Татьяна Правдина Подарок судьбы

Татьяна Правдина

Подарок судьбы

Жить, как известно, надо долго. Особенно в России.

На протяжении даже одного поколения происходит масса глубочайших изменений, очень интересных, но, к сожалению, чаще всего печальных, жизнь обыкновенных людей отягчающих. Очень поверхностная схема событий прошлого века: царь добренький и чрезвычайно жесткий, человек без божьей искры, практически обыватель, революция, Ленин и большевики, Гражданская война, Сталин с геноцидом своего народа, Отечественная война и ужасное крушение надежд после нее, короткая оттепель, застой, перестройка — опять обвал. Начало третьего тысячелетия — казалось бы — все по-новому! Но нет: все — «как бы», конституция, законы — четкие, замечательные, но исполнить и применить — нереально, власть — как бы народная, но народа нет — только население… Можно еще долго рассуждать таким образом и даже находить единомышленников. Часто слышим: «В интересное время живем!» Грустно, но талантливо было сказано: «Хорошо бы пожить в неинтересное время!»

Зиновий Гердт с женой Татьяной Правдиной

Не знаю, и никто, кроме счастливцев — истинно верующих, которых так немного, не знает, есть ли Бог. Но иногда, наверное, следует верить, что Он есть: ведь я тоже счастливая — мне повезло, столько замечательных людей было в моей жизни! А ведь никакие блага, будь то комфорт, книги, музыка, вкусная еда, красивые платья и даже путешествия и интересная работа, не сравнятся с любовью, дружбой, существованием на одной волне, т. е. именно жизнью с людьми. А когда они замечательные — это и есть счастье!

Чем старше ты становишься, тем придирчивей бываешь в оценке окружающих.

Поэтому, когда уже сильно не молоденькими мы встретились с Лидией Борисовной, это стало для меня событием. Потому что с первой минуты нам обеим было легко не только разговаривать, но и с пониманием молчать. Случилось это во время пароходного «круиза» Москва — Петрозаводск — Москва, организованного ВТО (Всероссийским театральным обществом), в который были приглашены Лидия Борисовна и Зиновий Ефимович Гердт со мной, его женой. Зяма и Лида были знакомы тысячу лет, и когда мы обе на него набросились за наше незнакомство, согласился, что это его «недогляд».

Мы испытывали доверие друг к другу, и поэтому было просто и легко, а от этого весело и радостно. Позволяю себе употребить местоимение «мы» именно в силу того, что так чувствую и верю во взаимность этого чувства.

Мы приплыли в Углич, и Лидия Борисовна и я пошли в город, а Зяма остался на корабле, сказав, что далеко идти ему неохота и он прогуляется по берегу около пристани.

Углич для меня — город детских воспоминаний. Вероятно, поэтому, когда мы вышли на площадь, где стоит старый православный собор с большущими синими, в золотых звездах, куполами, что-то тревожное и безрадостное отобразилось на моем лице, и Лидия Борисовна, заметив это, вскрикнула: «Танечка, что?» — «Просто вспомнила…» — «Что, расскажите сейчас же!» — «Это вполне печально», — сказала я. «Все равно, мне интересно». И это правда было так — ей были интересны и нужны люди не из вежливости, а по сути. И я рассказала…

В 1938 году я заболела коклюшем. Мне было десять лет, а эту болезнь надо переносить в более раннем возрасте (легче протекает). Было известно, что для облегчения хорошо бы побыть на открытой воде (реке, озере). В это время наш близкий человек — Лидия Семеновна Баланеско, ехала в Углич. Там в концлагере находился ее муж. Мы и познакомились с ней благодаря (такое слово употреблять тут нельзя бы, но…) тому, что с 1931 года мой папа находился в концлагере в Сибири, в глухом таежном поселке Яя. Туда поехала не считавшая себя ни декабристкой, ни героиней, а просто настоящая любящая жена — моя двадцатидевятилетняя мама, взявшая с собой трехлетнюю дочку (меня). Тогда, как теперь говорят, были «гуманные» времена: зэков выпускали в поселок — кругом тайга — вечером под выходной до середины выходного, если им было к кому.

Туда же в 1933 году приехала к своему мужу Лидия Семеновна.

С тех сибирских детских времен начался отсчет счастья моей жизни — встречам с людьми необыкновенной доброты. Первым таким человеком (естественно, кроме родителей) была тетя Луша, хозяйка, у которой мама сняла комнату, где мы жили и куда приходил папа, поившая нецеженым парным, прямо около коровы, молоком маленькую дочку зэка. Вторая — Лидия Семеновна, все свое время проводившая со мной, когда мама была на работе. Мы гуляли в тайге, и она пела мне все оперы и рассказывала про цветы, деревья и, конечно же, про замечательных людей.

После убийства Кирова в декабре 1934 года зэков из лагеря выпускать перестали, почти год мы ждали отмену запрета, но осенью 1935 года папу отправили в более строгий лагерь — в Коми АССР, а мужа Лидии Семеновны, Дмитрия Алексеевича, — в Углич, где в тридцать восьмом году мы и оказались. Там было не так жестко: заключенных небольшой колонной вели на работу через город два вооруженных охранника. Зная место и время их прохода, Лидия Семеновна и я приходили туда и, взяв приготовленный ею кулек с едой, я подбегала к Дмитрию Алексеевичу (я знала его по Сибири), отдавала кулек и тут же отбегала, а он смотрел на жену. Очевидно, даже в охраннике что-то не позволяло вскинуться на ребенка.

Эта картинка и всплыла у меня около звездного собора… Лидия Борисовна, все поняв и прочувствовав, обняла меня и поцеловала…

Прошли мимо церкви, стоящей на месте, где убили царевича Дмитрия, церкви Царевича Дмитрия на крови, и вышли к торговым рядам. Увидев лоскутное покрывало с двумя сказочными петухами, совершенно ненужное, но поэтому абсолютно необходимое, поняла, что не имею права его покупать: надо было заплатить все имеющиеся у меня деньги. «Не обсуждается, покупаем, — категорично сказала Лидия Борисовна, — всегда сожалеем о том, чего не купили, если понадобится — у меня какие-то деньги есть». Когда мы, неся покрывало, вернулись на корабль, нас радостным криком встретил Зяма: «Смотрите, что я здесь на берегу купил!» Это было, конечно же, точно такое покрывало с петухами… «Видите, как вы правильно женаты!» — сделала заключение Лидия Борисовна… Покрывала, естественно, подарены: одно в Америку, другое — в Швейцарию…

Зяма очень тонко чувствовал фальшь высокопарности и если и употреблял превосходные степени, то всегда проглядывала ирония. При этом был абсолютно естествен и серьезен, превознося тех, кем восхищался и кого высоко ставил. Именно так он говорил о Лидии Борисовне, не забывая упомянуть, что она «настоящая дворянка, никогда не хвастающая этим званием, а только поступками всей своей жизни доказывающая его суть». И в этих словах главным определяющим словом было «настоящая». А я применяю к ней слова Пастернака в «Докторе Живаго»: «У него было аристократическое чувство равенства со всеми», т. е. с начальством тон тот же, что и с подчиненными. Простота и естественность в общении, мне кажется, несомненно свидетельствуют об уме человека. С Лидией Борисовной всем было легко и интересно. А от искреннего внимания и уважения в ее глазах к вам, говорящему с ней, делалось теплей и спокойней на душе. Сегодня доброта и участие — редкость, нехватка ужасная…

Почти все мемуары выливаются в форму: «Я и Ахматова». У меня тоже так выходит, простите…

Я ничего не говорю о творчестве Лидии Борисовны, т. к. считаю и уверена, что так и будет — об этом скажут литераторы. Единственно, что хочу напомнить: Лидия Борисовна относительно себя не употребляла это слово, а говорила — «работа». Гердт тоже был очень щепетилен и точен в словоупотреблении: не говорил «творчество» о себе, не мог про свою жену сказать «супруга» и всем рассказывал, что Твардовский называет себя не «поэт», а только «стихотворец». Это не уничижение, а удивительное проявление скромного достоинства настоящего таланта.

Из всех людей, которых я знаю, у Лидии Борисовны больше всех потомков — детей, внуков, правнуков, ее обожающих. И достигла она этого, казалось бы, очень легким способом: не только выведя формулу — «детей не надо воспитывать, с ними надо дружить», но и неукоснительно следуя ей.

Как и всем порядочным людям ее поколения (может, и были исключения, но, увы, мне не встречались), ей выпала на долю масса сложных и трагичных событий, по большей части изменяющих людей не в лучшую сторону, делая их безрадостными и не очень добрыми. А вот наша «настоящая Дама» до конца своих дней сохранила умение радоваться жизни и любить самое важное и интересное в этой жизни — людей! Для меня она — подарок судьбы! Заключение, думаю, может быть одно: помнить и стараться хоть чуть-чуть быть похожими…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Бонус-трек 1: Самый ценный подарок

Из книги Поваренная книга Самурая или Черт Те Что, а не книга о Японии автора Карлсон Китя

Бонус-трек 1: Самый ценный подарок Мы все любим получать подарки. Мой первый подарок в Японии был куском мяса.Не удивляйтесь, дарить продукты питания в Японии – и важная часть социальной традиции, и огромная индустрия. В этом есть своя логика. Я, пожалуй, не знаю ни одного


Татьяна.

Из книги Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры. Этикет автора Лаврентьева Елена Владимировна


«О жизнь, бесцельный подарок!..»

Из книги Благодарю, за всё благодарю: Собрание стихотворений автора Голенищев-Кутузов Илья Николаевич

«О жизнь, бесцельный подарок!..» О жизнь, бесцельный подарок! Путей не найти назад. Только безжалостных парок Дрожащие прялки жужжат. Иль в эти суровые нити, В пряжу медлительных дней Вплету огневые нити Воли моей? Дважды дано нам родиться! Как мне дрему земли побороть? К


Подарок

Из книги Как любить детей автора Амонашвили Шалва Александрович

Подарок А теперь о первой встрече.Мы были семиклассниками и, разумеется, не могли охватить всю полноту славы нашей учительницы. Ожидание наше было неопределённое: будет нечто необычное и обязательно прекрасное. Но что?И то, что произошло, превзошло наше ожидание


Подарок

Из книги Настоящая леди. Правила хорошего тона и стиля автора Вос Елена

Подарок Благодарность Вопрос «что подарить» возникает каждый раз, когда мы собираемся в гости, на день рождения, на свадьбу и даже деловую встречу. Выразить свою признательность друзьям, сослуживцам, а также малознакомым людям за помощь, небольшую услугу и уделенное


Деньги в подарок

Из книги Древний Египет автора Згурская Мария Павловна

Деньги в подарок Денежная сумма все чаще используется в виде подарка, причем не только на свадьбу, рождение ребенка, новоселье или выходе на пенсию, когда сумма может быть использована по целевому назначению, но и на день рождения, и даже на 8-е Марта. Перед тем как дарить


Подарок

Из книги Код Кощея. Русские сказки глазами юриста автора Панюшкин Валерий

Подарок После концерта в органном зале Виктор шел, задумавшись, по тенистой аллее парка и вдруг услышал крик:– Помогите!Не раздумывая, бросился в темноту, а когда достиг беседки, скрытой за кустами сирени, увидел: трое негодяев истязают молодую женщину – солистку,


Источник права, или Подарок с того света

Из книги Петербургские ювелиры XIX века. Дней Александровых прекрасное начало автора Кузнецова Лилия Константиновна

Источник права, или Подарок с того света В русской сказке Баба-яга имеет неограниченную власть, право на все. Она, например, может съесть кого угодно, причем съедаемый не должен сопротивляться, а должен сам полезть в печь по первому требованию Бабы-яги и самостоятельно


Подарок петербургского купечества Александру I на коронацию

Из книги Константин Коровин вспоминает… автора Коровин Константин Алексеевич

Подарок петербургского купечества Александру I на коронацию Работы Помо весьма высоко ценились в российской столице. Сделанную им вещь не стыдно было подарить и самому императору. Недаром петербургское купечество, отлично знавшее толк в серебре, обратилось к


Многозначительный подарок августейшей свекрови грешной невестке-императрице Елизавете Алексеевне

Из книги автора

Многозначительный подарок августейшей свекрови грешной невестке-императрице Елизавете Алексеевне А в 1811 году Франсуа Дюваль поторопился исполнить по повелению императрицы-матери к назначенному сроку великолепный браслет из различных цветных камней и бриллиантов,