не погибла усадьба…»

Из книги Алогичная культурология автора Франк Илья

«Пока не погибла усадьба…» В начале XX века Петербургская губерния относилась к территориям с крупным помещичьим землевладением, несмотря на то что после отмены крепостного права происходило сокращение помещичьих земель. Важнейшей чертой Петербургской губернии


«Пока все спят, душа ушла из дома…»

Из книги Политическая история брюк автора Бар Кристин

«Пока все спят, душа ушла из дома…» Пока все спят, душа ушла из дома, На цыпочках, сняв туфли, не дыша, Как женщина, сбежавшая к другому, И не взяла с собою ни гроша. Мы здесь живём: в шкафу стоит посуда, И на окне – растения в горшках… Она уже так далеко отсюда, Что будет


Последняя сосиска Пока торт не кончился, значит, и праздник еще не кончился!

Из книги автора

Последняя сосиска Пока торт не кончился, значит, и праздник еще не кончился! Существует множество историй про то, как шведы не решаются съесть самый последний или самый первый кусочек. Ну что ж, это правда, так оно и есть. Швед никогда и ни за что не съест последний кусок,