2. О совете совести

2. О совете совести

Позади обзор 2,5-тысячелетней истории евреев, посвященный их роли в судьбе христианства и России. Обзор неполный, краткий и в чем-то субъективный. Автор не делает выводов, предоставляя это читателю, если у того хватит терпения и интереса к данной теме. Гораздо важнее будущее России и судьба тех русских евреев, которые не уехали в поисках еврейского счастья, а остались здесь, связав свои надежды и планы с этой прекрасной и больной страной. Их выбор означает признание России своей единственной Родиной. Родина дала им жизнь в обмен на их труд и талант. Не все еще сделали свой окончательный выбор. Слишком много крутых перемен произошло в последние годы. Активно действует пропаганда сионистская и пропаганда антисемитская. С последней суды не борются, бесстыдно проявляя нежелание применять ст. 74 УК РСФСР о разжигании национальной розни. Характерен пример суда в С.-Петербурге над отставным преподавателем марксизма, а ныне «специалистом по определению жидов» и издателем «Майн Кампф» Безверхим В. Н. Коллегия городского суда под председательством коммуниста Голеца С. Ю. в январе 1995 г. вынесла ему оправдательный вердикт, не найдя злого умысла в термине «жидовский ублюдок» и в «философских» упражнениях фашиста. В «застойные» времена городской суд в том же составе лихо выносил обвинительные приговоры по ст. 70 за антисоветскую пропаганду, находя и злой умысел, и «цель подрыва».

Этот и другие метастазы коммунизма с националистическим или еще каким-либо лицом возможны в России. Название лица придумают безработные идеологи-ленинцы типа Безверхого. Однако в долгосрочном аспекте возврат коммунизма маловероятен хотя бы потому, что он (коммунизм) не имеет хождения среди молодежи. Да и русский народ в целом, почувствовав вкус свободы и демократии, выработал в себе иммунитет к прельстительным теориям и разного рода «сияющим вершинам».

Пугают евреев и фашистские группы со злобными и малограмотными фюрерами. По невежеству своему они приняли «Майн Кампф» за истину, не озаботясь тем, что Гитлер утверждал неполноценность славянской расы. Когда фюреры поумнеют, то поймут две вещи. Во-первых, то, что им придется опровергать Гитлера и его ученых, проводивших «научные» обмеры черепов русских военнопленных. Это неизбежно вынудит их проводить обмеры немецких черепов и доказывать свое расовое превосходство. Иначе настоящего фашизма не получится. Во-вторых, то, что избыток энергии лучше направлять не на борьбу с мировым сионизмом, а на что-нибудь конструктивное и осязаемое. История показала, что «тысячелетние» империи и рейхи, чрезмерно увлекавшиеся такой борьбой, в конечном итоге увязали в кризисах и погибали, тогда как страны нейтральные к евреям здравствовали и процветали. Русские цари и генсеки, своей неумной политикой выгнавшие евреев в Америку, сделали эту страну тем, чем она в настоящее время является сверхдержавой и законодателем планеты.

Но думают русские евреи не столько о коммунистах и фашистах, сколько о том, что русский человек им ближе и роднее, чем, например, эфиопский еврей, с которым придется жить по соседству в Израиле в окружении беснующихся арабов. Слишком много вместе с русскими водки выпито, соли съедено и песен перепето, чтобы бросить Россию в трудный час и ехать на историческую родину. К таким евреям, собственно, и обращена эта книга. Трудный опыт сосуществования русских и евреев имеет много положительного для обеих наций. Гораздо больше, чем отрицательного, о чем твердят русские и еврейские националисты. О русско-еврейском симбиозе в науке и культуре говорилось выше. Все понимают, что государственный антисемитизм исчез, но остался антисемитизм бытовой. Поскольку он вечен, то евреи к нему привыкли, как к дождливой петербургской погоде, и смотрят на него спокойно. Антисемитская риторика в красно-коричневой прессе всем надоела и стала стихать, а каких-либо акций антисемитской направленности в последние годы не наблюдалось.

Вопрос заключается в том, как использовать исторический опыт для мирного вхождения в третье тысячелетие в духе пророчеств Исайи и заповедей Христа? Как обновить русско-еврейские отношения и поднять диалог на высшую ступень? От этого зависит не только межэтнический дух, но и, благодаря влиянию еврейской диаспоры, межгосударственный климат. Межгосударственный климат делается политиками, однако допускать политиков к межэтническим отношениям опасно из-за их амбиций и вечного стремления к личной или партийной выгоде. По этой причине политики могут извратить и погубить любую благородную идею. Так было, например, с идеей социальной справедливости, попавшей в руки экстремистов, невежд и людей с так называемой «классовой моралью», т. е. без морали вообще. К сожалению, среди этих уродов было много евреев.

Говоря об историческом опыте, следует иметь в виду как сотрудничество, так и межэтнические трения, конфликты и права наций. Многих конфликтов можно было бы избежать или преуменьшить их последствия, если бы существовал внегосударственный национальный Совет Совести каждой этнической группы, авторитетный в вопросах этики и морали. Его вердикт, в случае возникающих межэтнических и внутриэтнических коллизий, относился бы лишь к членам данной этнической группы, признавался бы ею как выражение нравственного порядка. Совет Совести уравновешивал бы партии и группы политиков-националистов, которые всегда являлись спусковым механизмом конфликтов, злобно «качали права» своей нации и звали к джихаду. Нравственные авторитеты есть у каждого народа. Даже будучи одиночками, не объединенными ни в какие советы, Сахаров А. Д. и Солженицын А. И. оказывали мощное влияние на умы людей и, в конечном итоге, на политику. Предлагаемый автором Совет Совести объединял бы нескольких людей такого калибра для разработки рекомендаций по проблемам, не подпадающим под юрисдикцию действующих законов и структур, по проблемам духа этноса. В перечень таких проблем можно было бы включить отношение этноса к конкретным историческим событиям, поведенческие реакции на другие этносы, поддержание и коррекцию заповедей религиозного и светского характера и т. д. Из этого следует, что Совет Совести не должен подменять собой политическую партию, Совет безопасности, Верховный или Конституционный суд, религиозные и другие подобные структуры.

Для мирного вхождения в третье тысячелетие Совет Совести каждого этноса мог бы объявить, как минимум, акцию покаяния за грехи прошлых веков по отношению к соседним этносам. Это должен сделать и Совет Совести русских евреев за буйства своих сынов в годы большевизма. Антисемитов от этого в России не убавится, но совесть народа станет чище, а опыт — мудрее. Покаяние — важная и полезная для духа человека процедура, издревле применяемая людьми, а в последнее время и политиками. Канцлеры Германии К. Аденауэр и В. Брандт от имени немецкого народа просили евреев простить немцев за совершенные злодеяния. Нет нужды говорить, что за злодеяния ГУЛАГа несут ответственность преступная ленинская партия и «меч диктатуры пролетариата» — НКВД. Но поскольку в этой партии и в этом НКВД было не один и не два, а много евреев, то преступления их замарали еврейский народ в целом. И то, что евреи сами стали жертвой сталинских беззаконий, ничего при этом не меняет. И дело совести каждого народа русского, украинского, латышского, еврейского и т. д. — решать вопрос о своей вине, или, точнее, о части своей вины перед другими этносами за участие своих преступных сынов в этом самом ГУЛАГе и во взаимных геноцидах. А так как коммунистические партии Зюганова, Тюлькина, Анпилова и других вождей каяться не хотят, то пусть каются отдельные совестливые лица либо отдельные совестливые народы друг перед другом за беды, причиненные друг другу. А если и они каяться не захотят, то жить нам с этим ГУЛАГом, Освенцимом и геноцидом и в третьем тысячелетии.

Разумеется, без дискуссий здесь не обойтись. Найдутся евреи, которые скажут: «Мы столько страдали, нас громили, убивали и притесняли две тысячи лет, и мы же должны каяться?!» Что тут можно возразить? Только лишь то, что страдания не дают права на вечную правоту. Испытания на правоту не выдержал ни один народ, ни одно государство, ни одна философия. В кровавом XX веке оказалось, что быть народом Книги легче, чем быть народом Совести. Иначе бы евреи выдвинули не Троцкого, Зиновьева и Ягоду, а пророков, подобных Иеремии, Исайе и Даниилу, которые вразумили бы евреев, а заодно и неевреев, не буйствовать, не убивать, не красть и т. д.

Помимо акта покаяния, Совет Совести евреев мог бы предложить русскому народу пакт о межэтнической дружбе и о помощи в деле воссоздания Великой демократической России. Вторая историческая Родина, возможно, еще не раз окажет приют евреям в случае катаклизмов на крутых виражах третьего тысячелетия. Это особенно вероятно в связи с эволюцией исламского терроризма в сторону ядерного, химического и биологического оружия. Попадание такого оружия в руки террористов является лишь вопросом времени, и тогда существование Первой исторической Родины евреев станет более эфемерным, чем «построение коммунизма в отдельно взятой стране».

Независимо от того, как сложится судьба предлагаемого Совета Совести, будет он создан или не будет, русские евреи, учитывая всю предысторию, должны держаться подальше от политики и заниматься тем, в чем они зарекомендовали себя наиболее успешно, т. е. культурой, наукой и экономикой. Здесь они смогут проявить свои таланты, свою честность, свое благородство и заслужить уважение всех. При демократическом развитии России евреи всегда найдут достойную их нишу в семье вольных народов и послужат стране своим умом и старанием.

Тюмень — С.-Петербург

1993–1996 гг.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 232 Узники совести. Анатолий (Натан) Щаранский

Из книги Еврейский мир автора Телушкин Джозеф

Глава 232 Узники совести. Анатолий (Натан) Щаранский С конца 1960-х и до конца 1980-х гг. сотни советских евреев находились в СССР в заключении по обвинению в самых различных преступлениях, тогда как единственным действительным «преступлением» было желание жить в Израиле. Хотя


Спокойствие совести

Из книги Многослов-3, или Прочистите ваши уши: первая философская книга для подростков автора Максимов Андрей Маркович


Глава 6. О радости, которая происходит от доброй совести

Из книги О подражании Христу автора Кемпийский Фома

Глава 6. О радости, которая происходит от доброй совести Слава доброму человеку — это свидетельство доброй совести. Имей добрую совесть и всегда будешь иметь радость. Добрая совесть может перенести очень много, и радуется в напастях великою радостью. Дурная совесть


Глава 7. О испытании совести своей и о намерении к исправлению

Из книги Друг на все времена автора Келер Владимир Романович

Глава 7. О испытании совести своей и о намерении к исправлению Прежде всего надлежит священнику Божию с крайним смирением сердца, с молитвенным благоговением, с полною верой и благочестивою ревностью ко славе Божией приступать к совершению, к созерцанию и к принятию сего


Сила совести

Из книги Руководящие идеи русской жизни автора Тихомиров Лев

Сила совести Должно стыдиться самого себя столько же. как и других людей, и одинаково не делать дурного, остается ли оно никому не известным или о нем узнают все. Но наиболее должно стыдиться самого себя... Демокрит[21] СовестливостьВероятно, бессовестных людей на земле все


Глава восьмая Представление французов и русских о душе, уме и совести

Из книги Антисемитизм: концептуальная ненависть автора Альтман Илья

Глава восьмая Представление французов и русских о душе, уме и совести Общие представления об исследуемых понятияхЛинейность человеческого мышления, о которой замечательно писал Анри Бергсон (1), проявляющаяся, в частности, в стремлении найти причины и следствия во


Глава 5. РЫЦАРИ СОВЕСТИ

Из книги С Евангелием в руках автора Чистяков Георгий Петрович

Глава 5. РЫЦАРИ СОВЕСТИ Когда из пламени народных мятежей Взвивается кровавый стяг с девизом: «Свобода, братство, равенство иль смерть» — Его древко зажато в кулаке Твоем, первоубийца Каин. М. Волошин «Привычный масштаб, по которому часто судят и рядят о «Бесах», есть


«Нет совести без памяти»[58]

Из книги автора

«Нет совести без памяти»[58] «Море становилось торжественным и значительным, когда еле слышно через воду долетал звук тяжкого колокола Исаакия», – вспоминал о Финском заливе Дмитрий Сергеевич Лихачёв в одном из очерков о первых годах своей жизни. Мальчиком он бегал по