Что в имени учителя

Что в имени учителя

В те годы я, разумеется, не был способен на обобщения, но сейчас, размышляя над тогдашним состоянием моего духа, могу сказать, в чём заключалась магическая сила влияния Варвары Вардиашвили: в её имени, которое строило в нас воображение о ней, и в первой встрече, которая превзошла наши ожидания.

Имя учителя может нести мощный воспитательный заряд, но, к сожалению, может быть и таким, от которого не надо ждать чего-то радостного.

Имя воодушевляет.

Имя запугивает.

Имя — ни рыба ни мясо.

Имя прославленное.

Имя дурное.

Разные бывают имена у учителей.

В имени Варвары Вардиашвили был заключён не столько опыт, сколько тихое горение, преданность, мудрость, терпение, понимание. Всё это, конечно, в педагогическом смысле. Это было особое сочетание того, что я хочу назвать Учительской, Педагогической Любовью. Любовь эта была с огранкой, как бриллиант. Она любила детей не абстрактно, а всех нас и каждого из нас в отдельности, каждого по-своему. Она любила нас и знала мудрость — как нас любить. И так как она берегла своё Имя и заполняла его лучшими педагогическими оттенками всю жизнь, то Имя её в будущих учениках, которые ещё не соприкоснулись с ней, вызывало почтение, почитание, трепет, настраивало их на взаимность.

Имя Варвары Вардиашвили вошло в наше сознание и настроило нас на лад созвучия, привело нас в готовность следовать за ней.

Вся школа звала её «Дейда Варо». «Дейда» в переводе на русский значит — «тётя», но семантика этого слова имеет следующий смысл: «мамина сестра». Дейда Варо для каждого её ученика была маминой сестрой. Это означало, что в ней была забота о каждом, каждый мог обращаться к ней за помощью, поддержкой, защитой; каждый мог надеяться, что найдёт в ней сочувствие, сострадание. Это означало большее: Дейда Варо сама спешила помогать, сорадоваться и сочувствовать, сама бралась на защиту того, кто в этом нуждался.

В школе не принято звать учительницу тётей, но в нашей школе это было принято только в отношении к Варваре Вардиашвили, надо было лишь набраться смелости и перешагнуть барьер условностей. Я только через год осмелился обратиться к ней «Дейда Варо», и это произошло само собой, естественно, ибо она действительно стала «сестрой» моей матери, то есть, второй матерью для меня.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Учителя и ученики

Из книги Чудо-остров. Как живут современные тайваньцы автора Баскина Ада


Этруски – учителя и наставники римлян

Из книги Древний Рим автора Миронов Владимир Борисович

Этруски – учителя и наставники римлян Мы уже говорили, что в великой книге общечеловеческой культуры Рим прямо следует за Грецией, хотя римляне снисходительно и называли их «гречишки» (graeculi). Коренным населением Италии были лигуры. С начала II тысячелетия до н. э. их


ШКОЛЫ И УЧИТЕЛЯ

Из книги Древний Рим. Быт, религия, культура автора Коуэл Франк


Что в имени?

Из книги Год быка--MMIX автора Романов Роман Романович

Что в имени? Надеюсь, никто не станет спорить с тем, что «мастер» является первым ключевым словом в по­исках ответа на вопрос «Так кто же ты?». И вообще самым первым словом в Романе. Так что нужно понять, что это слово означает, и ещё уз­нать, кого обозначает. Вопрос этот


Учителя человечества.

Из книги Русь – прямые потомки ариев автора Ларичев Юрий

Учителя человечества. Этот род очень древний. Мудрый народ, почитавший Рода и ведавший руническое Знание богов. Звали они себя ариями. Жили они здесь на территории исторической Руси. Примерно 3600 лет назад часть из них ушла в тёплые края в Индию, где они составили высшую


Любили ли меня учителя?

Из книги Как любить детей автора Амонашвили Шалва Александрович

Любили ли меня учителя? Школу я, конечно, любил.Там, в школе, свершались главные каждодневные события моей жизни. Они происходили в её длинных коридорах и укромных уголках большого двора, где можно было пошалить, подраться, повстречаться с друзьями, обменяться марками,


Контрольная для учителя

Из книги Здравствуйте, дети! автора Амонашвили Шалва Александрович

Контрольная для учителя Её в классе никто не любил, ибо сама не любила нас: никогда не защищала нас, только ругала и пугала, доносила о наших «выходках» директору, проводила строгие контрольные, ставила много двоек и называла нас тупицами. Нам русский язык давался с


Мы облагораживаем учителя физики

Из книги Тайпей с изнанки. О чем молчат путеводители автора Баскина Ада

Мы облагораживаем учителя физики Однажды на уроке литературы мы заговорили о романе, который посоветовала прочитать наша учительница. В нём речь шла о герое несправедливом и жестоком. «Как наш физик», — сказал кто-то.Физик вызывал в нас раздражение и злобу. Человек


От злобы учителя меня спасает шпаргалка

Из книги Как читать книги. Руководство по чтению великих произведений автора Адлер Мортимер

От злобы учителя меня спасает шпаргалка Оставалась проблема с учительницей русского языка и литературы. Сколько хорошего она могла бы для нас сделать — дать нам заговорить на русском языке, прильнуть к богатейшей русской поэзии и прозе. Владея грузинской литературой, мы


Любят ли авторитарные учителя детей?

Из книги Константин Коровин вспоминает… автора Коровин Константин Алексеевич

Любят ли авторитарные учителя детей? Любили ли советские учителя детей?Конечно, любили, любили искренне и преданно.Но любовь их была своеобразной, она не имела возможности совершенствоваться. Действовал неписаный закон: любить-то детей надо, но так, чтобы не показывать им


Дети — мои учителя

Из книги Прыжок через быка автора Франк Илья

Дети — мои учителя Последние дни августа в Тбилиси всегда жаркие. Тает асфальт, и люди как будто теряют интерес ко всему.На улице мало детей. Большинство из них родители отправили на курорты, в дачные места, в пионерские лагеря, особенно же — в села, к своим бабушкам,


Глава четвертая. Учителя: одушевленные и неодушевленные

Из книги автора

Глава четвертая. Учителя: одушевленные и неодушевленные - 1 -Можно учиться, слушая лекцию, а можно — читая книгу. Поэтому сейчас мы поговорим о книгах и учителях, чтобы расширить представление о чтении как о полноценном обучении.Преподавание, как мы уже убедились, — это


Вместо предисловия. Кошмар учителя литературы

Из книги автора

Вместо предисловия. Кошмар учителя литературы Урок литературы, проходят «Войну и мир». Учитель смотрит на класс – и вдруг словно в глаз что-то попало. Он протирает глаза, смотрит на класс снова. О чудо! Где его ученики? Перед ним за партами сидят персонажи «Войны и мира».