Текст сборника законов Хаммурапи в переводе

Текст сборника законов Хаммурапи в переводе

«Когда великий Ану,[53] царь ануннаков,[54] (и) Энлиль,[55] владыка небес и земли, определяющий судьбы земли, вручили Мардуку,[56] перво(родно)му сыну Эа,[57] господство над всеми людьми и возвеличили его среди игигов,[58] (когда) они назвали Вавилон его великим именем, сделали его могущественным среди стран вселенной и основали (в) нем вечное царство, основы которого прочны подобно небесам и земле, тогда Ану и Энлиль призвали меня,[59] Хаммурапи, славного, богобоязненного князя, дли водворения в стране справедливости и истребления беззаконных и злых, чтобы сильный не притеснял слабого, так чтобы я, подобно Шамашу,[60] восходил над черноголовыми[61] и освещал страну, для благосостояния народа.

Я, Хаммурапи – пастырь, избранный Энлилем, изливший богатство и изобилие, снабдивший всем Ниппур, связь небес и земли, славный покровитель Э-Кур,[62] могучий царь, восстановивший Эриду, очистивший Э-Апсу, покоритель четырех стран вселенной, возвеличивший имя Вавилона, возрадовавший сердце Мардука, своего владыки, (все) свои дни ходивший (на поклонение) в Э-Саггиль, царственный отпрыск, созданный Сином,[63] обогативший Ур, смиренный богомолец,[64] снабжающий изобилием Кишширгал.

Мудрый царь, послушный слуга Шамаша, сильный, укрепивший основание Сиппара, одевший зеленью могилы Айи, возвеличивший Баббар подобно небесному жилищу, воитель, помиловавший Ларсу,[65] возобновивший Баббар для Шамаша, своего помощника, владыка, давший жизнь Эреху,[66] в изобилии снабдивший водою его жителей, возвысивший Э-Анна, изливший богатство на Ану и Иннанну, защитник страны, собравший воедино рассеянных жителей Исина,[67] изливший богатство на Э-Галмах.

Полновластный царь царей, брать бога Замамы,[68] укрепивший жилища города Киш, окруживший блеском Э-Метегуту, сделавший прочными великие святилища Иннанны, заботящийся об Э-Харсагкалам, твердыне против врагов,[69] тот, чьи желания исполнил Нергал,[70] его соучастник, укрепивший город Кута, снабдивший всем Э-Мишлам, сильный телец, ниспровергающий врагов, любимец Туту,[71] возвеселивший Борсиппу, высокий, непрестанно пекущийся о Э-Зида.

Божественный царь царей, мудрый, расширивший дильбатский[72] земельный участок, в изобилии собравший хлеб для Ураш; могучий владыка, которому по праву принадлежат скипетр и корона, которыми снабдила его мудрая богиня Мама,[73] установивший границы Кеш, в изобилии доставивший чистые яства для Нинту,[74] несравненно мудрый, устроивший пастбище и водопой для Лагаш и Гирсу,[75] держащий в руках большие жертвенные дары для храма Нинну, схвативший врагов, любимец высокой,[76] исполнивший изречения халлабского оракула,[77] возвеселивший сердце Иштар.

Непорочный князь, молитву которого принимает Рамман,[78] успокоивший сердце воителя Раммана в Каркара, приведший в надлежащий порядок все в Э-Угалгал, царь, даровавший жизнь городу Адаб, покровитель Э-Мах.[79]

Владыка царей, неодолимый воитель, даровавший жизнь городу Масканшабрим, изливший богатство на Э-Мишлам,[80] мудрый правитель, приводящий в исполнение всякий план, защитивший жителей Малгум[81] во время бедствия, утвердивший их жилища в богатстве, назначивший чистые жертвы для Эа и Дамгалнунны, возвеличивших его царство.

Царь царей, покоривший местности по Евфрату силою Дагона,[82] своего создателя, помиловавший жителей Мера и Тутул, верховный князь, вызвавший сияние на лице Иннанны, установивший роскошные яства для Ниназу,[83] помогший своим подданным во время бедствия, поставивший их собственность в безопасность в Вавилоне, пастырь народа, дела которого приятны Иштар, водворивший Иштар в храме Улмаш[84] в Агаде, заставивший воссиять справедливость, правосудно руководящий народом, возвративший в город Ассур[85] его милостивого бога-хранителя, истребивший…, царь, давший воссиять в Э-Мишмиш[86] имени Иннанны.

Я – высокий, молящийся великим богам, потомок Сумулаилу, могучий наследник Синмубаллита, вечный царственный отпрыск, могущественный царь, солнц Вавилона, ниспосылающее свет на страну Сумер и Аккад,[87] царь, покоривший четыре страны вселенной, любимец Иннанны. Когда Мардук призвал меня управлять народом и доставлять стране благополучие, я даровал право и законы на языке страны, создав этим благосостояние народа. В это самое время (я дал следующие законы).

1. Если[88] кто-нибудь,[89] обвинив[90] другого и бросив на него подозрение в убийстве,[91] не докажет[92] этого, то того, кто его обвинил, должно предать смерти.

2. Если кто-нибудь, бросив на другого подозрение в чародействе,[93] не докажет этого, то тот, на кого брошено подозрение в чародействе, должен пойти к реке[94] и опуститься в реку. Если река овладеет им, то тот, кто его обвинил, получает его дом, а если река объявит этого человека невинным, и он останется невредим, то того, кто бросил на него подозрение в чародействе, должно предать смерти, а опускавшийся в реку получает дом своего обвинителя.[95]

3. Если кто-нибудь, выступив в судебном деле[96] с свидетельством[97] о преступлении, не докажет сказанных им слов, то, если это – судебное дело о жизни, этого человека должно предать смерти.

4. Если же он выступит с свидетельством в судебном деле о хлебе или деньгах, то он должен принять на себя наказание,[98] определенное в этом судебном деле.

5. Если судья вынесет приговор, постановит решение, Наготовит документ,[99] а потом изменит свой приговор, То по изобличении его в изменении приговора, этот судья должен уплатить в двенадцатикратном размере иск,[100] предъявленный в этом судебном деле, а также должен быть публично[101] сморгнут со своего судейского стула и никогда вновь не садиться с судьями для суда.

6. Если кто-нибудь украдет храмовое[102] или дворцовое[103] имущество, то его должно предать смерти; смерти должен быть предан и тот, кто примет из его рук украденное.

7. Если кто-нибудь купит или возьмет на хранение серебро или золото, или раба, или рабыню, или вола, или овцу, или осла или что бы то ни было[104] из руки сына свободного[105] или из руки чьего-нибудь раба без свидетелей и контракта,[106] то этого человека, как вора, должно предать смерти.

8. Если кто-нибудь украдет вола, или овцу, или осла, или свинью или судно, то, если это принадлежит храму или дворцу, Он обязан возместить это в трикратном размере, а если это принадлежит вольноотпущеннику,[107] он должен отдать в десятикратном размере; если ж вору нечем отдать, то его должно предать смерти.

9. Если кто-нибудь, у кого пропало что-нибудь из его собственности, найдет свою пропавшую вещь в руках другого, и как тот, у кого в руках найдется пропавшая вещь скажет: «мне продал ее продавец, я купил ее при свидетелях», так и хозяин пропавшей вещи скажет: «я представлю свидетелей, знающих мою пропавшую вещь», то покупатель должен привести продавца, продавшего вещь, и свидетелей, при ком он купил, также и хозяин пропавшей вещи должен представить свидетелей, знающих его пропавшую вещь. Судьи должны исследовать их дело, а свидетели, при которых отдана покупная плата, и свидетели, знающие потерянную вещь, должны рассказать пред богом[108] то, что они знают. Продавца, как вора, должно предать смерти, хозяин пропавшей вещи получает свою пропавшую вещь обратно, а покупатель берет обратно уплаченные деньги из дома продавца.

10. Если покупатель не приведет продавца, продавшего ему, и свидетелей, при которых он купил, тогда как хозяин пропавшей вещи представит свидетелей, знающих его пропавшую вещь, то покупателя, как вора, должно предать смерти, а хозяин пропавшей вещи получает свою пропавшую вещь обратно.

11. Если хозяин пропавшей вещи не приведет свидетелей, знающих его пропавшую вещь, то его, как преступника, взведшего клевету, должно предать смерти.

12. Если продавец умрет,[109] то покупатель получает в пятикратном размере иск, предъявленный в этом судебном деле, из дома продавца.

13. Если свидетелей этого человека нет вблизи, то судьи назначают ему срок в шесть месяцев. Если его свидетели не явятся в течение шести месяцев, то он, как вор, должен понести наказание, определенное в этом судебном деле.

14. Если кто-нибудь украдет малолетнего сына другого, то его должно предать смерти.

15. Если кто-нибудь выведет за ворота[110] дворцового раба или дворцовую рабыню, или раба вольноотпущенника или рабыню вольноотпущенника, то его должно предать смерти.

16. Если кто-нибудь, укрыв в своем доме беглого раба, принадлежащего дворцу или вольноотпущеннику, не выдаст его на требование нагиру,[111] то этого домохозяина должно предать смерти.

17. Если кто-нибудь, поймав в поле беглого раба или рабыню, доставит его хозяину его, то хозяин должен уплатить ему 2 сикля серебра.[112]

18. Если этот раб не назовет имени своего господина, то должно привести его во дворец и, по исследовании обстоятельств его дела,[113] возвратить его господину его.

19. Если ж он удержит этого раба в своем доме, и потом раб будет найден в его руках, то этого человека должно предать смерти.

20. Если раб вырвется из руки того, кто его задержал, то этот человек должен поклясться пред богом[114] хозяину раба и быть свободным (от ответственности).

21. Если кто-нибудь сделает пролом в доме, то его убивают и зарывают пред этим проломом.

22. Если кто-нибудь совершит грабеж и будет пойман, то его должно предать смерти.

23. Если грабитель не будет схвачен, то ограбленный должен точно указать пред богом все пропавшее у него, и местность и рабианум,[115] на земле или в округе которых произведен грабеж, должны возместить ему.

24. Если (при этом загублена) жизнь, то местность и рабианум должны уплатить мину серебра его родственникам.

25. Если в чьем-нибудь доме вспыхнет огонь, (и) кто-нибудь, пришедший тушить его, обратит свой взор на что-нибудь, из имущества домохозяина и присвоит себе что-нибудь из имущества домохозяина, то этого человека бросают в этот (же) огонь.

26. Если реду[116] или баиру,[117] получив приказ выступить в царский поход,[118] не пойдет или, наняв наемника, выставит его своим заместителем, то этого реду или баиру должно предать смерти, а его заместитель получает его дом.

27. Если реду или баиру попадет в плен во время царского поражения,[119] и после него его поле и сад будут отданы другому, который будет нести его ленную службу,[120] то если военнопленный вернется и достигнет своей местности, должно отдать обратно ему его поле и сад, и он будет сам нести свою ленную службу.

28. Если реду или баиру попадет в плен во время царского поражения, и его сын может нести ленную службу, то должно отдать ему поле и сад, и он будет нести ленную службу своего отца.

29. Если сын его малолетен и не может нести ленную службу своего отца, то должно отдать треть поля и сада его матери, и она вырастит его.

30. Если реду или баиру вследствие своей ленной службы оставит свое поле, сад и дом и будет находиться вдалеке, и после него другой получит в пользование его поле, сад и дом и будет нести его ленную службу в течение трех лет, то если он вернется и потребует свое поле, сад и дом, не должно отдавать их ему, и ими будет владеть тот, кто взял их в пользование и нес его ленную службу.

31. Если ж он будет отсутствовать только год и вернется, то должно отдать ему его поле, сад и дом, и он будет сам нести свою ленную службу.

32. Если реду или баиру, попав в плен во время царскаго похода, будет выкуплен купцом[121] и доставлен в свою местность, то если в его доме есть средства для выкупа, он выкупает себя сам, если в его доме нет средств для выкупа, он получает свободу на счет храма своей местности, а если у храма его местности нет средств для выкупа, его освобождает дворец. Его поле, сад и дом не должно употреблять на его выкуп.

33. Если деку[122] или лубутту[123] получит… или во время царского похода примет наемника в качестве заместителя, то, по изобличении его, этого деку или лубутту должно предать смерти.

34. Если деку или лубутту присвоит собственность реду, причинит, для собственной пользы, вред реду, отдаст реду в наем, предаст реду на суде более сильному или возьмет себе подарок, пожалованный реду царем, то этого деку или баиру должно предать смерти.

35. Если кто-нибудь купит у реду волов или овец, пожалованных реду царем, то он теряет свои деньги.

36. Поле, сад и дом реду, баиру или (другого) ленника[124] не могут быть продаваемы за деньги.

37. Если кто-нибудь купит поле, сад или дом реду, баиру или (другого) ленника, то его документ[125] должно разбить, и он теряет свои деньги, (а) поле, сад и дом возвращаются их (прежнему) хозяину.

38. Реду, баиру или (другой) ленник не может отписывать из своих поля, сада или дома, связанных с его ленною службою, своей жене или дочери, а также отдавать за свой долг.

39. Из поля, сада или дома, приобретенных им чрез покупку, он может отписывать своей жене или дочери, а также отдавать за свой долг.

40. Божьей жене,[126] (царскому) купцу[127] или другому леннику[128] он может продать свое поле, сад или дом за деньги. Покупатель (в таком случае) должен отправлять ленную службу, связанную с купленными им полем, садом и домом.

41. Если кто-нибудь обменяет поле, сад или дом реду, баиру или (другого) ленника (на свои) и сделает приплату, то реду, баиру или (другой) ленник может вернуться к своему полю, саду или дому и удерживает за собою сделанную ему приплату.

42. Если кто-нибудь, взявши поле для обработки, не вырастит на нем хлеба, то по изобличении его в этом, он должен отдать хозяину поля хлеб, сообразно с приростом у соседа.

43. Если он, не обработавши поля, оставит его под паром, то должен отдать хозяину поля хлеб, сообразно с приростом у соседа, и поле, оставленное им под паром, должен вспахать (?),[129] взборонить(?)[130] и вернуть хозяину поля.

44. Если кто-нибудь возьмет на три года пустующее поле для обработки, но, по лености,[131] не возделает поля, то на четвертый год он должен вспахать, вскопать(?)[132] и взборонить поле и вернуть его хозяину поля, а также отмерить ему десять кур[133] хлеба за каждые десять ган.[134]

45. Если кто-нибудь отдаст свое поле земледельцу[135] за плату,[136] получая (определенную) плату за свое поле, (а) потом Раммак затопит поле или наводнение унесет жатву, то убыток падает на земледельца.

46. Если он не получает (определенной) платы, отдавая поле из-полу или из третьей доли, то находящийся на поле хлеб землевладелец и хозяин поля должны делить сообразно отношению[137] (их частей).

47. Если земледелец, не получив в первый год пользы, передаст обработку поля другому, то хозяин поля не может противиться этому, (ибо) по окончании обработки поля он получает хлеб сообразно с договором.

48. Если кто-нибудь будет иметь на себе процентный долг,[138] (а) Рамман затопит его поле, или наводнение унесет жатву, или вследствие засухи в поле не вырастет хлеба, то он не обязан возвращать в этом году хлеб заимодавцу и смывает свой документ;[139] он не обязан отдавать и проценты за этот год.

49. Если кто-нибудь, взявши взаймы деньги у купца, отдаст купцу годное для обработки хлебное или сезамное поле, говоря ему: «возделавши поле, собери хлеб или сезам и возьми его себе», то если (купец-) земледелец вырастит на поле хлеб или сезам, выросший на поле хлеб и сезам должен во время жатвы взять хозяин поля и отдать купцу хлеб за деньги, взятые им у купца, с процентами[140] на них, и за издержки[141] купца по обработке.

50. Если он отдаст (уже) возделанное хлебное или сезамное поле, то хозяин поля, взявши находящийся на поле хлеб или сезам, должен вернуть купцу деньги с процентами на них.

51. Если у него нет денег для уплаты, то он отдаст купцу (хлеб или) сезам в размере стоимости занятых им у купца денег с процентами на них по царскому тарифу.

52. Если (купец-) земледелец не вырастит на поле хлеба или сезама, то это не делает его договора недействительным.

53. Если кто-нибудь поленится укрепить свою плотину, и вследствие того, что плотина не была укреплена им, в его плотине произойдет прорыв, и водою будет затоплен полевой участок, то тот, в плотине которого произошел прорыв, должен возместить уничтоженный им хлеб.

54. Если он не в состоянии возместить хлеб, то продают его и его имущество за деньги, и (их) делят между собою хозяева юлевых участков, хлеб которых затоплен водою.

55. Если кто-нибудь, открыв свой водоем[142] для орошения, по небрежности, допустит, что водою будет затоплено соседнее юле, то он обязан отмерить хлеб сообразно с приростом, своего соседа.

56. Если кто-нибудь выпустит воду, (и) водою будет затоплено обработанное поле его соседа, то он должен отмерить ему десять кур хлеба за каждый ган.

57. Если пастух, не получивший дозволения хозяина поля пускать свой мелкий скот для пастьбы, без дозволения хозяина поля пустить мелкий скот на поле, то хозяин поля сжинает свое поле, (а) пастух, без дозволения хозяина поля пустивший мелкий скот на поле, должен, сверх того, отдать хозяину поля двадцать кур хлеба за каждый ган.

58. Если после того, как мелкий скот покинет пастбище, и все стадо(?)[143] войдет в ворота, пастух пустит мелкий скот на поле, (и) мелкий скот будет пастись на поле, то пастух должен оставить за собою[144] поле, которое он сделал пастбищем, (и) во время жатвы отмерить хозяину поля шестьдесят кур хлеба за каждый ган.

59. Если кто-нибудь срубит в чьем-нибудь саду дерево без дозволения хозяина сада, то он должен уплатить полмины серебра.

60. Если кто-нибудь предоставит садоводу поле для разведения сада, (и) садовод разведет сад, ухаживая за ним в течение четырех лет, то на пятый год садовладелец и садовод делят между собою[145]4) поровну, (при чем) садовладелец выбирает и берет свою часть (вперед).

61. Если садовод не окончит разведение сада на поле, оставив часть невозделанною, то невозделанная часть входит в его долю.

62. Если он не превратит данного ему поля в сад, то если (это-) обработанная земля, садовод обязан отмерить хозяину поля прирост за годы, в которые она находилась в запущении, сообразно с (приростом у) соседа, а также возделать поле и возвратить его хозяину.

63. Если (это-) пустующее поле, то он обязан возделать его и вернуть хозяину поля, а также отмерить в течение одного года десять кур хлеба за каждые десять ган.

64. Если кто-нибудь предоставит сад в заведывание садоводу, то садовод, пока он заведывает садом, отдает две трети Садового дохода садовладельцу, а одну берет себе.

65. Если садовод не будет ухаживать за садом и уменьшит доход, то садовод (должен отдать) садовой доход сообразно с доходом своего соседа.

66.[146] Если кто-нибудь займет деньги у купца, и, когда заимодавец потребует у него уплаты (долга), он, не имея ничего для уплаты, предложит купцу свой возделанный сад, говоря: «все финики, выросшие в саду, возьми за твои деньги», то купец не может соглашаться на это. Выросшие в саду финики должен взять садовладелец и уплатить купцу деньги с процентами на них согласно документу, а остальные финики, выросшие в саду, садовладелец должен взять себе.

71. Если кто-нибудь отдаст хлеб, серебро или (другое) движимое имущество (в уплату) за связанный с ленною службою дом своего соседа, который он хочет купить, то он теряет все уплаченное им, и дом должно вернуть его хозяину. Если этот дом не связан с ленною службою, то он может купить и дать за него хлеб, серебро или (другое) движимое имущество.

78. (Если квартиро)наниматель уплатит (домо)владельцу всю годовую наемную плату, но домовладелец заставит нанимателя уйти до истечения срока, то домовладелец, (за принуждение) нанимателя (оставить) его дом до истечения срока, теряет деньги, уплаченные нанимателем…

96. Если кто-нибудь, имея на себе долг хлебом или деньгами, не имеет хлеба или денег, (но) имеет (другое) движимое имущество, то он может расплатиться с заимодавцем пред свидетелями за весь свой долг всем, что бы ни было в его руках, и заимодавец должен, не отказываясь, принять это.

100. {Если там, куда отправится, торговец наживет барыш}, то он должен занести в книгу доход[147] на все деньги, полученные им от купца, затем сосчитывают его дни, и он рассчитывается с купцом.[148]

101. Если он не наживет барыша (там), куда направится, то торговец[149] должен отдать купцу взятые деньги в двойном размере.

102. Если купец ссудит торговца деньгами для предприятия,[150] и этот потерпит убыток (там), куда отправится, то он должен вернуть капитал купцу.

103. Если на пути неприятель отнимет у него все бывшее при нем, то торговец должен поклясться пред богом и быть Свободным (от ответственности).

104. Если купец дает торговцу хлеб, шерсть, масло или другой товар для торговли, то торговец должен записать деньги и отдать купцу. Торговец должен получить расписку[151] на деньги, отданные купцу.

105. Если торговец, будучи небрежен, не возьмет расписки на деньги, отданные купцу, то деньги, на которые не дано расписки, нельзя присчитывать.[152]

106. Если торговец, взяв у купца деньги, станет отрицать это пред купцом, то, по изобличении его пред богом и свидетелями в получении денег, торговец должен вернуть купцу все взятое им в тройном размере.

107. Если купец ссудит торговца, и хотя торговец вернет ему все, данное ему купцом, купец станет отрицать пред ним что (это) уже отдано ему торговцем, то, по изобличении купца торговцем пред богом и свидетелями, купец, за отрицание пред торговцем, обязан вернуть торговцу полученное им в шестикратном размере.

108. Если корчемница[153] не станет принимать хлеб в уплату за напитки, а будет брать деньги по большому весу, и ценность напитков сделает ниже стоимости хлеба, то эту корчемницу, по изобличении ее, должно бросить в воду.

109. Если в доме корчемницы соберутся преступники, и она не задержит этих преступников и не выдаст дворцу, то эту корчемницу должно предать смерти.

110. Если божья жена или божья сестра,[154] не живущая в уединении,[155] откроет корчму или войдет в корчму для выпивки, то ее должно сжечь.

111. Если корчемница отпустит в долг шестьдесят ка напитка pihim, то во время жатвы она должна получить пятьдесят ка хлеба.

112. Если кто-нибудь, находясь на пути, передаст другому серебро, золото, драгоценные камни или (другое) движимое имущество с поручением доставить, как посылку, но этот человек не доставит того, что должен был доставить, туда, куда должен был доставить, а присвоит себе, то, по изобличении его хозяином посылки в том, что посылка не доставлена им, этот человек должен вернуть хозяину посылки все вверенное ему в пятикратном размере.

113. Если кто-нибудь, имея на другом долг хлебом или деньгами, без дозволения хозяина хлеба возьмет хлеб из житницы или кладовой, то, по изобличении этого человека во взятии им хлеба из житницы или кладовой без дозволения хозяина хлеба, он должен вернуть весь взятый им хлеб и потерять все, данное им взаймы.

114. Если кто-нибудь, не имея на другом долга хлебом или деньгами, возьмет в залог принадлежащее ему лицо, то за каждое взятое лицо он обязан уплатить треть мины серебра.

115. Если кто-нибудь, имея на другом долг хлебом или деньгами, возьмет его в залог за долг, и взятый в залог умрет в доме взявшего в залог естественною смертью,[156] то это судебное дело не (может по)вести к иску.

116. Если взятый в залог умрет в доме взявшего в залог от побоев или дурного обращения, то, по изобличении хозяином взятого в залог его (заимодавца-) купца, если (взятый в залог-) сын свободного, должно предать смерти его сына, если он – раб, он должен уплатить треть мины серебра и потерять все, данное им взаймы.

117. Если кто-нибудь, имея на себе долг, продаст за деньги или отдаст в долговую кабалу свою жену, своего сына или свою дочь, то они должны служить в доме их покупателя или кредитора (только) три года; на четвертый год должно отпустить их на свободу.

118. Если кто-нибудь отдаст в долговую кабалу раба или рабыню, (и) купец передаст (его или ее) дальше, то он (или она) не может быть требуем (или требуема) назад судебным порядком.

119. Если кто-нибудь, имея на себе долг, продаст за деньги свою рабыню, родившую ему детей, то если деньги, данные взаймы купцом, хозяин рабыни вернет ему, его рабыня должна быть освобождена.

120. Если кто-нибудь сложит свой хлеб на хранение в чьем-нибудь доме, и хлебная кладовая подвергнется взлому, или домохозяин, открыв кладовую, присвоит себе хлеб или станет отрицать, что хлеб сложен в его доме на хранение, то хозяин хлеба должен точно указать пред богом свой хлеб, (и) домохозяин обязан вернуть хозяину хлеба взятый им хлеб в двойном размере.

121. Если кто-нибудь сложит свой хлеб в чьем-нибудь доме, то должен уплатить в год пять ка за каждый кур хлеба.

122. Если кто-нибудь отдаст кому-нибудь на хранение свое серебро, золото или другую вещь, то он должен предъявить свидетелям все отдаваемое им, заключить договор, и (только тогда) отдать (вещь) на хранение.

123. Если он отдаст (вещь) на хранение без свидетелей и договора, и (там), куда он отдал, станут отрицать это, то это судное дело не (может по)вести к иску.

124. Если кто-нибудь отдаст кому-нибудь на хранение серебро, золото или другую вещь пред свидетелями, и тот станет отрицать это, то, по изобличении им этого человека, он должен вернуть все, что он отрицал, в двойном размере.

125. Если кто-нибудь отдаст на хранение что-нибудь из своего имущества, (и там), куда он отдал, вследствие взлома или кражи пропадет что-нибудь (из этого) вместе с имуществом домохозяина, то домохозяин, если он допустил пропажу отданного ему на хранение, чрез свою небрежность, должен возместить хозяину имущества все, отданное ему на хранение, в полном размере. Домохозяин может разыскивать пропавшее у него и взыскивать (пропажу) с вора.

126. Если кто-нибудь, у кого не пропало имущество, заявит, однако, будто у него пропало имущество, (или?) неправильно определит свою пропажу,[157] то за то, что, не лишившись имущества, он заявляет пред богом о своей (мнимой) пропаже, он должен, к ущербу для себя, уплатить потребованное им в двойном размере.

127. Если кто-нибудь, протянув палец[158] против божьей сестры или чьей-нибудь жены,[159] окажется неправым,[160] то этого человека должно повергнуть пред судьями и остричь ему волосы.[161]

128. Если кто-нибудь, взяв себе жену, не заключит с нею договора,[162] то эта женщина – не жена ему.

129. Если чья-нибудь жена будет захвачена лежащею с другим мужчиною, то должно, связавши, бросить их в воду. Если муж[163] пощадит жизнь своей жены, то и царь щадит жизнь своего раба.

130. Если кто-нибудь обесчестит чью-нибудь жену,[164] не познавшую мужа (и) живущую в доме своего отца, и будет захвачен лежащим с нею, то этого человека должно предать смерти, (а) эта женщина остается свободною (от ответственности).

131. Если жена будет обвинена своим мужем, не быв захвачена лежащею с другим мужчиною, то, поклявшись пред богом, она возвращается в свой дом.

132. Если против чьей-нибудь жены будет протянут палец другим мужчиною, хотя она не была захвачена лежащею с другим мужчиною, то ради своего мужа она должна опуститься в воду.

133. Если кто-нибудь попадет в плен, и в его доме есть средства для пропитания, то его[165] должна… Если эта женщина не будет оберегать своего имущества и войдет в дом другого, то эту женщину, по изобличении ее, должно бросить в воду.

134. Если кто-нибудь попадет в плен, и в его доме нет средств для пропитания, и его жена войдет в дом другого, то эта женщина невиновна.

135. Если кто-нибудь попадет в плен, и в его доме нет средств для пропитания, и его жена войдет в дом другого и родит детей, (а) потом ее муж вернется и достигнет своей местности, то эта женщина должна вернуться к своему первому мужу,[166] (а) дети достаются их отцу.

136. Если кто-нибудь покинет свою местность и убежит, и после его ухода его жена войдет в дом другого, то если этот человек, вернувшись, захочет взять свою жену, жена беглеца не обязана возвращаться к своему мужу, так как он пренебрег своей местностью и убежал.

137. Если кто-нибудь решит отвергнуть наложницу,[167] родившую ему детей, или жену, родившую ему детей, то он должен вернуть этой женщине ее приданое[168] и дать ей часть поля, сада и (другого) имущества, чтобы она могла вырастить своих детей. Когда ее дети вырастут, должно выдать ей из всего данного ее детям часть, равную доле отдельного наследника,[169] (и) ее может взять замуж любимый ею человек.[170]

138. Если кто-нибудь решит отвергнуть свою жену, не родившую ему детей, то он должен отдать ей всю ее выкупную плату[171] и вернуть ей приданое, принесенное ею из дома своего отца, и может отвергнуть ее.

139. Если выкупной платы не было, то он должен дать ей в качестве разводной платы[172] мину серебра.

140. Если он вольноотпущенник, то должен дать ей треть мины серебра.

141. Если чья-нибудь жена, живя в доме своего мужа, вознамерится оставить его, станет поступать безрассудно,[173] разорять свой дом (и) пренебрегать своим мужем, то если, по изобличении ее, муж ее выскажется за отвержение ее, он может отвергнуть ее (и) не обязан давать ей в ее путь ничего в качестве ее разводной платы. Если ее муж не выскажется за отвержение ее, то муж ее может жениться на другой, (а) эта женщина должна остаться, в доме своего мужа, как рабыня.

142. Если жена, почувствовав ненависть[174] к своему мужу, скажет ему: «не касайся меня», то должно исследовать обстоятельства ее дела вследствие (возможного) с ее стороны[175] порока.

(Если окажется, что) она целомудренна и беспорочна, между тем как ее муж (сам) нарушает супружескую верность и очень пренебрегает ею, то эта женщина невиновна (и) может, взявши свое приданое, вернуться в дом своего отца.

143. Если (окажется, что) она распутна, нарушает супружескую верность,[176] разоряет свой дом, пренебрегает своим мужем, то эту женщину должно бросить в воду.

144. Если кто-нибудь возьмет себе жену, эта жена даст своему мужу рабыню, которая родит детей, (и) этот человек вознамерится взять себе наложницу, то этого не должно позволять ему, он не может взять наложницу.

145. Если кто-нибудь возьмет себе жену, она не родит ему детей, (и) он вознамерится взять себе наложницу, то этот человек может взять себе наложницу (и) ввести ее в свой дом; эта наложница не может ставить себя наравне с женою.

146. Если кто-нибудь возьмет себе жену, она даст своему мужу рабыню, потом, родив детей, эта рабыня станет ставить себя наравне с своею госпожою, то, так как она родила детей, ее госпожа не может продать ее за деньги, (но) может наложить на нее знак рабства[177] и причислить к рабыням.

147. Если она не родила детей, то ее госпожа может продать ее за деньги.

148. Если кто-нибудь возьмет себе жену, ее постигнет болезнь,[178] (и) он вознамерится взять себе другую, то он может взять, (но) не должен отвергать свою больную жену; она может жить в его доме, и он должен содержать ее, пока она жива.

149. Если эта женщина не пожелает жить в доме своего мужа, то он должен вернуть ей все приданое, принесенное ею из дома своего отца, (и) она может уйти.

150. Если кто-нибудь подарит своей жене поле, сад, дом или движимое имущество[179] и выдаст ей документ,[180] то, по смерти ее мужа, ее дети не могут требовать от нее ничего из этого; мать может отдать (это) своему наиболее любимому сыну, но не должна отдавать брату.

151. Если женщина, живя в доме своего мужа, договором обяжет своего мужа, чтобы кредиторы ее мужа не подвергали ее задержанию, и заставит его выдать ей документ относительно этого, то, если этот человек имел на себе долг до взятия замуж этой женщины, его кредиторы не могут подвергать его жену задержанию. Если также эта женщина имела на себе долг до своего вступления в дом мужа, ее кредиторы не могут задержать ее мужа.

152. Если у них образуется долг по вступлении в дом мужа, то они совместно отвечают пред кредитором.

153. Если чья-нибудь жена умертвит своего мужа из-за другого мужчины, то ее должно посадить на кол.[181]

154. Если кто-нибудь познает свою дочь, то этого человека должно изгнать из местности.

155. Если кто-нибудь сосватает невесту своему сыну, его сын познает ее, а потом он (сам) будет захвачен лежащим с нею, то должно, связавши, бросить его в воду.

156. Если кто-нибудь сосватает невесту своему сыну, а потом, прежде чем его сын познает ее, он (сам) ляжет с нею, то он должен уплатить ей полмины серебра и вернуть ей все принесенное ею из дома своего отца, (и) ее может взять замуж любимый ею человек.

157. Если кто-нибудь по смерти своего отца ляжет с своею матерью, то должно сжечь их обоих.

158. Если кто-нибудь по смерти своего отца ляжет с своею мачехою,[182] родившей детей, то этого человека должно изгнать из дома.

159. Если кто-нибудь, принесши подарки[183] в дом своего тестя (и) отдавши выкупную плату, обратит свой взор на другую женщину (и) скажет своему тестю: «я не возьму замуж твоей дочери», то отец девушки может удержать за собою все принесенное ему.

160. Если кто-нибудь принесет в дом своего тестя подарки и отдаст выкупную плату, (а потом) отец девушки скажет: «я не выдам за тебя своей дочери», то он должен вернуть в двойном размере все принесенное ему.

161. Если кто-нибудь принесет в дом своего тестя подарки (и) отдаст выкупную плату, (а потом) его друг оклевещет его, и тесть скажет ему: «ты не получишь моей дочери», то он должен вернуть все принесенное ему в двойном размере, и его жена не может выйти замуж за его друга.

162. Если кто-нибудь возьмет себе жену, (и) эта женщина умрет, родивши ему детей, то ее отец не может требовать ничего из ее приданого – оно принадлежит ее детям.

163. Если кто-нибудь возьмет себе жену, (и) эта женщина умрет, не родивши ему детей, то, если его тесть вернет ему выкупную плату, принесенную этим человеком в дом своего тестя, ее муж не может требовать ничего из приданого этой женщины – оно принадлежит дому ее отца.

164. Если тесть не вернет ему выкупной платы, то он должен, вычтя из ее приданого всю выкупную плату, вернуть ее приданое в дом ее отца.

165. Если кто-нибудь подарит своему сыну,[184] первому в его глазах,[185] поле, сад или дом и выдаст ему документ, то, по смерти отца, когда братья станут делиться, они должны выдать ему подарок, данный ему отцом, и, сверх того, разделить между собою отцовское имущество поровну.

166. Если кто-нибудь, взявши жен для своих сыновей, для своего младшего сына не возьмет жены, то, по смерти отца, когда братья станут делить имущество отцовского дома, они должны выдать младшему брату, не взявшему жены, сверх его доли, деньги на выкупную плату и взять (ему жену).

167. Если кто-нибудь возьмет себе жену, эта женщина умрет, родивши ему детей, по смерти ее он возьмет себе другую женщину, она также родит детей, то, по смерти отца, дети не должны делиться по матерям, они должны взять приданое своих матерей и разделить имущество отцовского дома поровну.

168. Если кто-нибудь, вознамерившись отвергнуть своего сына, скажет судьям: «я отвергаю моего сына», то, по расследовании дела судьями, если сын не совершит важного проступка, достаточного для отвержения его, отец не может отвергнуть его.

169. Если он совершил по отношению к отцу важный проступок, достаточный для отвержения его, то они[186] должны на первый раз простить его; если ж он совершил важный проступок во второй раз, то отец может отвергнуть своего сына.

170. Если кому-нибудь его жена родит детей, и его рабыня также родит детей, (и) отец при своей жизни скажет детям, рожденным ему рабынею: «мои дети» (и) приравняет их к детям своей жены, то, по смерти отца, дети жены и дети рабыни должны делить между собою имущество отцовского дома поровну, (причем) дети жены при разделе выбирают и берут (свою часть вперед).

171. Если отец при своей жизни не скажет детям, рожденным ему рабынею: «мои дети», то, по смерти отца, дети рабыни не могут делить с детьми жены имущество отцовского дома. Рабыня и ее дети должны быть отпущены на свободу, и дети жены не могут предъявлять к детям рабыни притязание на рабство. Жена должна получить свое приданое и подарок,[187] данный ей ее мужем и удостоверенный посредством документа, жить в доме своего мужа и пользоваться (всем этим), пока жива, (но) не может продавать это, ее наследство принадлежит детям.

172. Если ее муж не дал ей подарка, то должно вернуть ей все ее приданое, и она получает из домашнего имущества[188] своего мужа часть, равную доле отдельного наследника. Если ее дети станут выгонять ее из дома ее мужа, то, по исследовании обстоятельств их дела, судьи должны наказать детей, (а) эта женщина не обязана оставлять дом своего мужа. Если эта женщина вознамерится оставить его, то она должна оставить своим детям подарок, данный ей ее мужем, (а) себе взять приданое своего отцовского дома, и ее может взять замуж любимый ею человек.

173. Если (там), куда эта женщина выйдет (замуж), она родит детей своему второму мужу, то, по смерти ее, ее приданое должны разделить между собою дети от первого и второго браков.

174. Если она не родит детой своему второму мужу, то ее приданое получают дети от ее первого мужа.

175. Если дворцовый раб или раб вольноотпущенника женится на дочери свободного, она, по взятии им ее замуж, войдет в дом дворцового раба или раба вольноотпущенника с приданым из дома своего отца, (и) они, поселившись вместе, построят дом и приобретут имущество, то, по смерти дворцового раба или раба вольноотпущенника, дочь свободного получает свое приданое, а все приобретенное ими от начала их совместной жизни должно разделить на две части, половину должен взять господин раба, другую – дочь свободного для своих детей. Если у дочери свободного не было приданого, то все, приобретенное ими от начала их совместной жизни, должно разделить на две части, половину получает господин раба, другую – дочь свободного для своих детей.

177. Если вдова, имеющая малолетних детей, вознамерится войти в дом другого, то она, не может войти без дозволения судей. Когда она входит в дом другого, судьи, проверивши наследство ее первого мужа, передают дом ее первого мужа в заведывание ее второму мужу и этой женщине и берут с них документ. Они должны заведовать домом, воспитывать малолетних детей, не могут продавать ничего из домашнего имущества. Покупатель, купивший домашнее имущество детей вдовы, теряет свои деньги, имущество должно вернуть его владельцам.

178. Если божьей сестре, божьей жене или блуднице[189] ее отец даст приданое и напишет документ, (но) не напишет в написанном документе, что она может отдать свое наследство,[190] куда захочет, не предоставит ей свободного[191] распоряжения, то, по смерти отца, ее братья получают ее поле и сад и должны давать ей, сообразно с размером ее доли, хлеб, масло и шерсть, и (этим) продовольствовать ее. Если ее братья не станут давать ей, сообразно с размером ее доли, хлеб, масло и шерсть, и (этим) продовольствовать ее, она может передать свое поле и сад подходящему для нее земледельцу, (чтобы) он содержал ее. Она пользуется садом и всем, данным ей ее отцом, пока жива, (но) не может ни продавать за деньги, ни отдавать другому в уплату (долга), ее наследство принадлежит ее братьям.

179. Если божьей сестре, божьей жене или блуднице ее отец даст приданое и напишет в написанном документе, что она может отдать свое наследство, куда захочет, предоставит ей свободное распоряжение, то, по смерти отца, она может отдать свое наследство, куда захочет, ее братья не могут предъявлять никаких требований.

180. Если отец не даст своей дочери – живущей в уединении божьей жене или блуднице приданого, то, по смерти отца, она получает из имущества отцовского дома часть, равную доле отдельного наследника, и пользуется ею, пока жива; ее наследство принадлежит ее братьям.

181. Если отец, посвящая (дочь) богу в качестве божьей жены, храмовой блудницы[192] или храмовой девы,[193] не даст ей приданого, то, по смерти отца, она получает из имущества отцовского дома треть наследственной доли и пользуется ею, пока жива; ее наследство принадлежит ее братьям.

182. Если отец не даст приданого своей дочери – божьей жене Мардука вавилонского, не напишет документа, то по смерти отца, при разделе с своими братьями, она получает из имущества отцовского дома треть наследственной доли (и) не должна нести ленной службы (за это); свое наследство жена Мардука может отдать, куда захочет.

183. Если отец, отдавая замуж свою дочь от наложницы, даст ей приданое и напишет ей документ, то, по смерти отца, она не имеет доли в имуществе отцовского дома.

184. Если отец не даст приданого своей дочери от наложницы и не выдаст ее замуж, то, по смерти отца, ее братья должны снабдить ее приданым, сообразно с имуществом отцовского дома, и выдать ее замуж.

185. Если кто-нибудь усыновит ребенка[194] и вырастит его, то этот приемыш не может быть потребован обратно.

186. Если кто-нибудь усыновит ребенка и, по принятии его им, он нанесет обиду[195] своему (приемному) отцу или матери, то этот приемыш отсылается обратно в дом его (естественного) отца.

187. Сын придворного,[196] служащего во дворце, и сын блудницы не может быть потребован обратно.

188. Если ремесленник, усыновив ребенка, научит его своему ремеслу, то он не может быть потребован обратно.

189. Если он не научит его своему ремеслу, то этот приемыш может вернуться в дом своего (естественного) отца.

190. Если кто-нибудь, усыновив ребенка, не приравняет его к своим детям, то этот приемыш может вернуться в дом своего (естественного) отца.

191. Если кто-нибудь усыновит ребенка и вырастит его, а потом, создавши свою семью и получивши детей, вознамерится отвергнуть приемыша, то этот не должен уйти с пустыми руками; приемный отец должен выдать ему из своего движимого имущества треть наследственной доли; из поля, сада и дома он не обязан давать ему ничего.

192. Если сын придворного служащего или блудницы скажет своему приемному отцу или матери: «ты – не отец мне» или: «ты – не мать мне», то ему должно отрезать язык.

193. Если сын придворного служащего или сын блудницы, узнав о доме своего (естественного) отца, почувствует неприязнь к своему приемному отцу или матери и уйдет в дом своего отца, то ему должно вырвать глаз.

194. Если кто-нибудь отдаст ребенка кормилице, этот ребенок умрет на руках кормилицы, (и) кормилица тайно от его отца или его матери подменит его другим ребенком, то, по изобличении ее, за то, что она тайно от его отца или его матери подменила его другим ребенком, должно отрезать ей грудь.

195. Если сын ударит своего отца, то ему должно отрезать руки.

196. Если кто-нибудь повредит глаз у свободного, то должно повредить глаз ему (самому).

197. Если он сломает кость у свободного, то должно сломать кость ему.

198. Если он повредит глаз у вольноотпущенника, или сломает кость у вольноотпущенника, то должен уплатить мину серебра.

199. Если он повредит глаз у чьего-нибудь раба или сломает кость у чьего-нибудь раба, то должен уплатить половину его стоимости.

200. Если кто-нибудь выбьет зуб у лица одинакового положения, то должно выбить зуб ему самому.

201. Если он выбьет зуб у вольноотпущенника, то обязан уплатить треть мины серебра.

202. Если кто-нибудь ударит по щеке лицо высшего положения, то должно публично ударить его шестьдесят раз плетью из воловьей кожи.

203. Если свободный ударит по щеке свободного одинакового положения, то обязан уплатить мину серебра.

204. Если вольноотпущенник ударит по щеке вольноотпущенника, то обязан уплатить десять сиклей серебра.

205. Если чей-либо раб ударит по щеке свободного, то должно отрезать ему ухо.

206. Если кто-нибудь, ударив другого в драке, причинит ему повреждение, то должен поклясться: «я ударил его неумышленно» и уплатить врачу.

207. Если (потерпевший) умрет от побоев, то он должен поклясться и, если (потерпевший-) свободный, уплатить полмины серебра.

208. Если (потерпевший-) сын вольноотпущенника, то он должен уплатить треть мины серебра.

209. Если кто-нибудь, ударив свободную, причинит выкидыш ее плода,[197] то должен уплатить за ее плод десять сиклей серебра.

210. Если эта женщина умрет, то должно предать смерти его дочь.

211. Если он причинит побоями дочери вольноотпущенника выкидыш ее плода, то должен уплатить пять сиклей серебра.

212. Если эта женщина умрет, то он должен уплатить полмины серебра.

213. Если он, ударив чью-нибудь рабыню, причинит выкидыш ее плода, то должен уплатить два сикля серебра.

214. Если эта рабыня умрет, то он должен уплатить треть мины серебра.

21б. Если врач, делая кому-нибудь тяжелый надрез[198] бронзовым ножом,[199] излечит (этого) человека, или, снимая с чьего-нибудь глаза бельмо[200] бронзовым ножом, вылечит глаз (этого) человека, то он получает десять сиклей серебра.

216. Если (больной-) вольноотпущенник, то он получает пять сиклей серебра.

217. Если (больной-) чей-нибудь раб, то господин раба платит врачу два сикля серебра.

218. Если врач, делая кому-нибудь тяжелый надрез бронзовым ножом, причинит смерть (этому) человеку или, снимая с чьего-нибудь глаза бельмо бронзовым ножом, повредит глаз (этого) человека, то ему должно отсечь руки.

219. Если врач, делая тяжелый надрез бронзовым ножом рабу вольноотпущенника, причинит ему смерть, то он должен отдать раба за раба.

220. Если он, снимая бронзовым ножом бельмо с его глаза, повредит его глаз, то должен уплатить деньгами половину его стоимости.

221. Если врач вправит сломанную кость или вылечит больные внутренности,[201] то больной должен уплатить врачу пять сиклей серебра.

222. Если (больной-) вольноотпущенник, то платит три сикля серебра.

223. Если (больной-) раб, то господин раба платит врачу два сикля серебра.

224. Если лекарь волов или овец, сделавши тяжелый надрез волу или овце, излечит (животное), то хозяин вола или овцы платит ему одну шестую сикля серебра.

225. Если он, делая тяжелый надрез волу или овце, причинит смерть животному, то должен отдать хозяину вола или овцы четверть стоимости.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

4. В переводе

Из книги Исторические байки автора Налбандян Карен Эдуардович

4. В переводе Льва Гумилёва приводило в бешенство само слово Чингисхан. "Чингис – титул, хан – должность. Писать Чингисхан – всё равно что Академикиванов".Переводится Чингисхан – "Владыка Океана".В переводе на арабский – "Амир-аль-бар", в русском и европейских языках,


35 законов

Из книги Рукописный девичий рассказ автора Борисов Сергей Борисович

35 законов 1 . Когда юноша говорит что любит тебя, при всех, не верь, а если любит, то скажет одной.2. Юноша должен просить поцелуя, а нахально не целовать.3. На прощанье друзья, любящие друг друга, должны поцеловаться.4. Если юноша поцелует в губы, значит любит тебя.5. Когда юноша


20 законов

Из книги История Персидской империи автора Олмстед Альберт

20 законов 1. Любовь парня с девушкой заключается в том, что поцелуй горячий, поцелуй в уста.2. Когда юноша говорит при встрече «Люблю», не верь ему, если любит, то не будет говорить так при первой встрече.3. Юноша должен спросить разрешения у девушки, можно ли ее поцеловать, а


25 законов

Из книги Русские пословицы и поговорки автора Берсеньева Катерина Геннадьевна

25 законов 1. Девушка, не опаздывай на первое свидание.2. Любовь девушки заключается в том, что парень ее целуетВ губы — горячо любитВ щеку — нежность.3. Когда девушка идет с юношей и юноша говорит, «люблю» не верь ему, если любит, при первой встрече никогда не скажет — люблю!4.


Состав и структура сборника

Из книги История Древней Греции в 11 городах автора Картледж Пол

Состав и структура сборника В Сборник вошли:а) широко бытующие в современном русском языке пословицы и поговорки;б) пословицы, имеющие конкретное социально-историческое содержание (о бедных и богатых, о барине и мужике и т. п.), например: Богачу — красть, а бедному —


I. Тексты в переводе

Из книги Бесы: Роман-предупреждение автора Сараскина Людмила Ивановна

I. Тексты в переводе Austin M. The Hellenistic World from Alexander to the Roman Conquest. 2nd ed. Cambridge: Cambridge University Press, 2006. Burstein S. The Hellenistic Age from the Battle of Ipsos to the Death of Cleopatra VII. Cambridge: Cambridge University Press, 1985. Crawford M., Whitehead D. Archaic and Classical Greece: A Selection of Ancient Sources in Translation. Cambridge: Cambridge University Press, 1983. Dillon


ТЕКСТ ПЛЮС ТЕКСТ («БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ»)

Из книги Исследования в консервации культурного наследия. Выпуск 2 автора Коллектив авторов

ТЕКСТ ПЛЮС ТЕКСТ («БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ») В мире литературы, сложном и изменчивом, взаимодействуют не только писатели и читатели, не только авторы и их произведения, но и сами тексты друг с другом. Вырвавшись на волю из-под власти сочинителей и зажив отдельной жизнью, они


И. М. Волков Законы вавилонского царя Хаммурапи

Из книги автора

И. М. Волков Законы вавилонского царя Хаммурапи От редактора Настоящий выпуск начинает собою ряд переводов наиболее важных произведений письменности древнего классического Востока. Цель издания – дать в руки русскому обществу важнейшие источники наших сведений о


Главнейшие черты древневавилонского быта по сборнику законов Хаммурапи[229]

Из книги автора

Главнейшие черты древневавилонского быта по сборнику законов Хаммурапи[229] Вавилония эпохи Хаммурапи представляет собою большое строго централизованное культурное государство. Общество, из которого оно состоит, уже давно пережило родовую и племенную ступени своего


И. В. Бурцева, О. И. Перминова, М. А. Рычкова Зеленые пигменты миниатюр рукописного сборника «Апокалипсис» из коллекции В.В.Егорова

Из книги автора

И. В. Бурцева, О. И. Перминова, М. А. Рычкова Зеленые пигменты миниатюр рукописного сборника «Апокалипсис» из коллекции В.В.Егорова Сборник «Апокалипсис» XVI–XVII вв. из коллекции В. В. Егорова представляет собой составную рукопись, написанную полууставом на 232 листах с 332