§ 1. А. А. Брянчанинов и его «Русские народные сказки в стихах»

§ 1. А. А. Брянчанинов и его «Русские народные сказки в стихах»

Анатолий Александрович Брянчанинов (1839–1918 г.) – писатель, поэт, беллетрист, собиратель сказок, былин и старин. Он принадлежал к известному дворянскому роду, происходившему от Михаила Афанасьевича Бренка (Бронника), приехавшего в Россию еще при великом князе Дмитрии Ивановиче Донском. Брянчанинов окончил инженерное училище, затем курс Николаевской инженерной академии, служил в лейб-гвардии в 1-м стрелковом батальоне[243]. Выйдя в 1862 г. в отставку, служил сначала в Вологодских губернских учреждениях. К литературной деятельности он обратился в 17 лет. В журналах «Русский вестник» и «Сын Отечества» в 1867, 1868 и 1869 гг. были опубликованы его рассказы и повесть[244].

Первые сочинения вошли в небольшую книжку «Повестей и рассказов», вышедшую в Москве в 1870 г. В 1872 г. в Москве в типографии П. В. Бахметева в виде отдельной небольшой по размеру книжечки (формат: восьмушка) вышел рассказ «Игрушка». В том же году молодой писатель создал «драму из народного быта» (так у автора) – «Бездольная». Но публикация ее затянулась на долгие пять лет. В 1875 г. А. А. Брянчанинов переехал в Орел, стал директором Орловского земельного банка.

В 1878 г. состоялось его знакомство с И. С. Тургеневым (именно к нему Брянчанинов обратился с просьбой прочитать и помочь опубликовать пьесу). Тургенев проникся добрым чувством к Брянчанинову, отдавал должное его таланту и призывал «…не отказываться от литературной деятельности, к которой – я все-таки убежден в том – Вы имеете несомненное призвание»[245]. В другом письме Тургенев подчеркивал, что он знает Брянчанинова как «совершенно честного, умного и талантливого человека»[246]. Оказывая содействие Брянчанинову, Тургенев в одном из писем предложил ему «найти в нашей провинциальной жизни самый богатый материал для новых сочинений»[247]. Таким «материалом» стали русские народные сказки. Но писатель не просто пересказал их, а переложил стихами, отчего они получились более живыми и привлекательными. Вот как, например, зазвучал сюжет о Сивке-бурке в «Сказке об утке – золотые перышки»:

Вышел тот (Иван-дурак – Г. А.) в места глухие

На луга заповедные

Волос конский припалил,

Крикнул громко, что есть сил:

«Эй, конек ты, Сивка-бурка,

Чудо, вещая каурка,

Стань сейчас передо мной,

Словно лист перед травой!»

Вихрем мчится Сивка-бурка,

Чудо, вещая каурка,

Изо рта огнем палит,

Из ушей дым-cep валит.

Звонко, весело проржала

и как вкопанная стала.

Влез дурак в одно ушко –

Угостился широко;

Влез в другое – нарядился

и красавцем появился,

Да таким, что ни сказать,

Ни пером не описать![248]

Забавной и живой стала обретшая стихотворную форму сказка-небывальщина «Не любо – не слушай» о мужике, посадившем в подвале своего дома горошину:

Посадил мужик в подвал Петуха;

тот отыскал

Там горошину, прельстился

И скликать всех кур пустился.

Мужичок то услыхал,

Петуха оттуда взял,

А горох, покрыв землею,

Полил чистою водою;

Тот сейчас же в рост пошел.

Рос да рос – уткнулся в пол…

Прорубил мужик накаты,

Самый пол убогой хаты,

А горох все вверх идет,

Потолок уж достает.

Мужичок не унывает

И дыру в нем прорубает –

Выше знай горох бежит,

По стропилинам скользит.

Мужику не жаль и крыши:

Разобрал – горох все выше

Стал тянуться, поднялся

И уперся в небеса.

Говорит мужик: «Хозяйка!

Армячок-то мне подай-ка,

Я хочу на небо лезть!»

«Полезай, коль смелость есть!»

Взял мужик краюшку хлеба;

И полез себе на небо.

Лез да лез – насилу влез;

Огляделся – тьма чудес!

Входит в дом большой, богатый:

Средь расписанной палаты

Стол с закусками стоит,

И те яства сторожит

О семи глазах козленок.

Догадался мужичонок,

Как ему тут поступать –

Стал сейчас же причитать:

«Глаз усни!»

Глазок закрылся.

Мужичок приободрился

И все шесть заговорил;

Про седьмой же и забыл,

Что сидел в спине козлиной.

Сел за стол – и в миг единый

Так наелся, напился,

Что на печку забрался.

Вот хозяин воротился,

От козленка известился

Про нахала-мужика

И, намяв ему бока,

Выгнал из дому по шее.

Тот к горошине скорее

Из покоев поспешил –

Глядь: гороха след простыл!

Мужичок не растерялся,

Паутину вить принялся,

Из нее веревку свил,

К краю неба прицепил

И давай по ней спускаться.

Стал к земле уж приближаться

Поглядел – веревка вся!

Вниз как камень сорвался,

В топь болотную свалился

И по шею погрузился.

Стала утка вить гнездо

И на голову его

Прутьев, травки натаскала

И яиц в гнездо наклала.

Ухитрился мужичок,

Поднялся на сколько мог,

И в удобную минутку

Ухватил за хвостик утку.

Утка билась час-другой.

Мужика наверх тащила

И из топи моховой,

Наконец, освободила.

Утку взял мужик с собой

И отправился домой.

То не чудо из чудес,

Что мужик упал с небес;

А то чудо из чудес,

Как туда-то он залез![249]

В августе 1881 г. Брянчанинов отправил первые три сказки Тургеневу в Спасское-Лутовиново. Прочитав их, Тургенев ответил автору, что «сказки понравились: верны тоном и стих хороший»[250].

При отъезде из своего Орловского имения в Петербург Тургенев взял с собой и присланные сказки, чтобы отдать их для напечатания М. О. Вольфу. «Я намерен свезти их (сказки.) к М. О. Вольфу и постараюсь уговорить издать Ваше собрание с иллюстрациями, что обещает несомненный успех», – писал Тургенев 20 августа (1 сентября) 1881 г.[251] Спустя несколько дней он известил Брянчанинова из Петербурга: «Вчера я отвез Ваши три сказки к М.О. Вольфу… Вероятно, они попросят у Вас остальных сказок»[252]. В этом же письме Тургенев предложил написать небольшое предисловие к сказкам.

За два месяца, прошедших с момента передачи сказок Вольфу, Брянчанинов не получил от него никаких известий. Получалось, что рекомендация писателя сыграла отрицательную роль. Но Тургенев был очень заинтересован в публикации сказок в иллюстрированном варианте. В конце октября 1881 г. он написал Брянчанинову, переехавшему в Вологду: «…Но вот что заставляет меня недоумевать. Вы мне ни слова не говорите о М. О. Вольфе – так что я не знаю, с ним ли Вы сошлись насчет издания (он хотел снестись с Вами) – или беретесь за него сами? Пожалуйста, разъясните мне этот вопрос. И куда и к кому прислать мне свое предисловие?»[253]

В начале 1882 г. с изданием сказок еще ничего не было решено. Тогда Тургенев, помня о своих обещаниях написать предисловие к «Сказкам», вновь отправил письмо Брянчанинову: «Из письма Вашего я заключаю, что Вы с Вольфом не сошлись, может быть, даже он не написал Вам. Дайте мне об этом знать – и, согласно с Вашим ответом, я либо отправлю Вашу тетрадь (первый выпуск из 10 сказок) к Вам в Кадников, либо пошлю ее к Вольфу, приложив к ней письмо… и вторично выражу мнение о Вашей работе и повторю ему мое предложение написать к ней небольшое предисловие»[254].

Вольф не стал издавать «Сказки», не объясняя причин автору. Но предисловие Тургеневым было написано. В августе 1882 г. писатель прислал его автору[255]. До выхода в свет «Русских народных сказок в стихах» великий русский писатель так и не дожил, они были опубликованы только через два года после его смерти.

Поняв всю тщетность предпринимаемых попыток издать сказки, Брянчанинов решил привлечь к ним внимание другим способом. В 1883 г. он выбрал 25 сказок, которые были каллиграфически переписаны на 103 листах бумаги большого формата (20,0?30,0 см) и переплетены. Переплет был сделан из великолепного фиолетового бархата. По верхней крышке вытиснили золотом заголовок: «Анатолий Брянчанинов. Русские народные сказки в стихах. 1883». Для форзаца использован белый муар. И эту небольшую рукописную книгу Брянчанинов преподнес в Дворцовую библиотеку в качестве подарка царской семье. Она попала к великому князю Николаю Николаевичу (на обороте верхней крышки переплета экслибрис Николая Николаевича с изображением вензеля на фоне княжеской короны)[256]. Таким образом, писатель Брянчанинов создал небольшую рукописную книгу, своим содержанием тяготеющую к рукописным книгам новой традиции.

В 1885 г. первый том «Русских народных сказок в стихах» с предисловием Тургенева и великолепными иллюстрациями М. Малышева выпустил Ф. Ф. Пав ленков. Говоря об этом издании, нельзя не привести целиком небольшое предисловие. «Достоинство русских народных сказок оценено и признано не только нашей публикой, но вообще всем образованным и ученым миром. Мысль г. Брянчанинова переложить некоторые из них на стихи мы считаем счастливой, тем более что он исполнил свою задачу с замечательным искусством и тактом, всюду сохраняя тон и колорит оригинала, и разнообразием размера придавая ему более жизни и движения».

Стихотворная форма имеет то преимущество, что она, если можно так выразиться, ближе придвигает содержание сказок к памяти и восприимчивости читателей, особенно молодых. Подобную же пользу приносят иллюстрации, исполненные в народном и сказочном духе. Они говорят зрению, как стихи слуху, и одинаково возбуждают эстетическое чувство. А потому мы позволяем себе обратить внимание нашей публики на это издание и желаем ему прочного и полного успеха. Иван Тургенев»[257].

Это замечательное издание Ф. Ф. Павленкова, включившее в себя 25 сказок, с большим числом рисунков-иллюстраций, выполненных с помощью цинкографии, было очень неоднозначно встречено русской критикой.

В журнале «Педагогический листок» аноним предложил не судить эту книгу, а «подождать отзывов о ней людей, непосредственно наблюдающих детей во время чтения, тем более что вопрос полезности чтения сказок до сих пор не решен окончательно в педагогической литературе»[258].

Анонимный критик, прежде всего, рассмотрел содержание книги, подчеркнув, что «Брянчанинов, действительно, удачно владеет стихом, есть у него и некоторая образность… В общем, сказки читаются очень легко и с интересом, но мы не думаем, чтобы все эти 25 сказок полезны были для детского чтения»[259]. Не оставил без внимания полиграфическую сторону издания, ее новаторство – «печатание рисунков с помощью цинкографии». «Книжка издана изящно», – отмечалось в «Педагогическом листке».

В самом конце рецензии было высказано пожелание: «Хорошо бы, если бы Павленков издал некоторые сказки отдельно, для чтения народа и солдат, тем более что весь сборник по цене своей мало доступен для этой цели». Цена сборника сказок была 2 руб. 50 коп.

Некий Н. П-въ, поместивший рецензию в журнале «Женское образование», высказался в адрес книги более категорично: «Мы посоветовали бы г. Брянчанинову выработать себе стих. Да и по содержанию его прекрасно изданная иллюстрированная книга не может быть рекомендована для детского чтения. Что касается предпосланного книге предисловия Тургенева, то оно ничего в ней не объясняет и написано с очевидною и исключительною целью рекомендовать для лучшего сбыта книги»[260].

Много лет спустя, готовя к изданию полное собрание сочинений Тургенева, М. К. Азадовский счел возможным присоединиться к приведенному выше мнению. В комментарии к «Предисловию» было сказано: «Желая помочь Брянчанинову с публикацией сказок, Тургенев явно переоценил художественные достоинства его стихотворных переделок»[261].

Из изложенного следует, что если сочинению Брянчанинова давались различные, а порой и противоположные оценки, то само издание, с его оформлением, было высоко оценено.

В 1895 г. Ф. Ф. Пав ленков предпринял многотомное издание иллюстрированной библиотеки сказок и включил в нее все сказки, переработанные Брянчаниновым. А их было более ста. Сказки по две – три, очень редко больше, были собраны в небольшие по формату (восьмушка) книжечки объемом в 2–3 печатных листа. Иллюстрации к ним создал тот же художник – М. Малышев. «Русские народные сказки в стихах» Брянчанинова составили содержание с 46 по 70 выпуски иллюстрированной библиотеки.

Книги выходили в мягких серийных переплетах, что позволяло их группировать по усмотрению владельца и таким образом создавать конволют. Этим, прежде всего, воспользовался сам автор. Все 25 книжечек он собрал в один том. К нему был сделан переплет из коленкора зеленоватого оттенка. На обложке вытиснено золотом: «Его императорскому высочеству наследнику цесаревичу благоговейно подносит свой труд автор».

Эта книга была подарена автором в библиотеку цесаревича Алексея, о чем, помимо надписи на обложке, свидетельствует экслибрис на ее обратной стороне: «Из библиотеки Е. И. В. наследника цесаревича и вел. кн. Алексея Николаевича». В настоящее время она, как и многие другие книги из дворцовых библиотек, хранится в Российской государственной библиотеке.

Подготовка и выпуск «Русских народных сказок в стихах» с предисловием Тургенева стали одной из самых ярких страниц в творческой биографии Брянчанинова. В 1911 г. вышел в свет его сборник «Старины и былины Печорского края». На титульном листе рядом с именем автора, в скобках, издатель счел необходимым отметить: «А. Брянчанинов, автор «Русских народных сказок в стихах» с предисловием И. Тургенева».

Но если рукописная книга, содержащая переработанные русские народные сказки, оказалась достаточно случайным явлением в творчестве писателя Брянчанинова, то в творчестве русских художников, таких как В. М. Васнецов, Е. М. Бём, И. Я. Билибин, Б. В. Зворыкин, Г. И. Нарбут и других, обратившихся к книгописной и книгопечатной древнерусским традициям, она стала не только закономерным явлением, но и оказала воздействие на поиск тем и формирование эстетических идеалов.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Русские народные загадки Сборник Анатолия Санжаровского

Из книги Природы краса автора Санжаровский Анатолий Никифорович

Русские народные загадки Сборник Анатолия Санжаровского Обложка первого издания книги в издательстве «Детская литература». Москва, 1981.А кто из вас, ребята, не отгадывал загадок? Или не загадывал их сам?Яркие, живые, образные, они легко запоминаются и навсегда остаются с


Народные верования

Из книги Японцы [этнопсихологические очерки] автора Пронников Владимир Алексеевич


12.05.10 Черашняя Д.И. Движение сюжета и обратное течение времени в “Стихах о Неизвестном солдате” О.Э.Мандельштама

Из книги Открытый научный семинар:Феномен человека в его эволюции и динамике. 2005-2011 автора Хоружий Сергей Сергеевич

12.05.10 Черашняя Д.И. Движение сюжета и обратное течение времени в “Стихах о Неизвестном солдате” О.Э.Мандельштама Памяти Юрия Иосифовича ЛевинаХоружий С.С.: Сегодняшний доклад посвящен поэтике Мандельштама. Так же как и Достоевский, Мандельштам — тема бесконечная и


Народные празднества

Из книги Повседневная жизнь горцев Северного Кавказа в XIX веке автора Казиев Шапи Магомедович


Евдокия Ростопчина Отрывки из «Дневника девушки» Отрывок из романа в стихах

Из книги Русский бал XVIII – начала XX века. Танцы, костюмы, символика автора Захарова Оксана Юрьевна

Евдокия Ростопчина Отрывки из «Дневника девушки» Отрывок из романа в стихах 1 Он хочет знать, зачем в моих глазах Приметы слез, зачем я потеряла Улыбку прежнюю, зачем в моих устах Живых речей и песней вдруг не стало… Ему ли трудно отгадать То, что не смею я


В. И. Коровин Две заметки о стихах Баратынского

Из книги Новые безделки: Сборник к 60-летию В. Э. Вацуро [Maxima-Library] автора Песков Алексей Михайлович

В. И. Коровин Две заметки о стихах Баратынского 1В разделе «Баратынский» книги «Поэты пушкинской поры» И. М. Семенко писала: «Обобщение у Баратынского имеет исключительную глубину, так как сочетается с другой особенностью его поэзии — дифференциацией. Здесь уместно,


РУССКИЕ НАРОДНЫЕ СКАЗКИ

Из книги Народный быт Великого Севера. Том II автора Бурцев Александр Евгениевич

РУССКИЕ НАРОДНЫЕ СКАЗКИ Иванушко дурачок Не в котором царстве, не в котором государстве, не именно в том, в котором мы живем, жил-был старик со старухою; у них было три сына: двое — умные, третий — Иванушко-дурачок. Умные-то овец в поле пасли, а дурачок ничего не делал, все на


Народные присловья

Из книги Народный быт Великого Севера. Том I автора Бурцев Александр Евгениевич

Народные присловья Мы люди не грамотные, Едим пряники не писаные. Некоторые из помещенных здесь народных присловий, а именно в числе около 50, были собраны и записаны мною лично. Причем, помещены здесь были только те из записанных мною присловий, которыя до сих пор нигде


РУССКИЕ НАРОДНЫЕ СКАЗКИ

Из книги Лермонтов и Москва. Над Москвой великой, златоглавою автора Блюмин Георгий Зиновьевич

РУССКИЕ НАРОДНЫЕ СКАЗКИ Сказка от начала начинается, до конца читается, в середке не перебивается.«Чур, мою сказку не перебивать, а кто ее перебьет, тот трех дней не переживет»Всего здесь помещено 104 сказки, из которых большая часть — были собраны мною лично в. губерниях: