Никаких табу

Никаких табу

Жители города выбирают на свой вкус мужчин или женщин. Никаких табу, только несколько простых правил: рабы принадлежат своим хозяевам и телом и душой (если есть), и хозяин их использует по своему желанию или по желанию своих гостей или друзей. Для освобожденного, если он соглашается с желаниями своего бывшего хозяина, это всего лишь благодарность. Римлянин обязан уважать некоторые запреты: гомосексуальная пассивность и женоподобные повадки не для него. Сенека делает вывод: пассивность – это «преступление для свободного человека, для раба – безоговорочное уважение, для освобожденного – услужливость по отношению к хозяину».

Если в Греции идеалом была любовь к благороднорожденному отроку, которого влюбленный наставлял в том, как быть достойным мужем и гражданином своего полиса, то в Риме «любимец» всегда был немножко не человеком: раб, чужеземец, актер. Одним из самых ходовых оскорблений у римских мужчин было «te praedico», означавшее: «Я возьму тебя в зад», или «irruo», означавшее: «Я дам тебе высосать». Именно эти угрозы щедро рассыпает Катулл, который, как мы уже убедились, за словом в карман не лезет.

Вот я трахну вас спереди и сзади,

Фурий-супарень с Аврелием беспутным!

Вы решили: стишки мои игривы —

Значит, я и в душе стыдлив не больно.

Но поэт должен сам в себе лелеять

Чистоту, но в стишках – ни в коей мере!

Лишь тогда в них наличны блеск и живость,

Коль игривы и не стыдливы слишком

И разжечь то, что чешется, умеют

Не у мальчиков – у мужей брадатых,

Тех, кто ленится двинуть вспухшим удом.

Вам, читавшим про тыщи поцелуев,

Как поверить в мою мужскую силу?

Вот я трахну вас спереди и сзади.

(Пер. А. Парина)

Для удовлетворения спроса существовали мужские лупанарии, где собирались красивые рабы из Африки и Азии, их было особенно много в Субуре, на Эсквилине и у моста Сублиция, а также в подвалах некоторых театров и цирков и в кабачках; вывески в виде фаллоса оповещали об оказываемых услугах.

Но лупанарии также пополнялись молодыми провинциалами, которые не смогли найти в Риме средства пропитания. Многие из них жили со своими любовниками, занимались домом и стряпней, пытаясь превратить насилие в какое-то подобие человеческих отношений.

Люди же побогаче предпочитали покупать хорошеньких рабов, умевших петь и танцевать, в свое вечное пользование. Так попал в Рим Трималхион, герой романа Петрония «Сатирикон»: «Да, как я вам уже говорил, своей честности обязан я богатством. Из Азии приехал я не больше вон этого подсвечника, даже каждый день по нему свой рост мерил; чтоб борода скорее росла, верхнюю губу ламповым маслом смазывал. Четырнадцать лет по-женски был любезным моему хозяину; ничего тут постыдного нет – хозяйский приказ. И хозяйку ублаготворял тоже. Понимаете, что я хочу сказать. Но умолкаю, ибо я не из хвастунов. Итак, с помощью богов я стал хозяином в доме; заполонил сердце господина. Чего больше? Хозяин сделал меня сонаследником Цезаря. Получил я сенаторскую вотчину…»

Разбогатев, Трималхион и сам заводит любимчика: «Затем, надев ярко-алую байковую тунику, он возлег на носилки и двинулся в путь, предшествуемый четырьмя медно-украшенными скороходами и ручной тележкой, в которой ехал его любимчик: старообразный, подслеповатый мальчик, еще более уродливый, чем его хозяин Трималхион».

Тиберий, хозяин империи, наслаждается в своем дворце изысканными удовольствиями. Декор, театр, музыка, танец, эротические фрески – все здесь устроено для того, чтобы возбудить похотливого старика. Современники считают, что у него извращенный вкус, даже по критериям того времени.

Суэтон пишет: «Он развивает свою мерзость и непорядочность: стыдно в это верить и рассказывать об этом. Предполагается, что он приучал мальчиков с нежного возраста, которых он называл своими маленькими рыбками, держаться и играть между его ног, когда он плавал, и возбуждать его языком и покусывать. […] Его предпочтения и его возраст привлекали больше всего его именно к этому виду разврата». Все делалось, чтобы возбудить слабеющего старика и доставить ему желаемое удовольствие. Император вешает в своей спальне картину Парразия, где Аталанта оказывает такую почесть Мелеагру.

Нескромные изображения часто украшают римские дома. Иногда они созданы с большим юмором, иногда с большим искусством, иногда представляют собой самую настоящую пошлость.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 17 Табу

Из книги Религия древних кельтов автора Маккалох Джон Арнотт


Глава 117 Эмансипация. «Для евреев как личностей — все права, для евреев как народа — никаких прав»

Из книги Еврейский мир автора Телушкин Джозеф

Глава 117 Эмансипация. «Для евреев как личностей — все права, для евреев как народа — никаких прав» Попросите евреев назвать единственную страну, в которой они пользовались равными правами в 1780-е гг., и вы редко получите правильный ответ. Обычно наугад называют Францию,


Главное слово – «табу»

Из книги Лесной: исчезнувший мир. Очерки петербургского предместья автора Коллектив авторов


Табу

Из книги Настоящая леди. Правила хорошего тона и стиля автора Вос Елена

Табу Существуют запреты, о которых необходимо знать при выборе и преподнесении подарка.• Нельзя дарить подарки с обидным намеком или подтекстом.• Подарки в виде предметов личной гигиены или белья позволительны исключительно самым близким родственникам.• Не стоит


Странное табу

Из книги История Петербурга наизнанку. Заметки на полях городских летописей автора Шерих Дмитрий Юрьевич


Никаких революций! В чью честь наименованы канал Грибоедова и улица Чайковского?

Из книги Англия и англичане. О чем молчат путеводители автора Фокс Кейт

Никаких революций! В чью честь наименованы канал Грибоедова и улица Чайковского? Военный инженер Константин Дмитриевич Грибоедов остался в памяти петербуржцев благодаря одному звучному, хотя и малоаппетитному слову: «фекалепровод». Именно такую систему предложил он


Табу на разговоры о деньгах

Из книги автора

Табу на разговоры о деньгах «Но почему, — недоумевал еще один озадаченный иностранец, иранский иммигрант, с которым я обсуждала ритуалы «промедления из вежливости», — именно так они себя и ведут? Причем могут тянуть до бесконечности. Меня это с ума сводит. Только не