Болезни, передающиеся половым путем (БППП) и СПИД

Болезни, передающиеся половым путем (БППП) и СПИД

Одна из самых больших издержек либерализации половой морали - распространение БППП. Привычное ханжество не позволяло советским людям говорить о них более или менее открыто, эти болезни, как и в XIX в., считались постыдными.

Это мешало санитарному просвещению, особенно когда речь шла о новых инфекциях, о которых люди ничего не знали. Однако бесплатная государственная медицина, сочетавшая лечение в специализированных кожно-венерологических диспансерах и клиниках с принуждением - все случаи венерических заболеваний официально регистрировались, больных брали на специальный учет, источники заражения выяснялись и врачи, с помощью милиции, старались проследить всю цепочку опасных связей, лечение было принудительным, уклонение от него и заведомое заражение кого-либо венерической болезнью подлежало уголовной ответственности (статья 115 Уголовного кодекса РСФСР) - позволяла блокировать опасность, удерживая ее в определенных рамках.

Заболеваемость сифилисом и гонореей даже снижалась. По официальной статистике, в 19в7г. в СССР на 100 тысяч населения было 5,6 больных сифилисом (в 1985 г. - 9,6), в 2,2 раза меньше, чем в США, и 86 больных гонореей (в 1985 г. - 113), в 6 раз меньше, чем в США. Даже с учетом ненадежности подобной статистики, это можно было считать достижением.

Однако уже в начале 1980-х гг. врачи отмечали значительный рост, особенно среди молодежи и подростков, так называемых малых венерических заболеваний, которые часто протекают бессимптомно и при неупорядоченных сексуальных связях образуют запущенный "букет", с которым уже трудно сладить. Никакой сколько-нибудь серьезной профилактической работы среди населения не велось. Например, о генитальном герпесе и хламидиозе советские люди практически ничего не знали, пока не сталкивались с ними на личном опыте.

Развал советской системы резко ухудшил эпидемиологическую ситуацию. Экстенсивная половая жизнь с меняющимися партнерами, при незнании и несоблюдении элементарных правил безопасности и гигиены, сама по себе опасна. Кроме того, государственная медицина ослабела, а то и вовсе рухнула из-за отсутствия средств, лекарств и оборудования, а частная медицина не всем доступна и к тому же, когда дело касается заболеваний, требующих длительного лечения и последующего контроля, менее эффективна. Наконец, ослабел административный контроль, а официальная статистика стала еще менее надежной.

Отсюда - быстрый рост всех болезней, передаваемых половым путем (БППП), особенно среди молодежи и подростков. Заболеваемость сифилисом приняла поистине эпидемический характер. Число заболевших сифилисом среди взрослых с 1990 по 1995 год выросло в 33,4 раза, а среди подростков - в 51 раз. По числу зараженных сифилисом на 100000 населения Россия в 50 раз опережает США и Западную Европу. В 1995 г. зарегистрировано заболевание сифилисом 5 тысяч несовершеннолетних юношей и 15 тысяч девушек. Свыше тысячи из них - младше 14 лет.[303] Быстрый рост наблюдается и по другим БППП, причем по мнению руководителей столичного здравоохранения, официальная статистика фиксирует немногим более половины реальных случаев заболевания, а независимые эксперты считают, что мимо нее проходит 60-70 процентов случаев "венеры". По данным проф. К. К. Борисенко, сейчас в стране официально зарегистрировано 1300 тысяч больных БППП, реальная же цифра составляет 3 миллиона.

Все чаще жертвами БППП становятся дети и подростки 12-14 лет. Это связано прежде всего с более ранним началом и экстенсивностью сексуальной жизни и особенно - с ростом детской проституции. При обследовании в 1989/90 гг. в Центральном кожно-венероло-гическом институте группы больных БППП подростков, выяснилось, что половую жизнь до 17 лет они начинают вдвое чаще своих здоровых сверстниц, а среднее число сексуальных партнеров у них впятеро больше: 12,5 против 2,3.[304] Многие россияне даже не знают, что они больны и чем именно. Вместо того, чтобы сразу обратиться в вендиспансер, юноши занимаются самолечением, наживая в результате новые болезни. В урологии даже появился новый диагноз - "хронический юношеский простатит".

Что делать? Снова сталкиваются те же две стратегии. Одни требуют ужесточения административных мер, в частности, запрещения частным врачам лечить БППП. Другие, как московский эпидемиолог А. Хазиева, призывают считаться с социальными и психологическими реалиями: "Надо менять подход к больному, дать ему право выбора - к какому хочет врачу, пусть и идет: за деньги у частника или без денег в казенном учреждении. Однако частный врач обязан сообщать нам о случаях болезни, чтобы можно было правильно оценить эпидемическую обстановку, прогнозировать ситуацию и быть готовым к любым вариантам. Сегодня лечить такого больного частный венеролог не имеет права. Это неверно. Я бы высказалась за принцип лицензирования подобной практики: пусть квалифицированные врачи получат возможность лечить частным образом - разумеется, представляя правдивую статистику. Для этого надо пересмотреть инструктивные материалы Минздрава либо передать решение вопроса местным органам здравоохранения.[305]

Пожалуй, самый характерный сюжет, в котором проявляются все противоречия постсоветской сексуальной политики, - отношение к СПИДу.

Благодаря социальной и сексуальной изоляции страны, ВИЧ пришел в СССР значительно позже, чем на Запад, и в более мягкой форме. Мы имели несколько лет форы для подготовки к нему, но все это время было потрачено впустую. Сначала советская пресса, при участии чиновных эпидемиологов и руководителей Минздрава, использовала эпидемию в США для грязной антиамериканской пропагандистской кампании, будто бы ВИЧ изобретен Пентагоном в военных целях. Одновременно уверяли, что нам бояться совершенно нечего, потому что вирус поражает гомосексуалов и наркоманов, против которых у нас есть такое мощное средство как уголовный кодекс.

После того, как инфекция в СССР все-таки пришла и был диагностирован первый больной, начали создавать специализированную службу диагностики, однако все цифры держали в секрете. Покойный видный вирусолог академик медицины В.М.Жданов, первым опубликовавший в 1986г. правдивую информацию о СПИДе в массовой печати, имел из-за этого крупные неприятности.

В 1987 г., не столько в связи с осознанием опасности СПИДа, сколько в результате гласности, о СПИДе начали говорить публично. Однако все внимание было сосредоточено на так называемых "группах риска" - проститутках, наркоманах и особенно гомосексуалах, которых малевали самой черной краской. Что касается благонамеренных и сексуально благонадежных граждан, то им рекомендовали просто придерживаться норм традиционной моногамии, не нарушать супружеской верности, а при случайных связях, которых, впрочем, быть не должно, применять, как выразился в своем первом телевизионном интервью заведующий первой лабораторией по диагностике и лечению СПИДа Вадим Покровский, - "извините, презерватив". Так это неприличное слово впервые прозвучало с непорочного советского телеэкрана. Все это было скорее развлекательно, чем страшно.

Что же касается самых решительных людей, им все было ясно. В "Комсомольской правде" 1 августа 1987г. было процитировано письмо 16 студентов-медиков, призывавших к физическому уничтожению всех проституток, наркоманов и гомосексуалов. СПИД рассматривался в нем как средство нравственного очищения общества. С этим мнением, разумеется, не согласились. Президент Академии медицинских наук В. И. Покровский сказал, что такие люди просто недостойны быть врачами.

Первой серьезной и тревожной публикацией о СПИДе в массовой печати была составленная из серии интервью статья Аллы Аловой "Жизнь при СПИДе: готовы ли мы?" в популярнейшем в то время еженедельнике "Огонек" (июль 1988 г.).

Отвечая на вопросы журналистки, я сказал, что меня крайне беспокоят "настойчивые разговоры о группах риска. Мы как бы отгородились от проблемы СПИДа этими группами: мол, СПИД - это там, у них, за непроницаемой стеной, а тут у нас все спокойно. Но стены нет, группы риска обитают не на Луне, а здесь, среди нас. И, простите, половой жизнью живут не только группы риска. Вполне добропорядочные люди тоже занимаются сексом, и не только со своими супругами, хотя бы потому, что не у всех есть семьи... Опасность заразиться СПИДом уже давно вышла из "резерваций" групп риска... Зоной риска стал вообще секс. И внебрачные, и добрачные и даже брачные связи". Но секс как таковой устранить нельзя. На опыте борьбы американской армии с венерическими заболеваниями были показаны преимущества "оппортунистической" тактики пере от случайных сексуальных связей, объяснялось, что эффективное использование презервативов зависит не только от их наличия и качества, но и от общей сексуальной культуры населения. Это были элементарные вещи, но в советской печати они сообщались впервые.

Страна также была предупреждена об опасности морализации и спидофобии:

В XIX веке сифилис был не опаснее, чем туберкулез. Однако отношение к больным сифилисом и к больным туберкулезом было разное. В случае туберкулеза инфекция порождала страх, но сами больные вызывали сочувствие. В случае венерического заболевания, поскольку оно было связано с нарушением религиозных и моральных запретов, отвращение и страх перед болезнью переносились на жертву. Конец XX века - вроде бы совсем иное отношение к сексу, совсем другие моральные критерии, но по отношению к больным СПИДом люди снова превращаются в беспощадных моралистов, в средневековых инквизиторов...

СПИД - своего рода экзамен для человечества на гуманность и здравый смысл... Вообще, если мораль данного общества выдаст разрешение дискриминировать людей по одному признаку (зараженность СПИДом), это означает разрешение дискриминировать и по всем другим признакам. Как сухая трава от искры, вспыхнут национальные вопросы, расовые... Все общество превратится в систему гетто, которые будут ненавидеть друг друга.

- То, что безнравственно, негуманно, - оно и невыгодно?..

- Вот именно! Но нас-то десятилетиями учили абстрагироваться от понятия гуманности, уметь противопоставлять суровую историческую необходимость нравственным порывам, "слюнявому либерализму", подавлять в себе жалость, элементарное человеческое сочувствие. Хорошо учили, и многие научились. Прибавьте к этому навыку вдолбленное в наши души четвертьвековым поиском "врагов народа", отточенное до автоматизма, до рефлекса умение переносить борьбу с недостатками с самих недостатков на любого имеющегося под рукой козла отпущения. Главное - всегда иметь козла...

Однако для чиновников это были пустые слова, необычность которых только шокировала. Даже технические вопросы - одноразовые шприцы, презервативы - не решались. "Огонек" получил письмо из Риги, что там целый месяц не было презервативов. Алла Алова позвонила начальнику Главного аптечного управления Минздрава СССР:

- Вас интересует изделие №2? (Догадываюсь, что это своеобразный министерский эвфемизм).

- Изготовитель изделия №2 - Миннефтехимпром СССР. Мы заказали ему на 1988 год 600 миллионов штук. Такова потребность населения в изделии №2 для предупреждения заражения вирусом СПИДа.

- Простите, а каким образом вычислена эта потребность?

- Ученые подсчитали.

- Какие ученые? Из какого института?

- Я затрудняюсь сказать, не знаю... Но Миннефтехимпром отказался от такого плана, снизил план поставок на 1988 год до 220 миллионов, объяснив это отсутствием необходимых мощностей. А 220 миллионов проблему, конечно, не решат. Но все вопросы - к Миннефтехим-прому. Мы и так с ними бьемся, бьемся...

- Может быть, пока наша промышленность не справляется, в связи с ожидаемой эпидемией СПИДа надо закупить импортные... изделия?

- Нет, закупать мы не будем - валюты не хватает.

- А не намечается выпуск презервативов более высокого качества?

- Нет, зачем же - сейчас у нас изделия нормального качества. Их производят на импортной линии, они прочные, не рвутся. Так что в смысле предупреждения заражения СПИДом они высококачественные, не уступают импортным. Ну, а в смысле удовольствия, удовлетворения женщин - это, знаете, нас не волнует.

Вообще мое мнение - презерватив погоды не сделает. Не должно быть случайных связей - вот главное! Тогда и презервативы не нужны будут. Если мужчина спит только с женой, зачем ему презервативы?..

- А как же быть молодежи и вообще всем тем, кто еще не вступил в брак?

- Ну, это случайные связи...

С тех пор утекло много воды. Первые панические прогнозы о быстром распространении СПИДа в России, слава Богу, не оправдались,34 зато притупили у людей чувство опасности. Однако число больных и инфицированных неуклонно растет, и скорость прироста возрастает. По данным Минздрава, на конец мая 1997 года в России зарегистрировано 4494 случая ВИЧ-инфекции, в том числе 259 больных. Минздрав считает, что реальные цифры в два-три раза выше. В 1996 году в стране зарегистрировано больше новых случаев БИЧ, чем за все девять лет с начала эпидемии! По оценкам В. В. Покровского, к 2000 году число ВИЧ-инфициро-ванных может достигнуть восьмисот тысяч человек. Вполне возможно, что эти прогнозы не оправдаются так же, как и предыдущие. Но в том, что в некоторых портовых городах (Калининград, Новороссийск) и отдельных районах сибирской глубинки (Красноярский край) прирост ВИЧ инфекции уже достиг эпидемических масштабов, сомневаться не приходится.

Все это - не неожиданность, и неподготовленность страны к эпидемии объясняется не только дефицитом средств.

В отличие от западных стран, первой наиболее многочисленной группой риска - 286 человек - были в России не гомосексуалы, наркоманы и проститутки, а новорожденные дети, которых заразили в родильных домах из-за отсутствия одноразовых шприцов и небрежности медицинского персонала. После этого сами они и их семьи стали жертвами не только страшной болезни, но и спидофобии: медицинский персонал боится их лечить, сослуживцы не хотят вместе работать, зараженных детей требуют убрать из общих школ и т. д.

Правда, когда распространение СПИДа оказалось не таким быстрым, общая спидофобия несколько уменьшилась. При опросе ВЦИОМ в 1989г., 13 процентов опрошенных высказывались за "ликвидацию" больных СПИДом и 24 процента - за их изоляцию. В 1994 г. доля таких ответов снизилась до 7 и 20 процентов, а доля тех, кто считает нужным "помогать", напротив, выросла с 57 до 68 процентов. Но одно дело - ответ на общий вопрос, другое - реальное поведение в конкретной ситуации.

После скандала с заражением большой группы детей, страна закупила или получила в порядке гуманитарной помощи большое количество одноразовых шприцов. Резко улучшилось и качество отечественных презервативов, производимых на Баковском заводе. По мнению экспертов, лучшие из них не уступают по качеству зарубежным. Но многие аптеки презервативов не закупают, продаются они без инструкций, часто с просроченным сроком годности. О том, как пользоваться любриканта-ми, не знает почти никто (даже слово это мало кому известно). К тому же импортные презервативы, которые россияне предпочитают отечественным, дороги.

По старой командно-административной рутине, все государственные средства по борьбе со СПИДом были сосредоточены в руках отца и сына Покровских, президента Академии медицинских наук и директора Центра по борьбе со СПИДом.

Для массового тестирования населения в бывшем СССР было создано 748 диагностических лабораторий, 6 региональных и 73 территориальных центра, 128 консультаций для анонимного тестирования. В России делается больше тестов, чем где бы то ни было в мире: 24 миллиона в 1993 и 20 миллионов в 1994 году. Но хотя стоит это очень дорого, надежность тестов у многих вызывает сомнения.

Медицинские меры были дополнены карательными и административными. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 августа 1987 г. "О мерах профилактики заражения вирусом СПИД" и затем статьей 115.2 УК РСФСР была предусмотрена уголовная ответственность за "заведомое поставление другого лица в опасность заражения заболеванием СПИД". Изданные на этой основе административные акты допускали возможность принудительного массового тестирования лиц, принадлежащих к группам риска.

Между тем пропагандой безопасного секса государственные антиспидовские организации практически не занимались. Ни один социолог или психолог к разработке их программ не привлекался. Ничего не было сделано и для подготовки соответствующих кадров. Непонимание того, что мы имеем дело с социальной проблемой, которой, наряду с медиками, должны заниматься также обществоведы, и желание сохранить собственную монополию на решение всех вопросов СПИДа привели к тому, что страна не сумела выработать продуманную социальную политику в этом трудном вопросе. "Эпидемиологизация" СПИДа во многом аналогична "гинекологизации" планирования семьи.

Некоторые другие члены эпидемиологического истеблишмента, например, главный инфекционист мэрии Санкт-Петербурга профессор Аза Рахманова и московский инфекционист, президент ассоциации "САНАМ" К.К. Борисенко, гораздо демократичнее и социально активнее Покровских, но их административные и финансовые возможности ограничены. Издаваемый Рахмановой журнал "СПИД, секс, здоровье" освещает широкий круг вопросов и интересен как для профессионального, так и для массового читателя.

Поняв, что с государственной медициной кашу не сваришь, общественность решила взять антиспидов-скую пропаганду и помощь ВИЧ-инфицированным в собственные руки, создав для этого ряд добровольных общественных фондов и ассоциаций. Благотворительный фонд "Огонек"-ВИД-АнтиСПИД", созданный в январе 1990г., собрал свыше 5 миллионов долларов, использованных на закупку одноразовых шприцев и гуманитарную помощь ВИЧ-инфицированным детям, каждый из которых получает от Фонда крошечное пособие. Чтобы стимулировать антиспидовскую пропаганду в средствах массовой информации, в 1994 г. Фонд провел Первый международный конкурс тематических видеоклипов, лучшие из которых демонстрируются по российскому ТВ. Более медицински ориентированная Ассоциация по профилактике СПИДа (первым ее президентом был Вадим Покровский) публикует учебники для медицинских учреждений и популярные брошюры для массового читателя; Ассоциация начала также издавать ежемесячную газету "СПИД-инфо", но как только газета достигла массового тиража, она стала самостоятельной и ее название имеет так же мало общего с ее содержанием, как "Московский комсомолец" и "Комсомольская правда" - с идеологией бывшего коммунистического союза молодежи. Полезную работу по профилактике СПИДа в течение нескольких лет проводил основанный американцем Кевином Гарднером Центр ЭЗОП. Общество ВИЧ-инфицированных и их друзей "Мы и вы", основанное в 1992г., оказывает психологическую, социальную и правовую помощь жертвам страшной болезни.

К сожалению, как в остальных сферах постсоветской общественной деятельности, антиспидовские организации разобщены и подчас не столько сотрудничают, сколько соперничают друг с другом. Очень мешает им и недостаток профессионализма, в результате чего специальные эпидемиологические вопросы подчас обсуждаются так, как если бы они были только политико-идеологическими. Для некоторых людей борьба со СПИДом стала удобной кормушкой.

В 1994 г. политическая ситуация вокруг СПИДа резко обострилась. Против монопольного положения Покровских резко выступила группа молодых биологов и медиков - Андрей Козлов, Эдуард Карамов и другие. Обвиняя руководство Минздрава в недооценке угрозы распространения СПИДа, они настаивают на продолжении и даже расширении массового тестирования, а главное - на необходимости и возможности для России создать собственную эффективную вакцину. Стоимость этого проекта и его социально-правовые аспекты, их, кажется, не особенно заботят. Вадим Покровский назвал их "сторонниками репрессивных методов", которые предлагают насильственно обследовать "все население России и всех ВИЧ-инфицированных интернировать". На что Козлов ответил ссылкой на особенности русской ментальности: "Когда мы брали кровь на анализ у представителей 10 групп риска, никому из них не пришло в голову воспринимать это как покушение на свободу личности".37

Не будучи биологом, я не могу судить об обоснованности притязаний этой группы ученых на разработку оригинальной вакцины. Президент РАМН В. И. Покровский утверждает, что они просто самозванцы и, например, Карамов, представляющийся профессором и экспертом ВОЗ, на самом деле не имеет даже кандидатской степени.38 В России сейчас все возможно. Меня как обществоведа настораживают ссылки этих людей на национальную ментальность и геополитические соображения. В недавнем прошлом помещение инакомыслящих в психушки тоже не воспринималось как нарушение свободы личности. Подозрительно и то, что в числе активных защитников всеобщего тестирования, какого нет нигде в мире, - производители отечественной тест-диагностики, которым это сулит баснословные прибыли.

Борьба интересов ярко проявилась при обсуждении Госдумой закона "О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)". Первоначальный проект имел более или менее нормальный "западный" вид. Идея всеобщего обязательного тестирования, которую проталкивали производители тест-систем, не прошла не потому, что это ущемляет права человека, а потому что слишком дорого стоит. Зато, следуя духу советской командно-административной системы и вопреки категорическим возражениям ученых и международных организаций, включая Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ), 11 ноября 1994 г. Дума подавляющим большинством голосов приняла закон, предусматривавший обязательное обследование на ВИЧ всех прибывающих в Россию иностранцев, доноров (что вполне логично), а также российских граждан, занимающихся "определенными видами деятельности", перечень которых утверждается правительством.

Тут уж взвыли не только правозащитники, но и внешнеполитические и внешнеэкономические ведомства. Допустим, президента США и королеву Елизавету II от получения справки как-нибудь освободят. Но ведь к нам едут многие тысячи бизнесменов и туристов, они не станут возиться с получением справок. От инфекции справки страну не спасут из-за ненадежности тест-систем и продажности чиновников, а международные контакты пострадают. На председателя думского комитета по охране здоровья эти доводы впечатления не произвели, но президент Ельцин с ними посчитался и вернул закон на доработку.

Согласно окончательной редакции закона, должны предъявлять сертификат об отсутствии у них ВИЧ-инфекции или проходить тестирование при въезде в страну только те иностранцы, которые приезжают в Россию на срок свыше трех месяцев. Насколько я знаю, это требование не выполняется. ВИЧ-инфицированные иностранцы подлежат депортации. Для российских граждан тестирование остается добровольным, за исключением работников "отдельных профессий, производств, предприятий, учреждений и организаций, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации", для которых такое освидетельствование обязательно, хотя каких-либо санкций за уклонение от проверки не предусмотрено.

Закон этот не удовлетворил никого.

Сторонники поголовного тестирования уверяют, что он открывает дорогу эпидемии. Правозащитники указывают на его внутреннюю противоречивость и даже видят в нем попытку воздвигнуть новый "железный занавес" вокруг России.

Официальная же медицина по-прежнему охраняет прежде всего собственные ведомственные интересы. Оказавшись под огнем критики, В.И. и В.В. Покровские возражают против принудительного тестирования и сетуют на свое административное бессилие и ведомственную разобщенность, доказывая необходимость создания нового государственного органа, который должен возглавить "руководитель рангом никак не ниже вице-премьера страны". Но кого будет слушаться этот высокий руководитель? Вадим Покровский справедливо жалуется на непрофессионализм и неэффективность "самодеятельных" антиспидовских организаций и доказывает необходимость "срочно, специальным образом, готовить или переподготавливать кадры, перебрасывая их на профилактику- Нужны люди, способные не только читать лекции студентам, но и соответствующим образом беседовать с гомосексуалистами, проститутками, наркоманами, бродягами".

Но все это было ясно и восемь лет назад! И смогут ли социологически, исторически, этнографически и сексологически безграмотные эпидемиологи взять на себя обучение россиян безопасному сексу "в формах, соответствующих традиционным представлениям наших народов, а не заимствованным у других культур" (любимый эвфемизм современного антизападничества).

Интересно, где они будут искать эти древние, но вечно живые формы? В боярской думе или крестьянской общине? Или имеются в виду холерные бунты? Все это, увы, просто неизящная словесность.

Что же касается широкой публики, то ей не до СПИДа. При такой всеобщей неразберихе, кому охота думать, от чего мы вымрем в более или менее отдаленном будущем? Может быть, мы вообще генетически не расположены к СПИДу? Давно сказано: что русскому здорово, то немцу смерть. Авось, и на этот раз пронесет. Такая вот, по выражению "Известий", русская народная борьба со СПИДом...

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

2.4. Возрождение путем возврата к первичному Времени

Из книги Священное и мирское автора Элиаде Мирча

2.4. Возрождение путем возврата к первичному Времени Все, о чем мы говорили, заслуживает дальнейшего рассмотрения. Однако на некоторое время мы сосредоточим внимание на двух положениях: 1) ежегодным повторением космогонии Время возрождалось и начиналось вновь как


Течение болезни

Из книги Флейта Гамлета: Очерк онтологической поэтики автора Карасев Леонид Владимирович

Течение болезни Употребление подобного словосочетания здесь вполне уместно, поскольку описанная у Шекспира история действительно похожа на тяжкий недуг с его страданиями и смертельным исходом. В финале трагедии герцог использует выражение, в котором может быть


Путём улитки

Из книги Статьи из газеты «Известия» автора Быков Дмитрий Львович

Путём улитки Ровно 45 лет назад ? весной 1966 года ? братья Стругацкие умудрились опубликовать в СССР (в сборнике фантастики «Эллинский секрет») «лесную» часть самого любимого и совершенного своего создания ? «Улитки на склоне».В предисловии к «Эллинскому секрету»


2. Болезни и перверсии

Из книги Секс и вытеснение в обществе дикарей автора Малиновский Бронислав

2. Болезни и перверсии Данные, приводимые в этой части моего исследования, не вполне однородны: если по некоторым вопросам мне удалось собрать всю необходимую информацию, то относительно других я должен признаться в своем невежестве или недостаточном знании и скорее


Путем улитки

Из книги Календарь-2. Споры о бесспорном автора Быков Дмитрий Львович

Путем улитки 1 апреля. Первая публикация «Улитки на склоне» (1966)Ровно 45 лет назад — весной 1966 года — братья Стругацкие умудрились опубликовать в СССР (в сборнике фантастики «Эллинский секрет») «лесную» часть самого любимого и совершенного своего создания, «Улитки на


28. От болезни горла.

Из книги Лечебные «наговоры»: Из собрания А. А. Савельева автора Савельев Антон Антонович

28. От болезни горла. Выйду я на зарю, посмотрю я на реку. За рекой дуб стоит, с сучьями, с кореньями, с веточками. Проклятый этот дуб.Употребление: Три раза становятся на заре на улице и читают три раза за один выход. По прочтении каждого раза, три раза проглотить


Болезни

Из книги Мифы русского народа автора Левкиевская Елена Евгеньевна

Болезни В народе обычно не верят, что человек может заболеть просто так, и обычно считают, что болезни насылают особые демоны болезней или другая нечистая сила — бесы, колдуны, люди с дурным глазом [187]. Демонов болезней представляют себе по-разному: в облике женщины в


«Путем туннеля»: наблюдения над поэтикой Владимира Маканина

Из книги Чтобы мир знал и помнил. Сборник статей и рецензий автора Долгополова Жанна Григорьевна

«Путем туннеля»: наблюдения над поэтикой Владимира Маканина Routes of Passage: Essays on the Fiction of Vladimir Makanin,edited by Byron Lindsey фтв Tatiana Spektor,Slavica Publishers Indiana University,Bloomington, Indiana, 2007, 206 p. Собрание эссе «Путем туннеля» под редакцией Байрона Линдсей и Татьяны Спектор посвящен прозе Владимира


Глава двадцать вторая. Любовь и СПИД

Из книги Непристойный талант [Исповедь мужчины-порнозвезды] автора Бутлер Джерри

Глава двадцать вторая. Любовь и СПИД Теперь вы наверное, уже хорошо поняли, что секс является движущей силой в моей жизни. Я до сих пор не уверен, что знаю, как совместить его с любовью. Не думаю, чтобы большинство людей порно вообще знали, что такое любовь. Не думаю, что они и