Боги тоже болеют

Боги тоже болеют

Вторую неделю Кетсалькоатль не вставал с ложа в своей любимой комнате Дворца перьев. Стены и потолок комнаты были увешаны коврами, сотканными из желтых перьев всех оттенков. Их едва заметные узоры, выполненные руками искуснейших мастериц, оживали от легкого дуновения ветерка, изредка проникавшего в покои правителя и Верховного жреца Толлана через толстый занавес над входом, также сотканный из желтых перьев. Но особенно хороши были пол и ложе, покрытые сплошным пушистым ковром из ласковых, мягких перьев цакуана: черные, они отливали благородным золотом.

Недуг не хотел расставаться с телом Кетсалькоатля: ноги отекли, покрылись бурыми пятнами, мучительные страдания и днем и ночью не давали сомкнуть глаз больному полубогу.

Жрецы-лекари сбились с ног в поисках целебных трав и снадобий. Ежедневно в положенный час они приносили в жертву змей и бабочек на огромном жертвенном столе храма Пернатого змея, хотя с каждым днем добывать их становилось все труднее и труднее: страшная засуха, истерзавшая страну, подкралась к великолепным садам Толлана, угрожая уничтожить все живое и в этом маленьком оазисе, окруженном выжженной солнцем землей.

Боль отнимала силы, нарушала привычное течение мыслей, а между тем думы Кетсалькоатля были тяжелыми, безрадостными…

Третий год на страну обрушивались страшные несчастья. Вначале ливни смыли посевы маиса. Запасов хватило ненадолго, и воины Толлана лишь с огромным трудом смогли добыть маис в далеких, подвластных тольтекам селениях. Жители Толлана, особенно бедняки, с нетерпением ждали следующего урожая, но и он оказался ничтожно малым — много месяцев подряд ни одно облачко не появилось на туманно-синем небе. Солнце безжалостно обжигало все живое: реки почти пересохли, земля покрылась старческими морщинами, дикие звери и птицы покинули владения тольтеков.

И снова Толлану пришлось снаряжать в далекие походы боевые отряды своих воинов. Только через три месяца, когда в городе уже ощущались признаки настоящего голода, они стали возвращаться один за другим. Пленники-рабы принесли немалую добычу, но радость и ликование были недолгими — отряды тольтеков недосчитывали в своих рядах многих бойцов. Дорогой ценой расплачивался могущественный и блистательный Толлан за обрушившиеся с неба несчастья.

Тольтекская знать и жречество, избалованные изобилием и богатством, не хотели мириться с трудностями и лишениями, которые, особенно в первый год, меньше всего коснулись именно их. И вера жителей Толлана в могущество земного божества пошатнулась. Все настойчивее звучали голоса тех, кто вначале тайно, а теперь почти открыто говорил на городских площадях, что великие боги покарали Город Солнца за отступничество от древних священных обычаев и ритуалов прежней религии. Что всемогущий Тескатлипока, бог войны и верховное божество их отцов и дедов, благодаря покровительству и заступничеству которого тольтеки покорили все остальные народы и племена и создали свое непобедимое царство, полон ярости и гнева. Что ярость и гнев его справедливы, ибо нельзя насытить всепоглощающую утробу свирепого божества жертвоприношениями каких-то бабочек и змей.

Нашлись люди, вспомнившие слова древней молитвы, обращенной к свирепому богу войны:

О Тескатлипока!..

Бог земли раскрыл свою пасть.

Он голоден.

Он с жадностью проглотит кровь многих,

Которые умрут…

— Разве трещины на иссохшей матери-земле не говорят о том же? — шептали они.

…Дать пищу и питье богам неба и преисподней,

Угощать их кровью и мясом людей.

Они умрут на войне…

— Племена, безропотно отдававшие в прежние времена своих лучших сыновей для жертвенного камня храма Тескатлипока, теперь осмелились поднять оружие на тольтеков! — говорили на площадях.

— Только Тескатлипока, великий бог войны, может спасти тольтеков, вернуть нам прежнюю силу и покарать непокорных. Толлан провинился перед тобой, Тескатлипока! Толлан молит тебя о прощении! Толлан накормит и напоит тебя! — кричали они, повторяя слова молитвы:

…О Господин сражений, Правитель над всеми,

Имя твое Тескатлипока.

Бог невидимый и неосязаемый!..

Неизвестно, доходили ли слова молитвы до Тескатлипока, но Кетсалькоатль узнал о них сразу. И не мог не понять, какую уступку от него требуют те, кто так быстро сумел забыть его учение, кто вспомнил прежние молитвы и обряды, процветавшие еще в годы царствования его отца Мишкоатля, Облачного змея, великого завоевателя и первого строителя новой священной столицы тольтеков Толлана, Города Солнца. Это он, Мишкоатль, привел тольтеков в эту гигантскую долину после долгих лет странствий и беспрерывных войн. Сколько тысяч пленных и рабов находили свою смерть на жертвенном камне храма Тескатлипока? И каждый день пирамида, сложенная из человеческих черепов, росла и ширилась…

Разве он, Кетсалькоатль, был не прав, запретив человеческие жертвоприношения? Неужели боги обрушили на Толлан свой гнев, потому что он предал их, оскорбил своим непослушанием, осквернил старую веру новыми обрядами, новой верой в человека-полубога, в себя, в Кетсалькоатля?

Да, он родился от смертной женщины Шочикетсаль, Цветок Кетсаля, и правителя Толлана Мишкоатля, и при рождении его нарекли именем Топильцин Акшитль Се Акатль, но сами тольтеки, когда он принял трон своего отца, стали называть его священным именем Кетсалькоатля. Своей новой религией, своими деяниями он доказал на это право.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Это тоже свидетельства

Из книги Каменный век был иным… [с иллюстрациями] автора Дэникен Эрих фон

Это тоже свидетельства Итак, Пребен Ханссон преодолел маршрут общей протяженностью 218,5 км. Курс 325 на северо-северо-запад был задан направлением «параболической антенны» ладей Треллеборга. Наш пилот пролетел над сушей и морем, строго следуя по прямой, идущей от


Глава XI Боги огня и боги войны

Из книги Мифы славянского язычества автора Шеппинг Дмитрий Оттович

Глава XI Боги огня и боги войны Первородная стихия огня как проявление тайной силы природы была, без сомнения, предметом обоготворения древних славян. Но в настоящее время, при смешении этого понятия огня с позднейшим его аллегорическим значением земного представителя и


Тоже суша

Из книги От добермана до хулигана. Из имен собственных в нарицательные автора Блау Марк Григорьевич

Тоже суша Англичане тоже понимали, кому надо демонстрировать уважение. Дж. Кук в 1778 году назвал открытые острова Гавайского архипелага Сэндвичевыми по имени Джона Монтегю, графа Сэндвичского (John Montagu, earl of Sandwich; 1718–1792), который был тогда первым лордом Адмиралтейства. Этот


Часть первая Читатель тоже художник

Из книги Школа творческого чтения автора Тихомирова И

Часть первая Читатель тоже художник Раздел 1. Грани читательского творчества Видеть невидимое  Создание творческой личности, устремленной в будущее, подготавливается творческим  воображением, воплощающимся в настоящем.Л. ВыготскийПомните в сказке: «Покатилось


О жизни английской, тоже быстротечной

Из книги Гуляния с Чеширским Котом автора Любимов Михаил Петрович

О жизни английской, тоже быстротечной Можно больше увидеть ярких и отличительных черт национального характера в чепуховых мелочах, чем в самых важных государственных делах. Лоренс


Сибирь ведь тоже русская земля

Из книги Боже, спаси русских! автора Ястребов Андрей Леонидович

Сибирь ведь тоже русская земля «Царь, да Ермак, да Сибирь, да тюрьма...» – каждое из этих слов, собранных в одной строке Александром Блоком, сродни судьбе. Конечно, Сибирь для русского человека связана с образами ссыльных. Она напоминает о Ермаке и героических страницах


Растения тоже хотят

Из книги Антисемитизм как закон природы автора Бруштейн Михаил

Растения тоже хотят Выходит, что на уровне, образно говоря, «кирпичиков мироздания» связи настолько крепки, что выходят даже из рамок времени.Интересно продолжить обзор и посмотреть, что происходит, скажем, на уровне растений. И здесь нас ожидает сюрприз. Оказывается, что


Теперь тоже беспокой Рахиму!

Из книги Дочери Дагестана автора Гаджиев Булач Имадутдинович

Теперь тоже беспокой Рахиму! В Кавказскую войну заметной фигурой считался гергебилец Урдаш. Во время одного боя он пленил 12 солдат. В другой раз, когда некий человек собирался выстрелить в Хаджи-Мурата, Урдаш с крыши сакли успел прыгнуть на плечи врага, чем спас от смерти


«ВЫДАЮЩИЕ ТОВАРИЩИ» ТОЖЕ БЫВАЮТ

Из книги Как говорить правильно: Заметки о культуре русской речи автора Головин Борис Николаевич

«ВЫДАЮЩИЕ ТОВАРИЩИ» ТОЖЕ БЫВАЮТ Некто, желая похвалить своего подчиненного, отозвался о нем так: «Наш Петр Иванович — выдающий товарищ...» А ученик в сочинении написал: «Встречающие на его пути трудности он успешно преодолевает». Вероятно, и некто, и ученик не хотели


И СИНТАКСИС — ТОЖЕ ОБОГАЩАЕТ

Из книги автора

И СИНТАКСИС — ТОЖЕ ОБОГАЩАЕТ Принято говорить о том, что грамматика языка (т. е. способы и средства построения и изменения слов и построения предложений) недостаточно подвижна и активна в создании речевого разнообразия. Иногда даже кажется, что и поэт, и ученый, и