Тоже суша

Тоже суша

Англичане тоже понимали, кому надо демонстрировать уважение. Дж. Кук в 1778 году назвал открытые острова Гавайского архипелага Сэндвичевыми по имени Джона Монтегю, графа Сэндвичского (John Montagu, earl of Sandwich; 1718–1792), который был тогда первым лордом Адмиралтейства. Этот Сэндвич за свою жизнь занимал множество должностей на королевской службе, но на всех зарекомендовал себя человеком некомпетентным и несколько раз был пойман на взяточничестве. Про него говорили, «что немного людей занимали столько постов, ухитрившись сделать при этом столь мало». Однако Монтегю, поддержав экспедицию Кука, выделил деньги на покупку и снаряжение трех кораблей. Кук отблагодарил начальника по мере сил. Именем лорда Сэндвича были названы кроме уже упомянутых Гавайских островов также Южные Сэндвичевы острова в южной части Тихого океана, а еще остров Монтегю на Аляске. К Гавайским островам данное капитаном Куком название не пристало, но два других выжили и присутствуют на географических картах до сих пор. Впрочем, имя графа Сэндвичского больше прославил изобретенный им бутерброд, который так и стал называться – сэндвич.

В южной части Тихого океана, но на изрядном отдалении от Южных Сэндвичевых островов находятся Фолклендские острова, которые еще называют Мальвинскими. Их назвали Мальвинскими (по городу-порту Сен-Мало) высадившиеся в 1764 году французы под командованием знаменитого капитана Антуана де Бугенвиля, а Фолклендскими – англичане, побывавшие здесь в 1690 году. Капитан английского корабля Джон Стронг, как несколько позже капитан Кук, решил таким образом увековечить имя своего благодетеля Энтони Кэри, виконта Фолклендского (Anthony Cary, viscount of Falkland; 1656–1694). Виконт Фолклендский, будучи членом комиссии Адмиралтейства, оказал покровительство экспедиции Стронга. Через три года, в 1693 году, Фолкленд стал первым лордом Адмиралтейства, а еще через год скончался.

На географической карте можно отыскать также имя голландского мореплавателя Абеля Янсона Тасмана (Abel Janszoon Tasman; 1603–1659). Абель Тасман родился в бедной семье в окрестностях голландского городка Гронинген. Став моряком, Тасман в 1633 году поступил на службу в Ост-Индскую компанию. Ост-Индская компания приносила большие доходы своим акционерам, монопольно торгуя с Европой чаем, медью, серебром, пряностями и многими другими товарами, производившимися в Японии, Китае, на Цейлоне и в Индонезии (она называлась тогда Голландской Индией). Голландцы быстро вытеснили первооткрывателей-португальцев с Молуккских островов, где и выращивались пряности. Генерал-губернатор Голландской Индии Ван Димен в 1642 году решил послать А. Тасмана, опытного уже моряка, но молодого еще капитана, в длительное плавание, чтобы установить границы Южного материка. О существовании этого материка голландцы давно догадывались. Они называли его Новой Голландией или Зейдландтом (Южной Землей). Но далеко ли простирается на юг этот материк и каковы его очертания, было неизвестно. Ост-Индская компания выделила Тасману два парусника с командой в 100 человек. Злые языки говорили, что Ван Димен послал Тасмана на верную гибель, желая воспрепятствовать браку моряка и своей дочери Марии.

24 ноября 1642 года моряки экспедиции обнаружили землю, которую Тасман назвал Вандименовой Землей – по имени пославшего его в поход генерал-губернатора. Он считал, что открыл южную оконечность Австралии, хотя прошел на 400–600 миль южнее. Позже другие мореплаватели выяснили, что Вандименова Земля – остров. Спустя некоторое время этот остров стали называть Тасманией в честь первооткрывателя. А неподалеку от большой Тасмании находится маленький остров с названием Мария Ван Димен.

Маршалловы острова названы по имени английского капитана Джона Маршалла (John Marshall; 1748–1819). Джон Маршалл в весьма нежном возрасте стал юнгой, и с тех пор домом ему были корабли. Родившись в Англии, Маршалл сыграл важную роль в истории другой страны – Австралии. Он был капитаном одного из кораблей, которые в 1788 году доставили в Ботаническую бухту (рядом с ней сейчас находится город Сидней) первую партию каторжников из Англии – этими европейцами британское правительство решило заселять далекий материк. Осужденных в Англии в те годы было очень много. Свирепость английских законов не уравновешивалась, как в России, необязательностью их исполнения. Тюрьмы и каторги в метрополии были забиты. Строили плавучие тюрьмы, но и это не помогало. Некоторое время каторжников отправляли в Северную Америку. Однако, завоевав независимость, Соединенные Штаты Америки отказались принимать «чужих» преступников. Тогда вспомнили об открытом английским мореплавателем Дж. Куком Южном континенте. И вот через три океана потянулись туда корабли, трюмы которых были набиты каторжниками.

Маршалл совершил два «каторжных» рейса из Англии к австралийским берегам, после чего зарекся от подобных путешествий: во-первых, на корабле оказалось много больных, и смертность просто зашкаливала, а во-вторых, колодники пытались поднять бунт и захватить корабль. Капитан занялся чартерными перевозками из Австралии в Китай.

Те острова, которые потом получили имя Дж. Маршалла, открыл в 1526 году испанский мореход Алонсо де Салазар, когда пытался повторить подвиг Магеллана и совершить кругосветное путешествие. Но до конца XVIII века, пока этот архипелаг не нанес на карту капитан Дж. Маршалл, об этих тихоокеанских островах европейцы не вспоминали. В течение XX века острова переходили от Германии к Японии, а от Японии – к США. В 1946 году на весь мир прославился один из Маршалловых островов, атолл Бикини. Здесь американцы начали испытывать свои атомные и водородные бомбы. По стечению обстоятельств, 5 июля 1946 года, через четыре дня после первого испытания атомной бомбы на Бикини (это событие было тогда главной новостью на газетных страницах), произошла демонстрация нового женского купальника, состоявшего из двух частей и открывавшего солнцу (и мужским взглядам) женский живот. Этот показ оказался сенсационным не меньше, чем атомный взрыв в Океании. Купальники, взорвавшие последние моральные устои, сразу же назвали бикини.

В отличие от Маршалловых островов, затерянных на тихоокеанских просторах, Сейшельские острова трудно было не открыть – они лежат в Индийском океане на проторенном еще в древние времена пути из Африки в Индию, северо-восточнее острова Мадагаскар. Первым европейцем, отметившим их в своих лоциях в 1502 году, был Васко да Гама. Но высаживаться на острова он не стал. Потом мимо этих островов проплывали корабли английской Ост-Индской компании, для которых скалы в море были лишь ориентиром. В 1756 году на островах обосновались французы и назвали их в честь тогдашнего министра финансов Франции Жана Моро де Сешеля (Jean Moreau de S?chelles; 1690–1761).

Печальную долю смельчаков демонстрирует судьба Этьена де Силуэта (?tienne de Silhouette; 1709–1767), всего восемь месяцев продержавшегося на должности генерального контролера финансов. Силуэт родился в городе Лиможе и получил хорошее образование – такое хорошее, какое можно было получить в провинциальном городе. После путешествия по Европе он на год поселился в Лондоне, где изучал практическую экономику и финансовую систему Великобритании. По возвращении в Париж молодой специалист перевел несколько английских научных трудов по экономике, что сделало его известным.

Силуэт, человек своего времени и сын своей страны, не чужд был придворных интриг и не прочь был сделать придворную карьеру. Он стал секретарем герцога Орлеанского, второго или третьего человека в придворной иерархии. Вскоре Силуэта назначили канцлером и поставили перед ним задачу: оздоровить финансы страны. Да он и сам этого хотел.

Силуэт якобы только за первые сутки своей работы сэкономил государству 72 миллиона франков. О его преданности делу говорит и тот факт, что в результате предпринятых им мер даже его родственникам урезали жалованье. Силуэт решил сократить личные расходы короля и двора. Многие золотые или серебряные украшения из сокровищницы, о которых и король, и королева давно забыли, отправили на переплавку. Однако противники реформ победили, и непопулярный финансист через восемь месяцев после вступления в должность подал в отставку.

Второй по величине остров среди Сейшельских островов был назван Прален (Praslin) по имени французского дипломата Сезара Габриэля де Шуазеля, герцога де Пралена (C?sar Gabriel de Choiseul, duc de Praslin; 1712–1785). Один из членов семейства Прален уже прославился во Франции изобретением вкусного десерта – пралине.

Великий мореплаватель Фернан Магеллан в 1521 году три месяца пересекал неизвестные воды, отделявшие Америку от Азии. Три месяца вдали от земли – и ни одной бури! Разумеется, благодарный Магеллан назвал грандиозное водное пространство Тихим океаном. Назвал и на карте написал. Однако почти сразу после этого он понял, что ошибся: Тихий океан разбушевался. Корабли Магеллана, уходя от бури, случайно наткнулись на остров, оказавшийся обитаемым. За ним моряки обнаружили еще один, тоже населенный низкорослыми желтокожими раскосыми людьми. Магеллан высадился на этом острове и уговорил местного правителя стать вассалом испанского короля. После торжественной клятвы состоялся пир, на котором большинство испанцев, в том числе и Магеллан, были убиты.

Магеллан был португальцем (по фамилии Магальянш), перешедшим на службу испанской короне, и потому на родине его объявили дезертиром. Острова, открытые им в Южных морях, стали причиной раздора: несколько десятков лет испанцы и португальцы решали между собой, кому они принадлежат. В 1565 году испанцы, выторговав острова, начали колонизацию; чтобы закрепить на них права своего королевства, они назвали их Филиппинскими в честь правившего в ту пору короля Филиппа II (Felipe II de Espa?a; 1527–1598). Фактически при этом короле Испания достигла вершины своего могущества и в Европе, и в мире, став империей, «над которой никогда не заходит солнце». Позже этот титул позаимствуют для своей империи британцы, которые в те годы едва осваивали серьезное мореплавание и о заморских колониях только мечтали. А Филипп II многим известен по книге о Тиле Уленшпигеле как садист и палач, что вполне соответствовало взглядам жителей богатой и счастливой Фландрии. Попав под руку испанского короля, страна начала быстро терять и счастье, и богатство, отчего в конце концов и восстала.

Удивление вызывает находящаяся в Северном Ледовитом океане Земля Франца-Иосифа. От Баренцева моря до Вены, где правил император Франц Иосиф I (Franz Josef I; 1830–1916), – несколько тысяч километров. Архипелаг был открыт совершенно случайно. В 1872 году австрийская экспедиция под руководством Карла Вейпрехта и Юлиуса Пайера отправилась в приполярные моря на парусно-паровом судне «Тегетгоф». Целью экспедиции было отыскание Северо-Восточного прохода из Европы в Азию и Америку. Корабль был затерт льдами у Новой Земли и дрейфовал. В августе 1873 года путешественники оказались у берегов неизвестной земли. Вейпрехт и Пайер обследовали обнаруженный архипелаг, составили его карту и назвали его по имени австрийского императора.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Это тоже свидетельства

Из книги Каменный век был иным… [с иллюстрациями] автора Дэникен Эрих фон

Это тоже свидетельства Итак, Пребен Ханссон преодолел маршрут общей протяженностью 218,5 км. Курс 325 на северо-северо-запад был задан направлением «параболической антенны» ладей Треллеборга. Наш пилот пролетел над сушей и морем, строго следуя по прямой, идущей от


Часть первая Читатель тоже художник

Из книги Школа творческого чтения автора Тихомирова И

Часть первая Читатель тоже художник Раздел 1. Грани читательского творчества Видеть невидимое  Создание творческой личности, устремленной в будущее, подготавливается творческим  воображением, воплощающимся в настоящем.Л. ВыготскийПомните в сказке: «Покатилось


О жизни английской, тоже быстротечной

Из книги Боже, спаси русских! автора Ястребов Андрей Леонидович

О жизни английской, тоже быстротечной Можно больше увидеть ярких и отличительных черт национального характера в чепуховых мелочах, чем в самых важных государственных делах. Лоренс


Сибирь ведь тоже русская земля

Из книги Знаменитые мистификации автора Балазанова Оксана Евгеньевна

Сибирь ведь тоже русская земля «Царь, да Ермак, да Сибирь, да тюрьма...» – каждое из этих слов, собранных в одной строке Александром Блоком, сродни судьбе. Конечно, Сибирь для русского человека связана с образами ссыльных. Она напоминает о Ермаке и героических страницах


Боги тоже болеют

Из книги Антисемитизм как закон природы автора Бруштейн Михаил

Боги тоже болеют Вторую неделю Кетсалькоатль не вставал с ложа в своей любимой комнате Дворца перьев. Стены и потолок комнаты были увешаны коврами, сотканными из желтых перьев всех оттенков. Их едва заметные узоры, выполненные руками искуснейших мастериц, оживали от


Растения тоже хотят

Из книги Франция и французы. О чем молчат путеводители автора Кларк Стефан

Растения тоже хотят Выходит, что на уровне, образно говоря, «кирпичиков мироздания» связи настолько крепки, что выходят даже из рамок времени.Интересно продолжить обзор и посмотреть, что происходит, скажем, на уровне растений. И здесь нас ожидает сюрприз. Оказывается, что


Француженки тоже толстеют

Из книги Еврейский ответ на не всегда еврейский вопрос. Каббала, мистика и еврейское мировоззрение в вопросах и ответах автора Куклин Реувен


Теперь тоже беспокой Рахиму!

Из книги Мифы о Китае: все, что вы знали о самой многонаселенной стране мира, – неправда! автора Чу Бен

Теперь тоже беспокой Рахиму! В Кавказскую войну заметной фигурой считался гергебилец Урдаш. Во время одного боя он пленил 12 солдат. В другой раз, когда некий человек собирался выстрелить в Хаджи-Мурата, Урдаш с крыши сакли успел прыгнуть на плечи врага, чем спас от смерти


«ВЫДАЮЩИЕ ТОВАРИЩИ» ТОЖЕ БЫВАЮТ

Из книги автора

«ВЫДАЮЩИЕ ТОВАРИЩИ» ТОЖЕ БЫВАЮТ Некто, желая похвалить своего подчиненного, отозвался о нем так: «Наш Петр Иванович — выдающий товарищ...» А ученик в сочинении написал: «Встречающие на его пути трудности он успешно преодолевает». Вероятно, и некто, и ученик не хотели


И СИНТАКСИС — ТОЖЕ ОБОГАЩАЕТ

Из книги автора

И СИНТАКСИС — ТОЖЕ ОБОГАЩАЕТ Принято говорить о том, что грамматика языка (т. е. способы и средства построения и изменения слов и построения предложений) недостаточно подвижна и активна в создании речевого разнообразия. Иногда даже кажется, что и поэт, и ученый, и