Глава 262 «Ты говоришь, твоя кровь краснее?» (Псахим, 256)

Глава 262

«Ты говоришь, твоя кровь краснее?» (Псахим, 256)

В IV в. в Вавилоне к мудрецу по имени Рава пришел человек и сказал: «Правитель моего города приказал мне убить (невиновного) и предупредил, что, если я этого не сделаю, он велит меня убить. Могу ли я убить человека для спасения собственной жизни?» Рава не разрешил: «Пусть ты будешь убит, но не убивай его. Кто сказал, что твоя кровь краснее? Может быть, кровь того человека краснее?» Иными словами, на каком основании человек может считать, что он больше достоин жизни, чем его невинная жертва? Если бы даже задавший вопрос имел рациональные доказательства большей ценности своей жизни, одно то, что ее можно спасти лишь пролитием чужой невинной крови, эти ценности уменьшает. Конечно, Рава мог бы посоветовать убить правителя, который приказал вопрошающему лишить жизни невинного человека. Ведь именно правитель угрожал жизни вопрошающего, а иудаизм признает возможность убийства ради самозащиты.

Талмуд учит: «Того, кто пришел убить тебя, убей его раньше» (Сангедрин, 72а).

Однажды, когда мы обсуждали этот текст, студент стал оспаривать рассуждения Равы: «Все это хорошо в теории. Но на практике, несмотря на слова мудреца, он убил бы того другого. Это в человеческой природе — бороться за свою жизнь любой ценой».

Но сильна ли человеческая природа или нет, а еврейская история знает религиозных евреев, следовавших указанию Равы даже ценой своей жизни или жизни близких. Один из самых светлых документальных памятников Катастрофы — ответ венгерского раввина раби Цви-ирша Майзеля, которому задали вопрос, похожий на вопрос, обращенный к Раве. Нацисты решили отправить 1400 еврейских подростков в Освенцим. Мальчишек, которых ждала газовая камера, заперли в здании, окруженном постоянной охраной. Один из родителей пришел к раби Майзелю и сказал, что у него хватит денег, чтобы подкупить охрану и освободить своего сына. Но если он пойдет на это, охрана схватит другого мальчика, чтобы число жертв не изменилось. Разрешает ли еврейское право спасти жизнь сына ценой другой жизни? Раби долго думал, у него не было под рукой соответствующих текстов и не было ясно, аналогичен ли этот случай прецеденту Талмуда, где человек должен был осуществить убийство сам, а сейчас он выступал лишь как причина смерти другого. Тем не менее раби Майзель не был готов одобрить намерение отца. Отец настаивал, но раби отвечал, что не знает ответа. И наконец отец сказал: «Я сделал все, что мог… Я попросил совета раби, и другого раби нет. Так как ты не можешь дать мне ответ — разрешение спасти моего сына, то, значит, согласно закону, ты не можешь этого разрешить. Если бы это было разрешено… Выходит, что в соответствии с Торой и законом мой единственный сын должен быть сожжен. И я это принимаю… Я ничего не сделаю для его выкупа, если таково предписание Торы». Раби вспоминал, что весь этот день, который был еврейским Новым годом, Рош-Гашана, отец молился, чтобы его жертвенный поступок был приравнен к связыванию Ицхака Авраамом, которое, согласно еврейской традиции, также произошло на Рош-Гашана (см. «Связывание Ицхака/Акедат Ицхак» и «Кто спасет единственную жизнь, спасет целый мир»).

Принцип «кто сказал, твоя кровь краснее?» применим и к повседневным ситуациям, не столь трагичным, как вопрос жизни и смерти. Например, нельзя проходить без очереди, потому что кто сказал, что вы лучше других?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Мушka, где твоя подушка?

Из книги Природы краса автора Санжаровский Анатолий Никифорович

Мушka, где твоя подушка? Шмель проскочит, а муха увязнет в паутине.Где муха ни летала, а к пауку попала.Осенняя муха больнее кусает.За каждой мухой не нагоняешься с обухом.Орёл мух не ловит.И беда набегает, муховор-паук муху пеленает.Мухи жужжат на радостях – к теплу.Мухи


3. Завертелась твоя мясокрутка

Из книги Исторические байки автора Налбандян Карен Эдуардович

3. Завертелась твоя мясокрутка Фриц Габер.Знаменитый немецкий химик, отец химического оружия. Идея боевого использования хлора, каталитический синтез аммиака – всем этим человечество обязано Габеру.Жена Габера правда мужниных достижений не одобряет, предвидя, что


5. Кровь и нация.

Из книги Священные основы Нации автора Карабанов Владислав


Твоя чертовская улыбка

Из книги Гуляния с Чеширским Котом автора Любимов Михаил Петрович

Твоя чертовская улыбка За месяц до роковой встречи с контрразведкой Лондон осчастливила своим визитом советская киноделегация во главе с симпатичным Львом Кулиджановым. Но не он был предметом моего вожделения, а Она («Заиндевевшая в мехах твоя чертовская улыбка…», этот


Школа — твоя

Из книги Здравствуйте, дети! автора Амонашвили Шалва Александрович

Школа — твоя Занятия начнутся только через час. У дверей экспериментального подготовительного класса двое родителей и пять детей. Двери класса открыты, но они не осмеливаются войти, так как там еще никого нет. В моем представлении всплывают три


26. Любовь и кровь

Из книги Рукописный девичий рассказ автора Борисов Сергей Борисович

26. Любовь и кровь Что со мною творится, — не знаю, Все девчонки о том говорят: «Что с тобою творится?» Не знаю... С удивленьем все вслед мне глядят. Я сама не пойму, что такое Неужели это весна? Неужели весна, в самом деле, Повлиять так сильно смогла на меня. Стала модные делать


Глава шестая. Кровь и честь

Из книги Любовь и испанцы автора Эптон Нина

Глава шестая. Кровь и честь Рохас Соррилья{109} в своих пьесах о жизни зажиточных буржуа в Мадриде описывает людей, не имевших никакого иного занятия, кроме флирта, и рассматривавших противоположный пол как основной объект развлечения. В пьесе Sin Honra No Hay Amistad[44] донья Хуана


9. "Ты говоришь, что я замолк…"

Из книги Французские тетради автора Эренбург Илья Григорьевич

9. "Ты говоришь, что я замолк…" Ты говоришь, что я замолк, И с ревностью, и с укоризной. Париж не лес, и я не волк, Но жизнь не вычеркнешь из жизни. А жил я там, где, сер и сед, Подобен каменному бору, И голубой, и в пепле лет, Стоит, шумит великий город. Там даже счастье нипочем, От


13. "Читаешь, пишешь, говоришь…"

Из книги Дочери Дагестана автора Гаджиев Булач Имадутдинович

13. "Читаешь, пишешь, говоришь…" Читаешь, пишешь, говоришь, И вдруг встает былой Париж, Огромный, огненный, живой, С горячей, мокрой синевой. Как он сумел прийти сюда? Ходить — не ходят города, Им тяжело, у них дома. И кто из нас сошел с ума? Тот город, что, забыв про честь, Готов


Вот твоя подпись…

Из книги Бронзовый век России. Взгляд из Тарусы автора Щипков Александр Владимирович

Вот твоя подпись… Четвертым сыном ученого Гасана-Эфенди был Али, учившийся в Петербургском университете. Он был разносторонне развитым: знал фарси, английский, немецкий, французский, испанский языки.Но речь не об этом. Как-то Али приехал из Петербурга на каникулы и