Сонный прецедент, или Закон о серебряном коне

Сонный прецедент, или Закон о серебряном коне

Царь спит, и снится ему сон… В сказках с этим не шутят. Не только в русских сказках, между прочим: вообще для мифологического сознания сон властителя – это не глупость какая-нибудь, не смутный голос подсознания и не проявление либидо, как у нас, грешных. Сон помазанника Божия – это для мифологического сознания источник права. В снах мифологические цари сообщаются с пославшим их горним миром, и, следовательно, как только царь проснулся, в нашем бренном мире должны быть немедленно на основании монаршего сна проведены реформы.

Достаточно вспомнить библейскую историю об Иосифе Прекрасном. Там фараону и снятся всего-то семь тучных коров и потом семь тощих коров, которые пожирают тучных. Но как только фараон просыпается, на основании этого его сна (каковой, разумеется, безоговорочно признан вещим) немедленно меняется кардинальным образом фискальная система и система управления. По всей стране возводятся государственные хранилища зерна. Всякое крестьянское хозяйство в стране облагается огромным налогом. А управлять всем этим назначается никому не ведомый чужестранец, прежде служивший садовником и слугой. Если бы какой-нибудь сегодняшний властитель (даже диктатор) отважился на подобные реформы, его бы немедленно упекли в сумасшедший дом (даже диктатора). Но для мифологического властителя нет ничего естественнее, чем издавать законы на основании собственных снов, пусть даже это будут весьма эксцентричные законы.

В русских сказках – то же самое. Например, сказка «Иван крестьянский сын и мужичок сам с перст, усы на семь верст» тоже начинается с царского сна. Царь спит, и снится ему, что у него на дворе привязан к столбу волшебный конь: что ни шерстинка, то серебринка, а во лбу светел месяц – так в сказке описывают этого волшебного коня.

На следующий день царь рассылает во все концы страны глашатаев, которые должны разыскать человека, способного объяснить царю, что бы этот сон значил. В некоторой деревне царские посланники находят Ивана крестьянского сына, который прославился покамест только тем, что имеет задатки богатыря – двенадцать лет сидел на печи сиднем, а в двенадцать лет встал и проявил недюжинную силу.

Иван крестьянский сын растолковывает-таки сон. «Это не сон, – говорит Иван, – это быль. Двенадцатиглавый змей приезжал на этом коне ночью, хотел украсть царевну, да не нашел способа и, несолоно хлебавши, уехал».

Казалось бы, все разъяснилось. Царь должен радоваться, что стены его дворца и запоры на его дверях достаточно крепки. Царь должен радоваться, что змей не сумел похитить царевну. Царь должен радоваться и позабыть про волшебного коня. Однако не тут-то было: в царском сне конь был без седока, не было никакого змея, и теперь царь готов на любые действия, лишь бы в результате этих действий на царском дворе стоял серебряный конь, привязанный к столбу.

Царский сон, таким образом, имеет силу закона. Дальнейшая сказка представляет собой перечисление саморазличных условий, необходимых для того, чтобы царский указ был выполнен, царский сон был воплощен и на царском дворе стоял бы таки серебряный конь.

Подчеркнем еще раз: царь не то что хочет серебряного коня, не то что мечтает о серебряном коне, царь считает серебряного коня своей неотъемлемой собственностью, раз уж этот конь был его собственностью во сне.

Чтобы вернуть собственность, царю приходится, во-первых, ввести новую придворную должность подрастающего богатыря. Иван обещает коня добыть, но для этого надо подождать три года, пока двенадцатилетний богатырь станет пятнадцатилетним, то есть, по нормам русской сказки, взрослым. Во-вторых, царь должен выделить значительные деньги и развить серьезную инфраструктуру для выращивания богатырского коня. По достижении пятнадцатилетия Иван крестьянский сын (он же придворный богатырь) отправляется на поиски шелудивого жеребенка, ибо только из шелудивых жеребят выращивают богатырских коней. Жеребенка Иван ищет три года. Потом еще четыре года (любой конезаводчик вам скажет) Иван жеребенка растит. По самым скромным подсчетам, десять лет проходит с того момента, как царю приснился вещий сон, до того момента, как Иван отправляется на поиски коня. И все это время идет Ивану богатырское жалованье.

Дальнейшие приключения к царю не имеют уже отношения, а имеют отношение к Ивану. Разумеется, богатырь сражается с двенадцатиглавым змеем на Калиновом мосту, перекинутом через реку Смородину, разумеется, змей вгоняет богатыря в землю по самые плечи, разумеется, каплет кровь с рукавицы, оставленной в избушке товарищам, разумеется, в конце концов Иван побеждает.

Однако же на обратном пути, едучи верхом на экспроприированном у змея серебряном коне, Иван встречает мужичка сам с перст, усы на семь верст, и мужичок одним щелчком выбивает богатыря из седла и серебряного коня отнимает по праву сильного. Иван мужичка долго ищет и, когда находит, пытается коня выкупить, раз уж победить усатого коротышку не может ни один богатырь на свете. Коротышка заламывает такую цену, что Ивану приходится совершить против царя страшное преступление, каковое преступление царь преступлением не посчитает только потому, что на преступление Иван идет ради воплощения царского законообразующего сна о серебряном коне.

В уплату за коня коротышка требует царскую дочь. Иван, ничтоже сумняшеся, дочь у царя похищает и отдает коротышке. Получает взамен коня и едет к царю сказать, что царский указ выполнен, царский сон воплощен, серебряный конь будет отныне стоять на царском дворе, привязанный к столбу, пусть бы даже и пришлось заплатить за эту безумную прихоть десятью годами значительных бюджетных расходов и царской дочерью.

И царь, надо сказать, доволен. Ему, конечно, жаль дочери, но царь относится к своему сну как к непреложному закону, распространяющемуся не только на царских подданных, но и на самого царя. Если царю что приснилось, то так и должно быть, каких бы жертв это ни стоило – хоть народу, хоть самому царю.

К счастью, царевна не задерживается у усатого коротышки: обращается булавкой, вонзается Ивану в ворот, добирается тайно домой и выходит за богатыря замуж. Но это, в отличие от закона о серебряном коне, случайность.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ГЛАВА V. Культурно-исторические типы и некоторые законы их движения и развития Пять законов развития типов. — Закон сродства языков и политической независимости. — Закон непередаваемости цивилизации. — Влияние Греции на Восток. — Влияние ее на Рим. — Влияние Рима. — Пересадка цивилизации. — Прививка

Из книги Россия и Европа автора Данилевский Николай Яковлевич


Найдите прецедент в истории

Из книги Наблюдая за китайцами. Скрытые правила поведения автора Маслов Алексей Александрович

Найдите прецедент в истории История для Китая – это всегда пример для подражания, это важнейший прецедент «правильного поступка», а поэтому, если вы хотите, чтобы китайцы позитивно воспринимали вас и ваши предложения, постарайтесь заранее подготовить и запомнить


Закон

Из книги Инки. Быт, религия, культура автора Кенделл Энн


3. Закон

Из книги Сексуальная жизнь в Древнем Риме автора Кифер Отто


Глава 82 Устный закон / Тора Шебеальпэ. Письменный закон / Тора Шебихтав

Из книги Еврейский мир автора Телушкин Джозеф

Глава 82 Устный закон / Тора Шебеальпэ. Письменный закон / Тора Шебихтав Письменный Закон — другое название Торы. Устный Закон — юридический комментарий к Торе, объясняющий, как именно выполнять ее предписания. Здравый смысл подсказывает, что в том или ином виде устная


Закон

Из книги Многослов-2, или Записки офигевшего человека автора Максимов Андрей Маркович

Закон Справедливый закон – это созданный человеком кодекс, который соответствует моральным законам или закону Бога. Несправедливый закон – это положение, которое идет вразрез с законами нравственности. Мартин Лютер КИНГ, проповедник, борец за права черных в США Закон


V. ЗАКОН И СУД

Из книги Повседневная жизнь горцев Северного Кавказа в XIX веке автора Казиев Шапи Магомедович


15. Дух на коне

Из книги Народный быт Великого Севера. Том I автора Бурцев Александр Евгениевич

15. Дух на коне Арабская революция застала меня врасплох, и это не удивительно. Поразительно, что о ней не догадывались и те, кому положено. И это вновь убеждает меня в том, что им положено куда больше, чем они заслуживают. Главный секрет секретных служб заключается в их


СКАЗКА о золотом, серебряном и медном государствах

Из книги Цыпочки в Нью-Йорке автора Демэй Лайла

СКАЗКА о золотом, серебряном и медном государствах В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь с супругою своею, и имели у себя трех прекрасных сыновей, из которых большего называли Василий-Царевич, среднего — Федор-Царевич, а меньшего — Иван-Царевич.В один


Однажды по мне приедет принц на белом коне

Из книги История и повествование [ML] автора Зорин Андрей Леонидович

Однажды по мне приедет принц на белом коне Для многих американцев вошло в привычку просматривать раздел Sunday Style на последней странице The New York Times. И в данном случае интересуются не биржевыми новостями и даже не фотографиями обнаженных мужчин, если таковые имеются.


Лора Энгельштейн Александр Иванов в Серебряном веке: Образ и сюжет

Из книги Петербургские окрестности. Быт и нравы начала ХХ века автора Глезеров Сергей Евгеньевич

Лора Энгельштейн Александр Иванов в Серебряном веке: Образ и сюжет Картина русского художника Александра Андреевича Иванова (1806–1858) «Явление Христа народу» описывает сюжет из Евангелия от Иоанна. Иоанн Креститель (или Иоанн Предтеча) помещен немного левее центральной


Думцы разбудили сонный Выборг

Из книги Алогичная культурология автора Франк Илья

Думцы разбудили сонный Выборг Яркую страницу в историю российского парламентаризма вписал город Выборг. Именно здесь в июле 1906 года, после роспуска императором Николаем II Первой Государственной думы, собрались депутаты «в изгнании». Так Выборг на какое-то время стал


4. Жуками сыплет сонный сад (81+)

Из книги автора

4. Жуками сыплет сонный сад (81+) Стихотворение Пастернака, написанное еще до Первой мировой войны: Как бронзовой золой жаровень, Жуками сыплет сонный сад. Со мной, с моей свечою вровень Миры расцветшие висят. И, как в неслыханную веру, Я в эту ночь перехожу, Где тополь