Новая придворная знать и ее пороки

Новая придворная знать и ее пороки

При Михаиле быстро сложился новый придворный круг людей. В центре этого круга были любимые племянники Марфы Ивановны, Салтыковы, а за ними другие родственники и приятели. Окружавшие Михаила люди получили власть, а вместе с ней и влияние, и материальные блага, связанные с властью. Старое боярство быстро вытеснялось новой знатью из крупных землевладельцов, среди которых вместе со знатными людьми появились и приказные деятели, и влиятельные дьяки.

Нравы новых людей у власти оставляли желать лучшего. Их вымогательства и хищения вызывали недовольство народа. Дела в приказах решались через большие взятки, которые и решали исход дела в пользу сильных. В народе осуждали бояр, которых, по образному выражению А.Е. Преснякова, «враг-дьявол возвысил на мздоимание, на расхищение царских земель и утеснение народа».

Опытные, но жадные и случайные люди, которые возвысились благодаря близости к царскому двору, принесли с собой интриги и произвол, на что обращали внимание даже иностранцы. У многих отсутствовали чувство долга и дисциплина. Это были люди грубые и невежественные. Между ними постоянно возникали разногласия и разгорались споры, которые не прекращались даже в присутствии царя; после взаимных оскорблений они обычно переходили к драке. Сам Михаил, однако, не предпринимал никаких мер для устранения этого дикого поведения.

Старые аристократы ревниво оберегали свою привилегию высокородства и спорили друг с другом из-за старшинства. Так, однажды на придворном обеде дядя царя уступил первое место Мстиславскому, второе же место у него уже начал оспаривать другой сановник, Лыков. Чтобы прекратить подобные раздоры, царь, несмотря на свою кротость, прибегал к кнуту, но бояре, как и сто лет назад, предпочитали лучше умереть, чем поступиться принципами своего родства.

Местничество[196] в Московском государстве во время правления царя Михаила приобрело крайнее развитие, и бояре больше царского наказания боялись нарушить местнические правила. Виновный в нарушении этих правил выдавался сопернику «с головою». Это была очень простая и дикая церемония, которая состояла в том, что обидчик должен был в сопровождении провожатого отправиться к обиженному. Обидчик должен был отвесить глубокий поклон обиженному, не имел права слезть с коня во дворе его дома и выслушивал грубую матерную брань, которая сопровождала всю процедуру.

Олеарий отмечал, что среди русских придворных существовал порок, который состоял в том, что те, кто имел частый доступ к царю, пользовались этим в корыстных целях. Эти люди отличались неумеренной жадностью и страстью к наживе. Но перед ними заискивали, старались относиться как можно более почтительно, делали им подарки. Через взятки можно было решить любой вопрос.

Брать подарки было запрещено под угрозой наказания кнутом, но это не стало препятствием для злоупотреблений. Охотно брали взятки писцы. Благодаря этому выдавались даже государственные секреты. Иногда писцы сами предлагали за деньги продать некоторые сведения, но часто подсовывали иностранцам ненужные дела вместо нужных сведений, и выяснялось это только после передачи бумаг.

Но вместе с проявлениями нежелательных явлений, работа по восстановлению административной и военной власти продвигалась.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Римские матроны: достоинства и пороки

Из книги Древний Рим автора Миронов Владимир Борисович

Римские матроны: достоинства и пороки История Рима – это, конечно же, прежде всего история мужчин… Однако и римские женщины играли в ней немаловажную роль. Как мы знаем, история страны началась с похищения сабинянок. Описать все стороны бытия и воспитания женщин


Пороки

Из книги Повседневная жизнь восточного гарема автора Казиев Шапи Магомедович

Пороки Для женских пороков в сералях была самая благодатная почва. «Они окружены роскошью и блеском, но в единственной радости, для которой они, казалось бы, были созданы, — в любви им отказано, — писал Джордж Дорис. — Это лишение, самое жестокое из всех возможных лишений


Похвальные пороки

Из книги Статьи за 10 лет о молодёжи, семье и психологии автора Медведева Ирина Яковлевна


Придворная челядь

Из книги Детский мир императорских резиденций. Быт монархов и их окружение [litres] автора Зимин Игорь Викторович


Знать — это значит уметь

Из книги Искусство жить на сцене автора Демидов Николай Васильевич

Знать — это значит уметь Методы воспитания актера, рекомендуемые этой книгой, возникли в противовес тем, которые культивировали сознательное самонаблюдение и самоанализ, создавая уже описанную нами «сороконожку».Что порождало эту безнадежную, катастрофическую


Знать

Из книги Быт и нравы царской России автора Анишкин В. Г.

Знать Богатые вельможи отличались гостеприимством, принимали всех, кто им был представлен, и часто хозяин не знал и половины тех, кто у него обедал. Обычаи гостеприимства были приняты во многих домах Петербурга. Люди высшего общества отличались изысканными


Пороки, царившие в гвардии, и военная служба Николая

Из книги Беседы автора Агеев Александр Иванович

Пороки, царившие в гвардии, и военная служба Николая Если следовать В.Н. Балязину{288}, то во времена службы Николая нравственная сторона поведения офицерского круга оставляла желать лучшего. В гвардии процветали бретерство[289], волокитство, игра в карты, гомосексуализм и


В.М. Фалин — Чтобы знать, что будет, надо знать, что было

Из книги Повседневная жизнь московских государей в XVII веке [Maxima-Library] автора Черная Людмила Алексеевна

В.М. Фалин — Чтобы знать, что будет, надо знать, что было «Экономические стратегии», № 08-2008, стр. 76–87 Интервью Валентина Михайловича Фалина, известного историка и дипломата, главному редактору «ЭС» Александру Агееву посвящено анализу политики зарубежных стран в


Глава пятая ПРИДВОРНАЯ КУЛЬТУРА

Из книги История ислама. Исламская цивилизация от рождения до наших дней автора Ходжсон Маршалл Гудвин Симмс

Глава пятая ПРИДВОРНАЯ КУЛЬТУРА


Придворная поэзия

Из книги Народные традиции Китая автора Мартьянова Людмила Михайловна

Придворная поэзия Царь Алексей Михайлович помимо любви к чинной красоте отличался еще и любознательностью. Увидев однажды нечто новое и интересное, он тотчас же загорался желанием иметь при своем дворе нечто подобное. Во время русско-польской войны, в 1656 году царю, во