Гайсюцу оёби тобо (Выход или бегство из Ёсивара)

Гайсюцу оёби тобо (Выход или бегство из Ёсивара)

«Ёсивара окагами» сообщает, что со дня основания Ёсивара выход проституток за пределы квартала был запрещен, за исключением таю, которым время от времени дозволялось выходить наружу для посещения Верховного суда (Хёдзёсё) и встречи с чиновниками.

Если дзёро вызывалась в матибугё (городскую префектуру) ,ее сопровождали два вакаймоно, хозяин публичного дома, пять телохранителей (гонингуми), представитель нануси и его яритэ. Последние преподносили скромный подарок чиновникам бугё с тем, чтобы они предоставили коврик, на который могла сесть дзёро, притом что на все вопросы судьи отвечала яритэ, а дзёро оставалась безмолвной.

Каждый год весной обитатели публичных домов выходили в Уэно, Асукаяма или Мукодзима полюбоваться цветущими вишнями и по этому поводу проводили день в распитии сакэ под вишнями, развлекая себя танцами и другими забавами. Традиция появления таю в Хёдзёсё закончилась в годы Канъэй (1624—1644), а любование цветами вишни вышло из моды к периоду Бунсэй (1818—1830). Помимо этих случаев, проститутки могли выйти за ворота для лечения у врача за пределами Ёсивара или для поправки здоровья на вилле хозяина публичного дома (росю-но бэссо). Если родители проститутки, проживающие в окрестностях Асакуса, серьезно заболевали, дочь могла навестить их по специальному разрешению росю (хозяина публичного дома), но даже в таких случаях женщины выходили за ворота под предлогом болезни, имея пропуск, выданный нануси, следующего содержания:

«Куртизанка (имя) , работающая на..... (имя) ,

будучи больной, отсылается за главные ворота (Омон) для визита к доктору (имя) в сопровождении своего хозяина. Позвольте ей беспрепятственно выйти за ворота.

(Дата)

(Подпись) Нануси (печать)

Г-ну Сиробэй Главные ворота».

Наверняка женщина, таким образом оказавшаяся за пределами Ёсивара, с любопытством выглядывала из паланкина (каго), дивясь изменениям, произошедшим на улицах. Затем она, скорее всего, начинала волноваться о здоровье своих родителей и заставляла носильщиков (кагоя) бежать быстрее. Прибыв в дом родителей, она находила отца серьезно больным, лежащим в полной нищете. Ее бедная старая мать, взяв дочь за руку, не может сдержать горьких слез. Потом происходил длинный разговор о будущем, а затем день передышки подходил к концу, поскольку куртизанка должна вернуться в Ёсивара до половины шестого вечера. Грустные звуки храмового колокола в Асакуса напоминают ей о том, что ее время на исходе. И, подгоняемая яритэ (старая карга из публичного дома), без которой ее бы не отпустили, она встает, прощается с плачущими родителями и садится в каго, который несет ее, почти ослепшую от бессильных слез, обратно в мир позлащенных страданий.

Несмотря на существующие правила прохода через главные ворота, находились проститутки, пытавшиеся убежать из Ёсивара вследствие непреодолимого желания повидаться с любимым или тяжелого бремени долгов. Когда такое случалось, озабоченный хозяин публичного дома рассылал во все стороны людей, чтобы выследить беглянку, или обращался в полицейский участок (мэмбансё) с просьбой о ее задержании. И поскольку сыщики сразу включались в работу по установлению ее местонахождения, почти все сбежавшие женщины бывали схвачены и с позором возвращены своим хозяевам. Возвращенные беглянки подвергались суровому порицанию со стороны хозяина, яритэ и банто, а все расходы на ее поиск и поимку записывались на ее счет. Таким образом, срок ее рабства в публичном доме продлевался. Иногда, если хозяин находил это необходимым, проститутке назначалось особое наказание. В случаях, когда побеги продолжались, женщину обычно перепродавали в какой-нибудь квартал проституток за пределами Ёсивара при посредничестве дзэгэна (сводника). Такая практика называлась курагаэ (смена седла). Говорят, существовал обычай, когда хозяин публичного дома за пределами Ёсивара, начиная переговоры о приобретении куртизанки-курагаэ, подсылал в дом куртизанки своего банто под видом обычного гостя. Тот проводил с ней ночь, и по результатам его доклада стороны договаривались о размере ми-но сирокин (деньги за тело).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Бегство

Из книги Рассказы старых переплетов автора Белоусов Роман Сергеевич


БЕГСТВО ОТ СЛАВЫ

Из книги Мифы Греции и Рима [litres] автора Гербер Хелен

БЕГСТВО ОТ СЛАВЫ Загадка писателя–невидимки Травена стала одной из удивительных мистификаций нашего времени. Усердные литературоведы, дотошные репортеры и частные детективы не раз пытались проникнуть в тайну Травена и охотились за каждым «подозрительным», в ком


X. Бегство

Из книги Иероглифика автора Нильский Гораполлон


22. Бегство

Из книги Избранное. Молодая Россия автора Гершензон Михаил Осипович

22. Бегство Волк или собака, обращенные спиной, обозначают


X Бегство

Из книги Гейши. История, традиции, тайны автора Бекер Джозеф де


Ёсивара дзиндзя («Храм Ёсивара»)

Из книги автора

Ёсивара дзиндзя («Храм Ёсивара») Он находится справа от Годзиккэнмати. Раньше здесь стоял храм, который назывался Ёситоку-Инари, но впоследствии прочие храмы Ёсивара (Эномото-Инари на углу Эдотё-нитёмэ, Кайун-Инари на углу Кёмати-иттёмэ, Куросукэ-Инари на углу


Ёсивара гаёи-но дзинрикися (Рикши в Ёсивара)

Из книги автора

Ёсивара гаёи-но дзинрикися (Рикши в Ёсивара) Использование паланкинов (цудзикаго) широкой публикой было разрешено в эпоху Гэнроку (1688—1704), но число этих средств передвижения в Эдо было ограничено всего одной сотней! Поэтому люди имели обыкновение посещать Ёсивара верхом


Рётю оёби инсёку-но кото (О болезнях проституток и об их еде)

Из книги автора

Рётю оёби инсёку-но кото (О болезнях проституток и об их еде) Вообще, каждая юдзё имеет в своем распоряжении комнату, независимо от того, есть у нее гости или нет. Однако в некоторых домах, в случае болезни проститутки, ей не разрешали оставаться в своей комнате, а отсылали


Син-ёсивара-но бодайдзи (Кладбище Син-Ёсивара)

Из книги автора

Син-ёсивара-но бодайдзи (Кладбище Син-Ёсивара) Храм Дзёкандзи в Минова и Дотэцу[3 Сейчас называется Когандзан саходзи и находится на Сёдэнтё, 36 в Асакуса.] на берегу (Нихон цуцуми) были раньше единственными местами, где хоронили юдзё из Есивара, которые умерли в период


Дотю-но кото оёби цукидаси-но кото (Шествия юдзё и первые появления «рекрутов» в Ёсивара)

Из книги автора

Дотю-но кото оёби цукидаси-но кото (Шествия юдзё и первые появления «рекрутов» в Ёсивара) Процессии, или шествия, юдзё всегда считались самым пышным зрелищем и важнейшей церемонией в Есивара. Однако сейчас это удивительное шествие в пору цветения вишен состоялось лишь


Ёсивара нана фусиги (Семь тайн Ёсивара)

Из книги автора

Ёсивара нана фусиги (Семь тайн Ёсивара) В противовес «Семи тайнам» Этиго, Сува, Хондзё и т. д., состоящим из жутких рассказов о привидениях или о действительно неразгаданных тайнах, нана фусиги Ёсивара совершенно невинны и скорее забавны по своей сути. Вот они:1. Хотя ворота


Ёсивара кайрокки (Хронология пожаров в Ёсивара)

Из книги автора

Ёсивара кайрокки (Хронология пожаров в Ёсивара) В 12-м месяце 7-го года Канъэй (январь 1631) пожар вспыхнул на Хатёбори и выжег Нэгитё, Хасэгаватё и Томидзаватё.На 14-й день 12-го месяца 2-го года Сёхо (30 января 1646) после перерыва в 16 лет пожар вспыхнул на Оваритё и Ёсивара сгорел.