Глава 277 Гостеприимство / Гахнасат Орхим

Глава 277

Гостеприимство / Гахнасат Орхим

В еврейском праве гостеприимство (на иврите гахнасат орхим) — не Столько чья-то приятная любезность, но и серьезная правовая норма. Негостеприимство, с другой стороны, — не просто недостойное поведение, но зло и нарушение запретов. Особенно негостеприимство характеризовало горожан библейских Сдома и Аморы. Когда сдомиты узнали, что племянник Авраама Лот пригласил двух гостей к себе в дом, они собрались у дверей и требовали выдать гостей на поругание. К счастью, эти гости Лота были ангелами, которые покарали сдомитов за негостеприимство и гнусную похотливость слепотой (Брейшит, 19).

Спустя пятнадцать веков Талмуд объяснил разрушение Второго Храма, одну из величайших катастроф в еврейской истории, — в беспричинной ненависти, которую мудрецы истолковали как акт негостеприимства. У одного человека был друг по имени Камца и враг по имени Бар-Камца. Этот человек устроил пир и велел слуге пригласить Камцу с многими раввинами и учеными. Слуга ошибся и пригласил Бар-Камцу. Увидев врага, хозяин так разгневался, что потребовал от него убраться вон. Бар-Камца просил хозяина не прогонять его и предложил оплатить стоимость своего угощения. Хозяин отказался. Бар-Камца предложил половину стоимости всего застолья. Но хозяин все не соглашался. Наконец, гость предложил оплатить весь пир, после чего хозяин приказал слугам вывести его.

И Бар-Камца начал мстить не только хозяину, но и всему Иерусалиму. Многие видные раввины присутствовали на пиру, посчитал он, никто не предотвратил его позора, и Бар-Камца донес римскому императору, что евреи замышляют заговор. По Талмуду, результатом негостеприимства этого безымянного хозяина и стало в конечном счете разрушение Иерусалима (Гитин, 556–56а).

Гахнасат орхим — на деле одно из самых приятных предписаний. Любой много путешествующий еврей знаком с евреями других стран и может подтвердить, как приятно пользоваться гостеприимством вдалеке от дома. Как-то раз мы с другом отправились на машинах на юг США. В пятницу утром в Центральной Луизиане мы решили провести субботу с евреями. Ближайшим городом оказалась Александрия, а в туристическом справочнике мы прочли: «Кто желает кашерного угощения, должен связаться с таким-то». Мы позвонили туда и провели субботу в семействе этого гостеприимного человека; мы дружим с ним и теперь.

В прошлом завет гостеприимства был продолжением завета благотворительности (см. «Цдака»). Много бедных евреев, особенно путешественников, нуждались в пище и крове. В Талмуде говорится, что перед едой раби Хуна выходил за дверь и говорил: «Пусть все голодные войдут и поедят» (Таанит, 206). Приглашение раби Хуна повторяется евреями в день пасхального «седера», однако сегодня многие двери остаются закрытыми и запертыми, хотя приглашение и сделано. Обращение пасхальной Гагады гласит: «Пусть все голодные войдут и едят, пусть все нуждающиеся придут и празднуют Песах».

У нобелевского лауреата Ш. Агнона есть прекрасный рассказ «Празднующие Песах» — о разнице между голодными и нуждающимися. В городке на востоке Европы жил бедный шамаш (синагогальный служка); когда пришел Песах, у него не нашлось денег на покупку необходимых продуктов. В том же городке жила и богатая вдова, недавно похоронившая мужа. По обычаю, она накрыла на «седер» роскошный стол, но была в отчаянии от одиночества.

Вдова случайно встретилась с голодным служкой и пригласила его на «седер». Во время трапезы они настолько понравились друг другу, что к концу «седера» стало ясно — их ожидает хорошее будущее, где служка больше не будет бедным, а вдова одинокой.

В современном еврейском мире осталось немного голодных и бездомных евреев. Но они еще есть. И заповедь гахнасат орхим приняла более социальный характер. Если в еврейской общине мало голодных, следует искать нуждающихся — например, среди новых членов общины. Многие синагоги и еврейские организации приглашают в местные семьи на пасхальный «седер» вновь прибывших советских евреев.

Еврейский закон требует, чтобы хозяин был щедр и гостеприимен; также он ожидает, что и гость будет благодарным. Две тысячи лет назад Талмуд критиковал неблагодарных гостей в словах, которые ничуть не устарели. Когда гость уходит, Талмуд велит ему думать про себя: «Как много беспокойства я доставил хозяину. Как много мяса он приготовил. Как много вина подал. Как много пирогов. И все это ради меня!» Талмуд противопоставляет подобный подход рассуждениям гостя, который думает: «И что такого он для меня сделал? Я съел только кусочек хлеба, только кусочек мяса и выпил только глоток вина. Все это было приготовлено им для своей жены и детей!» (Брахот, 58а).

При произнесении послеобеденной молитвы гость оставляет специальное благословение от имени семьи его хозяина.

Благодарность выражается не только общепринятыми словами. Притча XIX в. говорит о двух великих мудрецах, которые ужинали в трактире у одной вдовы. Один все время беседовал с говорливой хозяйкой, другой сидел молча, не ел и читал книгу. После еды вдова не взяла денег. Потом мудрец, который разговаривал, сказал другу: «Мне кажется, что эта еда украдена». — «Что ты имеешь в виду? — возразил другой. — Она же сказала, что не возьмет с нас денег?» — «Она не хотела денег, — ответил первый, — но вместо платы ей хотелось, чтобы мы ее выслушали и с ней поговорили. А ты этого не сделал».

В одном случае еврейский закон позволяет не говорить всю правду — это когда вас спрашивают, понравилось ли вам в гостях у такого-то. Если понравилось, можно это сказать, но не надо преувеличивать, чтобы потом хозяина не наводнили непрошеные гости.

По еврейскому фольклору, гость, остающийся более трех дней, слишком задерживается. Мидраш гласит: «В первый день по прибытии гостя в его честь закалывается телец, на второй день — овца, на третий — курица, на четвертый ему подают бобы» (Мидраш Тегилим, 23:3).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава III.

Из книги От упражнения - к спектаклю автора Ганелин Е Р

Глава III. Обратимся к истории театральной педагогики. Попытки создания спектаклей, построенных не на чисто драматургическом материале предпринимались с середины 60-х годов. Первым и самым блестящим опытом стала “Зримая песня”, поставленная на курсе Г.А. Товстоногова.


Гостеприимство

Из книги Повседневная жизнь горцев Северного Кавказа в XIX веке автора Казиев Шапи Магомедович


Гостеприимство

Из книги Чеченцы автора Нунуев С.-Х. М.

Гостеприимство В систему этики межличностных отношений органически вписывается и такой обычай, как гостеприимство.«Чеченец и последнюю рубашку отдаст гостю», — вспоминает один из гостей, посетивший чеченцев.Главнейшим ритуалом гостеприимства у чеченцев, безусловно,


Гостеприимство головой об стенку

Из книги Русский со словарем автора Левонтина Ирина Борисовна

Гостеприимство головой об стенку В пору работы над синонимическим словарем я обратила внимание на то, сколько в русском языке слов на тему гостеприимства: гостеприимство, радушие, хлебосольство… Радушие указывает, в первую очередь, на любезность и приветливость по


Добродушие и гостеприимство

Из книги Быт и нравы царской России автора Анишкин В. Г.

Добродушие и гостеприимство Проявляя жестокость в походах, славяне дома отличались природным добродушием. Своей нравственностью языческие славяне производили на современников-чужеземцев хорошее впечатление, и простота их нравов выгодно отличалась от испорченных


Обычаи знати и гостеприимство

Из книги Народные традиции Китая автора Мартьянова Людмила Михайловна

Обычаи знати и гостеприимство И знатные бояре, и самые бедные дворяне были спесивы и недоступны, когда дело доходило до общения с мещанами. Лицо менее знатного происхождения не имело права въезжать в ворота дома более знатного человека: лошадей оставляли у ворот.


Гостеприимство

Из книги Как воспитывали русского дворянина. Опыт знаменитых семей России – современным родителям автора Муравьева Ольга Сергеевна


Глава 12 Радушие и гостеприимство

Из книги Кумыки. История, культура, традиции автора Атабаев Магомед Султанмурадович

Глава 12 Радушие и гостеприимство «Дом славился аристократическим радушием». В.А. Соллогуб. Воспоминания Ни в чем так не проявляется истинно хорошее воспитание, как в отношениях с людьми, стоящими гораздо выше тебя по своему общественному положению и, напротив, —


1. Гостеприимство

Из книги Кухня первобытного человека [Как еда сделала человека разумным] автора Павловская Анна Валентиновна


5. Первобытное гостеприимство

Из книги автора

5. Первобытное гостеприимство Важнейшим принципом, связанным с приемом пищи и сложившимся, возможно, еще в период первобытности, является гостеприимство в форме кормления. Конечно, невозможно определить исторический период, когда разделение еды между людьми приобрело