Печальная муза танца. Ольга Спесивцева

Печальная муза танца. Ольга Спесивцева

Ольгу Спесивцеву принято считать таинственной загадкой русского балета. Вся долгая жизнь этой великой романтической балерины — словно перенесенная с подмостков сцены в явь полная драматизма история Жизели.

Ольга Александровна Спесивцева родилась 5 июля 1895 года в Ростове-на-Дону в семье уездного чиновника, певшего басовые партии в любительских спектаклях и в церковном хоре. Скончавшийся в возрасте 32 лет от туберкулеза отец оставил пятерых детей и супругу совершенно без средств к существованию. Братья и сестры Ольги выросли в приюте для детей артистов при доме ветеранов сцены в Петербурге. Анатолий, Зинаида, а затем и младшая Ольга были приняты в Театральное училище, а затем в 1910–1911 годах поступили в кордебалет Мариинского театра. Знавшая Спесивцеву еще по училищу Алисия Вронская называет ее одной из лучших учениц, и к тому же она была замечательно сложенной. Критика отмечала ее выдающийся классический балетный дар еще в 1913 году. «Стройная и тоненькая, с высоким подъемом ноги, она танцует несколько жеманно и мечтательно, в старом стиле времен Тальони» — так описывал характер танца юной Спесивцевой критик Волынский.

После заметного успеха Спесивцевой в паре с Анатолием Обуховым в балете «Сказка белой ночи», поставленном педагогом балерины Лидией Куличевской, последовали ее первые сольные партии в Мариинском театре — в балетах «Раймонда», «Времена года» и «Лебединое озеро». Уже тогда талант и красота ее слились в неразрывное целое.

Завороженный даром молодой балерины с лицом печальной персиянки, Сергей Павлович Дягилев приглашает ее в свою труппу, с которой в октябре 1916 года в Нью-Йорке танцовщица дебютировала рядом с волшебником танца Вацлавом Нижинским в балетах «Призрак розы», «Спящая красавица» и «Сильфиды». Во время встречи уже в 1976 году с балетным историком Геннадием Шмаковым Ольга Спесивцева вспоминала свой дуэт с Нижинским: «Сидя в кресле, сквозь закрытые ресницы я видела летающую по сцене огромную тень Вацлава». Брат балерины Нины Тихоновой, критик Андрей Шайкевич писал об этих незабываемых гастролях: «Они танцевали вместе, и зрители не знали, за кем следить изумленным взором — за ним, пылким, легким, демоническим, или за нею, Спесивцевой, которая, как всегда в своих ролях, находилась у грани ирреального, нечеловеческого».

Таинственная и печальная муза танца, Спесивцева необычайно привлекала Дягилева, считавшего, что по чистоте линий она превосходит саму Анну Павлову. Известно выражение великого импресарио, перефразировавшего Чекетти: «В мире появилось яблоко, его разрезали надвое, одна половина стала Павловой, вторая — Спесивцевой. Добавлю, что для меня Спесивцева та сторона, что была повернута к солнцу».

В начале 1917 года Ольга Спесивцева вернулась в Россию. Мариинский театр стремительно терял своих знаменитых танцовщиц. Почти все они эмигрировали, оставив еще недавно сиявшую талантами сцену в запустении. Начиная с 1918 года Спесивцевой достались ведущие роли репертуара. Подлинным триумфом балерины стала тогда ее «Эсмеральда».

Однако петроградский период жизни молодой танцовщицы оказался и омраченным ее опрометчивым, скорее всего, по наивности, слишком тесным сближением с представителями большевистской власти, что оставило роковой след в ее биографии, не лучшим образом отразившись на ее последующей жизни в эмиграции.

В ноябре 1921 года Ольга Спесивцева вновь появляется с труппой Дягилева в «Спящей красавице», на сей раз в Лондоне. Печально, но ни царственно-чарующие декорации Леона Бакста, ни блестящий состав исполнителей, включавший Трефилову, Егорову, Владимирова, Чекетти и Брианца, не спасли этой дорогостоящей постановки, совершенно разорившей труппу.

Снова оказавшись в России, в 1922–1924 годах Спесивцева создает ведущие партии в балетах «Дочь фараона», «Лебединое озеро», «Дон Кихот» и «Жизель». О ее танце в «Жизели» Волынский несколько витиевато, но в общем понятно писал: «Дух, плачущий о своих границах».

В 1924 году Спесивцеву приглашают в парижскую «Гранд-опера». И здесь она поражает балетный мир Франции трагичностью своей интерпретации образа Жизели. Другими ролями парижской поры были работы с Брониславой Нижинской, Иваном Хлюстиным и Джорджем Баланчиным. Новыми ее партнерами стали несравненный Сергей Лифарь и будущий ее биограф — Антон Долин, до конца своих дней заботившийся о ней.

После смерти Дягилева в 1929 году Ольга Спесивцева появляется то снова в «Гранд-опера» — у Лифаря, то в лондонском обществе «Камарго» с Долиным, то в Буэнос-Айресе, в театре «Колон» под руководством Фокина. Нигде не находя себе места, она как бы наполняла свои партии на сцене трагическим предчувствием собственной неотвратимо разворачивавшейся жизненной драмы.

В октябре 1934 года Ольга Спесивцева в качестве звезды труппы вдовца Анны Павловой Виктора Дандре появляется в Австралии. Жившая в Париже одна из участниц тех фатальных гастролей в Сиднее латвийская балерина Эльвира Роннэ сообщала мне об этом: «Спесивцева присоединилась к нашему турне в Сингапуре, приехав из Америки, где жил ее богатый покровитель, бизнесмен Леонард Браун. В программе Ольга танцевала «Паванну», держа свои прекрасные руки над головой, словно корону. Ноги — в кольцах с камнями. Затем, через остров Яву, мы приплыли в Австралию. После двух недель успешных гастролей в Сиднее в один прекрасный вечер Спесивцева не явилась на спектакль. Ее нигде нельзя было найти, ни в уборной, ни в театре, ни в отеле, ни на улице — нигде. Все страшно волновались, ходили и искали Спесивцеву. Вдруг к театру подъезжает такси, и шофер его сообщает, что нашел за городом русскую даму, которая не знает, ни кто она, ни где она. Дамой этой, сидящей в такси, была Ольга Спесивцева. Спектакль начинался через полчаса — мы по-хорошему уговаривали Ольгу танцевать, но та наотрез отказалась. Тогда мы сразу переменили программу и танцевали уже без нее. Видавшие ее доктора признали Ольгу невменяемой. Спесивцева сошла с ума. Мы продолжали гастроли уже без нашей примы».

Позднее в Париже в 1935–1936 годах Спесивцева пыталась создать свою собственную компанию и репетировала «Лебединое озеро» в «Опера-комик», но в июле 1937 года навсегда покинула сцену после гастролей в Буэнос-Айресе.

Последним ударом, окончательно отделившим великую танцовщицу от реального мира, оказалось загадочное убийство на улице в 1942 году ее покровителя Леонарда Брауна. Вконец потерявшая рассудок балерина тайно прожила двадцать лет в госпитале для умалишенных под Нью-Йорком. Стараниями Антона Долина Спесивцева в 1963 году была переведена в Русский Толстовский дом, где она пришла в себя и даже время от времени общалась с журналистами и балетными профессионалами.

Ольга Спесивцева умерла 16 сентября 1991 года в возрасте 96 лет. Туманная звезда Северной Пальмиры, она унесла в мир иной секрет своего танца и своей жизни.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

«Поединок» А. И. Куприна как несчастная жертва вожделению или как вложенная сама в себя печальная литература

Из книги Литературы лукавое лицо, или Образы обольщающего обмана автора Миронов Александр

«Поединок» А. И. Куприна как несчастная жертва вожделению или как вложенная сама в себя печальная литература Его красивое лицо было подернуто облаком скорби. А. И. Куприн. Поединок Повесть «Поединок» А. И. Куприна рассказывает о судьбе некоего подпоручика Ромашова,


Повелитель танца

Из книги История диджеев автора Брюстер Билл

Повелитель танца Все просто: диск-жокей является современным воплощением древней роли. Будучи по преимуществу зачинщиком вечеринок, он может гордиться чередой выдающихся предков. Самыми видными из них (о чем без конца твердят неравнодушные ко всякой мистике рейверы)


Печальная тенденция

Из книги Статьи за 10 лет о молодёжи, семье и психологии автора Медведева Ирина Яковлевна


МУЗА

Из книги Погаснет жизнь, но я останусь: Собрание сочинений автора Глинка Глеб Александрович

МУЗА Когда душа не чешется В тоске по ритмам звучным, Не знаешь, чем утешиться, Унынием измучен… В тот день дождливый, ветреный Вдруг чувствую всем телом: Вошла походкой медленной Стыдливо и несмело. Потом экстаз, безумие, Но, говоря короче, Я исхудал, как мумия… Не спал


МУЗА

Из книги Благодарю, за всё благодарю: Собрание стихотворений автора Голенищев-Кутузов Илья Николаевич

МУЗА Запах кипариса, и сандала, И увядших лет, и роз сухих. Не сама ли эту песнь слагала, Не сама ли повторяла стих Безнадежный. И, ремней сандалий Недостойный развязать твоих, Вижу крылья, ощущаю дали, Повторяю непонятный стих. Миг один. И косы золотые Растворятся в золоте


Поэт и Муза

Из книги Год быка--MMIX автора Романов Роман Романович

Поэт и Муза Образ мастера – это ещё цветочки, с точки зрения опознания про­образов и сим­воли­ки. Вот Ма­ргарита – это да, та ещё ягодка! Появляется она в сюжете Романа ещё позже, чем мас­тер, и уже по этой причине, не говоря уже о конкретных чертах характера и биографии,


V. ПОЗЫ КЛАССИЧЕСКОГО ТАНЦА

Из книги Заrадки старой Персии [Maxima-Library] автора Непомнящий Николай Николаевич

V. ПОЗЫ КЛАССИЧЕСКОГО ТАНЦА ATTITUDESCловом attitude обозначаются позы croisee или effacee на одной ноге с другой ногой, поднятой на 90° и отведенной назад в согнутом положении. Поэтому позу developpe вперед и нельзя называть attitude, так как нога в ней вытянута, прямая. Я эти позы не называю иначе,


Печальная повесть

Из книги Избранные труды [сборник] автора Бессонова Марина Александровна


Синтез скульптуры, танца и архитектуры

Из книги Культура и мир детства автора Мид Маргарет

Синтез скульптуры, танца и архитектуры В индуистской скульптуре специалисты обнаруживают особым образом выраженную духовность: с одной стороны, эта скульптура воспринимается без усилия, в ней как бы все ясно; с другой стороны, в индийской скульптуре, далекой от


8. Роль танца

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 3. С-Я автора Фокин Павел Евгеньевич


СПЕСИВЦЕВА Ольга Александровна

Из книги Лермонтов и другие автора Эльдар Ахадов

СПЕСИВЦЕВА Ольга Александровна гастрольный псевд. Спесива;23.6(5.7).1895 – 16.9.1991Артистка балета. Танцовщица Мариинского театра (с 1918 – ведущая балерина Петроградского театра оперы и балета). В 1916, 1921 и как гастролерша (после 1924) участвовала в выступлениях труппы «Русского