Глава 12 Фон: римская империя во время гуннского нашествия Пол Александер

Глава 12

Фон: римская империя во время гуннского нашествия

Пол Александер

В конце IV – начале V в. гунны – народ азиатского происхождения – покорили много племен, живших в то время в восточной и центральной части Европы. Их натиск нарушил военный баланс, который веками существовал между обитателями Римской империи с ее греко-римской цивилизацией и кочевыми и полукочевыми народами, жившими за ее пределами. Гунны, таким образом, возвестили о начале периода варварских набегов. Они не оставили письменных свидетельств. Поэтому изучение гуннов основывается по большей части на исторических хрониках, созданных жителями Римской империи.

В результате вся информация о гуннах, их подданных и союзниках заключена в материалах, написанных людьми и для людей, наблюдающих за передвижениями и деятельностью варварских народов из-за границ империи, располагая всеми преимуществами греко-римских политических институтов, административной географии, социально-экономической организации и интеллектуальных стремлений. Посему деятельность гуннов и структура их общества описана в литературных формах, развитых греко-римской историографией для многих варварских народов, с которыми классический мир входил в контакт с дней Геродота. Гуннские военные операции изложены в связи с римскими пограничными фортификационными сооружениями и римской военной организацией. Со всем этим гунны столкнулись, двигаясь на запад и на юг. Их набеги на римские провинции излагаются в источниках тесно переплетенными с другими проблемами, стоявшими перед Римской империей. Это конфликт между язычеством и христианством, догматические противоречия в христианской церкви, германизация армии, правительства и общества и т. д.

Иными словами, вся имеющаяся в источниках информация о гуннах переплетена с биографиями римских государственных деятелей, историей развития римских институтов, острыми вопросами, волновавшими жителей поздней Римской империи, и с их системой ценностей. Автор настоящей книги, как и все прочие исследователи гуннских проблем, был вынужден обсуждать источники и поставленные ими вопросы на фоне богатого и сложного заднего плана событий, протекавших в поздней Римской империи. Чтобы сделать его книгу более доступной, издатели попросили меня после неожиданной смерти автора описать этот фон, греко-римское окружение, которое в источниках о гуннах считается само собой разумеющимся, а также ситуацию и развитие поздней Римской империи и ее цивилизации, находившихся под сильным влиянием миграций и вторжений гуннов и их правителей. Я с радостью согласился на эту просьбу, расценив ее как возможность внести скромный вклад в посмертное издание труда профессора Менхена. В этом очерке я почти не буду упоминать гуннов, поскольку о них уже все сказано автором. Более того, вряд ли стоит подчеркивать, что моя глава не претендует на оригинальность и основывается на стандартных общеизвестных работах по поздней римской истории.

Как объясняет профессор Менхен в начале своего труда, классические авторы смогли проследить движение гуннов с начала 70-х гг. IV в. до 469 г., после чего гунны перестали выступать как организованные единицы. Поэтому удобно начать этот рассказ с обзора Римской империи во время совместного правления трех императоров: восточно-римского императора Валента (364–378), его племянника западно-римского императора Грациана (367–383) и, по крайней мере номинально, еще одного племянника Валентиниана II, которому во время его провозглашения (375) было 4 года. Потом было много императоров, но только одна империя. В предшествующем десятилетии ею несколько лет управлял только один правитель: сначала Юлиан II Отступник (355–363), потом Иовиан (363–364). Однако после этого римская армия настояла на назначении двух правителей римского мира, Валентиниана I (364–375), отца Грациана и Валентиниана II и его брата Валента II. Но идея одной империи удержалась даже в те периоды, когда трон занимало более одного правителя. В более поздние времена империя в течение длительных периодов управлялась одним правителем, к примеру Феодосием I Великим (379–395) и Юстинианом I (527–565).

Географически империя протянулась от Атлантического океана на западе до Рейна и вдоль Дуная до самого восточного уголка Черного моря, от Адрианова вала в Англии и реки Дунай до Африканской пустыни, северных границ Нубии и Сирийской пустыни. За этими границами располагалось то, что римляне называли варварским миром, то есть территории, населенные людьми, не говорившими ни по-гречески, ни по-латыни, варварами. К востоку от Рейна и к северу от Дуная жило много германских племен: франки и алеманны, включая алеманнскую ветвь ютунгов, на правом берегу Рейна; лангобарды на реке Эльбе, вандалы в верховьях Одера и Вислы. Еще дальше на восток, на обоих берегах Днестра, жили вестготы (тервинги) и остготы (гревтунги). Остготы построили компактное государство, которым правил Германарих. Вестготы были не так крепко объединены и с 332 г. вступили в союз с римлянами. Многие вестготы были обращены в христианство миссионером-еретиком (арианцем) Ульфилой. От вестготов христианство в еретической форме распространилось на многие другие германские народы, и в результате арианство просуществовало в варварском мире еще долго после того, как с ним было покончено в империи (381). Государство остготов протянулось на восток до реки Дон, отделившей их от иранских аланов. С конца II в. германские племена поставляли поселенцев и солдат для Римской империи, а во время правления Константина I Великого (305–337) «варваризация» армии достигла особенно больших успехов. Варварские племена были вовлечены в гуннские набеги на Римскую империю.

Административно империя была разделена на три преторианские префектуры: Британия, Галлия, Испания и Северное Марокко составляли одну; оставшаяся часть римской Северной Африки, Италия и Балканский полуостров до реки Струме на востоке – вторую, а оставшаяся часть империи, то есть Европа от Струмы до Босфора, Малая Азия, Сирия, Палестина, Египет и Ливия, составляли третью – гигантскую преторианскую префектуру Востока. В конце IV в. главы этих префектур, преторианские префекты больше не командовали армиями, но их широкие гражданские и фискальные полномочия давали им вице-королевский статус. Во многих юридических случаях их решения не подлежали обжалованию. Они управляли подавляющим большинством государственных доходов, платили жалованье военным и быстро разросшейся бюрократии, появившейся в начале IV в.

Преторианские префектуры делились на диоцезы. Ими управляли викарии, подчинявшиеся преторианским префектам. Диоцезы, в свою очередь, делились на провинции, губернаторы которых имели разные титулы. Диоцезы и провинции, которых непосредственно коснулось гуннское нашествие и, следовательно, чаще других упоминаемые в этой книге, следующие (с запада на восток): Паннонийский диоцез, включавший Нижнюю Австрию, Западную Венгрию и Югославию, то есть, две римские провинции Норик, две провинции Паннония (Паннония Прима и Паннония Секунда), а также провинции Валерия, Савия и Далмация (до Диоклетиана (284–305), позже провинции Паннония Прима и Валерия образовали одну провинцию, названную Верхняя Паннония, а Паннония Секунда и Савия – провинцию Нижняя Паннония). Также существовал Дакийский диоцез, включивший Восточную Югославию и Западную Болгарию, с провинциями Верхняя Мёзия, двумя провинциями Дакия, Превалитана и Дардания. В Македонский диоцез входила Греция, во Фракийский диоцез – Восточная Болгария и европейская часть Турции – с провинциями Нижняя Мёзия, Скифия, Фракия и др.

Во главе официальной иерархии стоял император или императоры. Никто из них больше не имел резиденции в Риме. В древней столице все еще действовал римский сенат, но в конце IV в. этот орган утратил прежние функции, хотя отдельные сенаторы иногда обладали значительной политической и экономической властью. Когда императоры не участвовали в военных кампаниях, западная императорская резиденция находилась в Трире на Мозеле или в Милане, восточная – в Константинополе, окруженном стеной и перестроенном Константином I Великим. Население новой восточной столицы в IV–V вв. быстро увеличивалось, здесь стал заседать второй сенат, сравнимый с римским.

В 60-70-х гг. IV в. императоры уделяли много внимания борьбе с внешними врагами. Они подавляли опасные мятежи и всячески старались примирить арианство с антиарианством. Много лет Валентиниан I вел войну против алеманнов на верхнем Рейне, а также против квадов и сарматов в Паннонии и Дакии. С 367 до 369 г. Валент II воевал с вестготами. Они оказали военную помощь мятежнику Прокопию, который был схвачен и казнен (в 366 г.) после нескольких месяцев гражданской войны. В конце Валент II был вынужден признать готскую независимость в обмен на обещание со стороны вестготов не пересекать Дунай. Но самым могущественным и опасным врагом Рима было Персидское царство, которым правили Сассаниды. С 369 до 377 г. Валент II вел кампанию против царя Шапура II, и в конце концов готское вторжение в Дакию заставило его уступить Кавказский регион Армении и Иберии. В следующем десятилетии вождь племени мавров в Северной Африке Фирм восстал против правительства Валентиниана I, и это восстание было подавлено лишь с большим трудом после ряда кровавых боен (373). В дополнение ко всему в IV–V вв. Галлии и Испании угрожали банды мятежных крестьян, бакауды, и императорам нередко приходилось отправлять против них экспедиционные силы.

Защищая империю против иностранных врагов, императоры IV в. могли полагаться на мощную военную машину. Точную численность римской армии установить трудно, но в источнике VI в. сказано, что у Диоклетиана было 435 266 солдат и матросов. Есть основания полагать, что эта цифра, хотя и несколько завышена, все же близка к истине. Наземные силы были двух видов: лучшие подразделения составляли мобильные действующие армии – comitatenses, частично приданные одному из императорских дворов, частично размещенные в провинциях. Несколько менее эффективными, хотя их ни в коем случае нельзя вообще сбрасывать со счетов, были limitanei или ripeness, которые помещались на границах. Limitanei были названы по сложной системе пограничных фортификационных сооружений, limes, которые сооружались с I в. Они представляли собой длинную цепь больших или маленьких крепостей или валов, построенных вдоль длинных границ империи. Фортификационные сооружения римских limes расширялись и поддерживались всеми императорами до Валентиниана I и Валента II. Главной задачей пограничных армий стало сообщение информации о подозрительных концентрациях войск варваров и сдерживание наступающих сил до подхода подкрепления от comitatenses.

Основную часть римской армии традиционно составляла пехота. Но с середины III в. военные действия против множества варваров и сасанидской Персии заставили римлян задуматься о повышении мобильности своих армий. Императоры стали создавать новые кавалерийские подразделения и укреплять существующие. В IV в. роль кавалерии в римской армии постепенно увеличивалась и в V в. стала решающей. Кроме того, римские армии IV–V вв. включали так называемых федератов, отряды варваров, поставляемые в армию варварскими племенами и сражающиеся под командованием своих командиров. В римских армиях также служило много варваров, особенно германцев, которых рекрутировали индивидуально. Римскими войсками со времен Константина I Великого командовал корпус профессиональных военных, magistri militum. Поскольку в IV в. на Средиземном море царило относительное спокойствие, римский флот не пользовался таким вниманием римских императоров, как наземные силы. Основные базы флота располагались в Равенне – на Адриатическом побережье Италии, в Мисенуме – на тирренском побережье, в Гесориакуме (Булонь). Помимо этого существовали флотилии легких кораблей на Рейне и Дунае. Последняя сыграла особенно важную роль в защите империи от германцев и гуннов.

Более того, императорам приходилось справляться с множеством проблем в религиозной политике. После дней Константина I Великого и его обращения в христианство новая религия быстро набирала силу. Конфликт религий являлся одним из самых сложных аспектов культурного развития IV в. Даже в 60-70-х гг. сила всевозможных языческих культов далеко не иссякла, что было продемонстрировано возрождением язычества во время правления племянника Константина – Юлиана. Преемники Юлиана на императорском троне были преданными христианами, но влияние его религиозной политики оказалось столь сильным, что еще целое поколение язычество продолжало существовать.

Более сложным было отношение преемников Юлиана к сторонникам теологии Ария. Этот священнослужитель из Александрии в начале века утверждал, что Иисус Христос, в отличие от Бога Отца, существо рожденное. Он подразумевал, что по этой причине Иисус ниже Бога. Хотя арианская доктрина в IV в. была предметом острых дискуссий, высоких церковных решений и компромиссов, арианство насчитывало много приверженцев среди духовенства и мирян Восточной империи. Самым непримиримым противником арианства был александрийский епископ Афанасий, который в течение почти полувека (328–373) боролся с арианской доктриной всеми доступными ему средствами, в том числе целым рядом теологических трактатов и памфлетов. На Западе арианство было представлено слабо, но и здесь существовали его противники, к примеру выдающийся писатель Иларий из Пуатье (ум. 367). Из-за разного политического теологического отношения Запада и Востока западное правительство было активным противником арианства, в то время как восточное относилось к нему весьма благосклонно, и арианские священнослужители получали важные приходы в Восточной империи.

Большинство светской и религиозной литературы в империи составлялось на двух языках – греческом и латинском. Лингвистическая граница отделила латинизированную провинцию Триполитания в Северной Африке от грекоговорящих Ливии и Египта на юге и романизированные диоцезы Паннонии и Дакии от эллинизированной Греции на Балканах. К западу от этой границы говорили и писали на латыни, к востоку – на греческом языке. Хорошее знание последнего языка стало редкостью в западной части империи. На Востоке знакомство с латынью было обязательным, если деятельность касалась административного управления, права и военного искусства. Кроме того, авторы, желавшие обратиться к римским сенаторам, тоже писали на латыни. Это утверждение справедливо, например, для историка и писателя, который часто упоминается в этой книге, – Аммиана Марцеллина, исторический труд которого, описывающий события до 378 г., был, вероятно, завершен вскоре после 390 г. Распространяется оно и на Клавдиана из Александрии, латинские поэмы которого прославляли деяния императоров и государственных деятелей, таких как Гонорий и Стилихон, и бранили их противников, в первую очередь преторианского префекта Востока Руфина и евнуха Евтропия.

В некоторых провинциях имперские литературные труды писали на других языках. К востоку от Евфрата, в Осроене и Месопотамии, а позднее и в Сирии, Библия и важные теологические труды были переведены на сирийский. На этом языке создавали свои произведения многие авторы. Кстати, именно в сирийских источниках сохранилось много исторической информации о гуннах. Аналогично развивались события и в Египте, где существовала обширная литература на коптском языке, и в Армении.

Два десятилетия, начавшиеся восхождением на престол императоров Валентиниана I и Валента II, завершились военной катастрофой, имевшей непосредственное отношение к истории гуннов. Война императора Валента II против вестготов (367–369) завершилась мирным договором, по которому вестготский «судья» Атанарих обещал не пересекать Дунай. Вскоре после этого имперское правительство помогло возрождению вестготского вождя Фритигерна. В начале 70-х гг. гунны напали на остготов, подчинили большинство этого народа и вынудили остальных под началом их лидеров Алатея и Сафракса пересечь Дунай. После этого гунны вытеснили вестготов Атанариха в Паннонийские провинции, в то время как большинство людей, которыми правил Фритигерн, появились на нижнем Дунае и в 376 г. попросили разрешения Валента II перебраться в Дакийский диоцез. Разрешение было дано, но военные чиновники, которым имперское правительство поручило задачу снабжения беженцев продовольствием, растратили часть средств. Голод подтолкнул вестготов в 377 г. к совершению актов насилия, и началась война. Ситуация сложилась серьезной для правительства, поскольку к вестготскому контингенту теперь присоединились остготы Алатея и Сафракса, а также несколько групп федератов, рабов и недовольных элементов, а позднее – банды гуннов и аланов. Император Грациан до середины 378 г. не мог прийти на помощь своему дяде Валенту II из-за войны с алеманнами на Рейне. Несколько более или менее крупных римских армий понесли тяжелые потери в боях против варваров – в Марционополе и Добрудже. В конце концов Валент II лично появился на Балканах с главными силами и решил не дожидаться, пока его племянник приведет войска с запада. 9 августа 378 г. он дал бой неподалеку от города Адрианополя. Его армия была разгромлена – две трети живой силы было уничтожено, погиб и сам император. Победители попытались захватить города Фракии, но не смогли этого сделать. Мародерствующие банды готов и других варваров прошли по Дакии в Паннонию, оставляя за собой смерть и разрушения.

Поражение при Адрианополе нанесло серьезный удар по военной машине восточной части империи и открыло Балканы для германцев. В сложившейся отчаянной ситуации уцелевший правитель Грациан назначил соправителем бывшего генерала, испанца Феодосия I Великого (379–395), и отдал ему восточную часть империи. Главной заботой двух императоров стало прекращение готских набегов на Балканский полуостров. В годы, последовавшие после сражения при Адрианополе, они с переменным успехом боролись с готами. В конце концов были заключены сепаратные мирные договоры с отдельными группами готов (380–382). Одни готы вошли в имперские армии, другие осели на римской земле, получив автономию и освобождение от налогов, и согласились служить в вооруженных силах на правах федератов со своими командирами. Вследствие всего перечисленного римская армия была перестроена, но одновременно усилилась ее германизация и существенно возросла нагрузка на имперскую казну и налогоплательщиков – германским войскам следовало платить. Что касается отношений с Персией, Феодосий I смог заключить договор о мире и дружбе (387?). Он разделил Армению таким образом, что четыре пятых территории отошло Персии, а остальное – Римской империи.

Обоим императорам – Грациану и Феодосию I – также угрожали внутренние мятежи – особенно на западе. В 383 г. против Грациана взбунтовался дальний родственник Феодосия I Магн Максим, сумев привлечь императорскую армию на свою сторону. Грациан был убит, а правителями на западе стали Магн Максим и (номинально) Валентиниан II – ребенок, сводный брат Грациана, а фактически – его мать Юстина, которой помогал военачальник из язычников франкского происхождения Бавтон. Хотя Валентиниан II имел превосходство в ранге, Феодосий I выступал как его защитник и какое-то время удерживал Максима от захвата Италии. Однако в 378 г. правительство Валентиниана II попросило у Максима военной помощи против варваров в Паннонийском диоцезе. Тот использовал эту просьбу как повод для вторжения в Италию и заставил Валентиниана II и его мать искать убежища на Востоке. В следующем году Феодосий I выступил на запад во главе армии, состоявшей по большей части из варваров, и разгромил узурпатора Максима в двух решающих схватках. Магн Максим был убит, а Валентиниан II вернул свое положение на западе. Военачальник из язычников Арбогаст, германец, как и Бавтон, теперь стал главным министром Валентиниана II.

Религиозные вопросы играли большую роль во время мятежной деятельности Максима, а во время правления Феодосия стали решающим фактором. Император был благочестивым христианином, исполненным решимости искоренить язычество и ересь без ненужной жестокости. В этом его поддерживал в начале своего правления Грациан, став первым римским императором, отказавшимся от положения верховного жреца языческих культов, и потому он столкнулся с серьезной оппозицией со стороны могущественных сенаторов-язычников, таких как историк Вирий Никомах Флавиан и оратор К. Аврелий Симмах. Языческая партия сохранила свое влияние при Валентиниане II, и ее члены занимали многие ключевые посты. Так, в 384 г. Симмах был назначен на престижную должность римского префекта. В 389 г. Феодосий I на короткое время прибыл в Рим и в течение двух следующих лет принял ряд мер, благоприятствующих язычеству и его самым выдающимся представителям. Тем временем назрел конфликт между Валентинианом II и его главным министром Арбогастом, который завершился смертью юного императора – это было или убийство, или самоубийство. Поскольку Арбогаст был по происхождению варваром, сам он не мог претендовать на трон, и в 392 г. императором был провозглашен бывший профессор риторики Флавий Евгений, христианин, симпатизировавший римским язычникам. Теперь Феодосий I отказался от своей сдержанной политики по отношению к язычеству и приготовился к войне против узурпатора Евгения и его сторонников среди сенаторов. Евгений открыто стал на сторону язычников, и Рим оказался свидетелем возрождения языческой религии. Феодосий I на востоке собрал огромную армию. Большинство солдат были по происхождению варварами, в нее входили 20 тысяч вестготов во главе с Аларихом. В сентябре 394 г. Феодосий I одержал решающую победу над Евгением и его сторонниками-язычниками на реке Фригид возле северо-восточной границы Италии. Поскольку война с обеих сторон велась как испытание силы христианского Бога и языческого пантеона, победа Феодосия I на Фригиде нанесла смертельный удар побежденной религии. Язычество как политическая сила Древнего мира перестало существовать.

В Восточной империи арианская ересь была ликвидирована Феодосием I еще раньше. Грациан с момента восхождения на престол являлся приверженцем никейского православия, и на Востоке поражение и смерть проарианского императора Валента II при Адрианополе сильно дискредитировало арианство. Более того, оба императора, сначала Грациан, а позднее и Феодосий I, попали под влияние личности святого Амвросия, страстного противника арианства, который был в 374–397 гг. епископом Милана. Феодосий I навязал Nicene Creed всем своим подданным. В 381 г. он собрал II Вселенский собор в Константинополе, который подтвердил Nictnt Creed. В результате арианство перестало играть существенную политическую и религиозную роль в империи. Однако, как уже говорилось раньше, арианские священнослужители еще проявляли активность в районах, где жили германские племена. В результате почти все эти племена были обращены в арианское христианство. Конфликт империи и германских варваров, ставший доминантной темой истории V в., таким образом углубился из-за религиозной вражды между Nicene римлянами и арианскими германцами.

Во время правления Феодосия I имело место литературное возрождение, и несколько работ, увидевших свет именно в этот период, фигурируют в настоящей книге в качестве источника сведений о гуннах. Среди варваров-литераторов латинского запада особого места заслуживает уже упомянутый историк Аммиан Марцеллин. Авсоний, долгое время проживший в Бурдигиле (Бордо), наставник императора Грациана, был весьма поверхностным христианином и написал много поэм, самой известной из которых является описание реки Мозель. Его другом был римский оратор Симмах, уже названный одним из видных государственных деятелей языческой аристократии Рима. В 384 г. он обратил к правительству Валентиниана II речь Relatio, ратуя за возвращение статуи Победы к зданию римского сената. Симмах также был автором важного исторического труда, который был утрачен, но послужил источником для более поздних произведений, содержащих информацию о гуннах. Просьбу Симмаха относительно статуи Победы отклонил величайший латинский проповедник и писатель святой Амвросий, чьи письма и труды также содержат ссылки на гуннов.

Феодосий умер в Милане через несколько месяцев после победы над Евгением и Арбогастом. Его наследниками стали два его сына – восемнадцатилетний Аркадий и одиннадцатилетний Гонорий. Аркадию предстояло управлять преторианской префектурой Востока при помощи и содействии преторианского префекта Руфина, а Стилихону, сыну офицера германского происхождения и мужу племянницы Феодосия I, – осуществлять административное управление остальной частью империи за маленького Гонория. Феодосий I мобилизовал большую часть вооруженных сил Востока для кампании против Евгения, и поэтому большинство этих людей находилось в момент его смерти на Западе. Аларих и его вестготские федераты, однако, вернулись на Балканы, восстали против правительства и начали совершать набеги на окрестные территории – до самых стен Константинополя. Весной 395 г. Стилихон двинулся на Восток против готов во главе многочисленной армии, состоящей в основном из восточных подразделений, который годом раньше сражались за Феодосия I на реке Фригид. Он столкнулся в Аларихом в Северной Фессалии, но сражения не было, потому что восточное правительство приказало Стилихону отправить восточные войска обратно в Константинополь. Стилихон исполнил требование. После возвращения солдаты убили преторианского префекта Руфина. Реальная власть на Востоке теперь принадлежала евнуху Евтропию. Вестготы Алариха еще целый год продолжали разорять Грецию. В конце концов Аларих и его люди перебрались в Эпир и возобновили союз с восточным правительством. Аларих был назначен в Иллирик военным магистром.

Война восточного и западного правительств против готов сопровождалась постоянно углубляющимся конфликтом между Стилихоном и восточным правительством. Стилихон считал себя, и имел на то некоторые основания, исполнителем последней воли Феодосия I, намереваясь распространить власть своего регентства на императора Аркадия и Восток. Существенную роль в этом конфликте играл контроль диоцезов Дакия и Македония, Восточной Иллирии. Эти территории после 380 г. какое-то время относились к Западу, но Аркадий настаивал на их возвращении, обосновывая это требование своим старшинством. Стилихон приложил руку к убийству Руфина, и преемник Руфина Евтропий, зная о намерении Стилихона приобрести влияние при восточном дворе, относился к своему западному сопернику с большим подозрением. В 397 г. Стилихон по наущению Евтропия был объявлен константинопольским сенатом государственным преступником. В течение следующего десятилетия обе части империи находились в состоянии то тайной, то открытой вражды друг с другом, даже несмотря на то, что в 395 г. Стилихон согласился уступить Восточную Иллирию Востоку.

Внутренняя политика Евтропия породила сильную оппозицию, выступавшую против евнуха. Дело закончилось его смещением и казнью в 399 г. Часть этой оппозиции была из мятежных остготов, обосновавшихся во Фригии, и их союзников-варваров. Несколько месяцев в 400 г. готы под началом своего бывшего военачальника Гаинаса занимали Константинополь. Этот кризис сообщил решающий импульс антигерманскому движению, набиравшему силу с момента заключения Феодосием I договоров с готами и последующего интенсивного проникновения в правительство и армию варварских элементов. Теперь главные силы готских повстанцев были ликвидированы – частично толпой в столице, частично имперской армией. Восточную армию очистили, по крайней мере временно, от некоторых варварских элементов, правда, после смерти Аркадия (408) германских солдат снова стали набирать в римскую армию. Однако эти новые федераты шли в нее не племенами, а по отдельности, соблюдали принятую у римлян дисциплину, служили под началом римских офицеров и потому представляли не слишком большую политическую опасность. В западной части империи такой реорганизации не было, и отряды федератов продолжали служить целыми племенами под командованием собственных лидеров. Более того, с этого времени и далее богатые и влиятельные люди в обеих половинах империи, особенно военные, часто нанимали и использовали большое количество личных кавалеристов, buccellarii, которые обычно были гуннами, германцами и прочими варварами. Как правило, они являлись отличными солдатами, но со временем оказывались источником политической опасности для западного правительства, потому что обычно были больше преданы своим нанимателям, чем императору. На Востоке регулярная армия оказалась достаточно сильной, чтобы принять федератов и не позволить buccellarii угрожать политической стабильности в стране.

Антигерманская политика восточного правительства, естественно, обостряла отношения с Западной империей, управляемой Стилихоном, который, будучи германцем по происхождению, с энтузиазмом проводил политику германофила Феодосия I. В 401 г. Аларих и его вестготы покинули Иллирик и вторглись в Италию, которая не видела иностранных оккупантов со времени правления императора Аврелиана (270–275). Организуя оборону, Стилихон вывел войска из Британии и с рейнской границы. Он также включил в западную армию контингенты вандалов и аланов. С этими силами Стилихон разгромил вестготов в двух битвах – при Полленции и Вероне (402), заключил с Аларихом договор о дружбе и поселил свой народ на реке Саве. Во время первого вторжения Алариха в Италию двор Гонория нашел убежище в Равенне, оставшейся резиденцией западных императоров и в V в.

Защита Италии от Алариха и вестготов существенно ослабила западные провинции. В 405 г. крупная армия, состоявшая из вестготов и других варваров, которой командовал Радагайс, пересекла Дунай и Альпы и вторглась в Италию. Стилихон смог разгромить ее, но уже в следующем, 406 г. аланы, вандалы и свевы переправились через Рейн в Галлию, вскоре за ними последовали бургунды и алеманны. В результате галльские провинции понесли серьезный урон. Одновременно Галлия и Испания попали в руки узурпатора Константина и были временно потеряны для Гонория. Кризис усугубился угрозой второго вестготского вторжения в Италию. Стилихон стремился к продолжительному сотрудничеству с Аларихом, но, как было в Константинополе восемью годами раньше, в Равенне одержала верх антигерманская политика. Стилихон был казнен, его семья и сторонники убиты или запуганы (408). Таким образом, внутренние трудности империи, конфликты между восточным и западным правительством и разные политические линии, проводимые по отношению к варварам в империи и за ее пределами, открыли границы для вторжения варваров и на Востоке, и на Западе. Они также облегчили условия для набегов гуннов и их подданных на империю, равно как и рекрутирование гуннов для участие в римских войнах.

Среди современников гуннского противоборства с Восточной империей было две выдающиеся фигуры: святой Амвросий Миланский – на Западе (о нем уже говорилось) и Иоанн Златоуст – на Востоке. Последний был священнослужителем в Антиохии, потом на шесть трудных лет (397–403) стал константинопольским патриархом. Он сталкивался с многими важными людьми, включая александрийского патриарха Феофила (397–403) и правящую императрицу Евдоксию. Он составлял и произносил много проповедей, писал письма, в которых есть и ссылки на отношения с гуннами. Поэмы Клавдиана Александрийского о Стилихоне и других исторических фигурах также часто упоминаются в этой книге. Но если Клавдиан восхищался Стилихоном и его политикой, его современник Клавдий Рутилий Намациан в произведении о его возвращении из Рима в родную Галлию объявил Стилихона предателем, заклеймил его германофильство и политику, направленную против язычников.

Как было сказано, во время правления Аркадия принимались энергичные меры на Востоке, чтобы ликвидировать опасные последствия германизации правительства и армии. На Западе убийство Стилихона было частично инспирировано аналогичной антигерманской политикой. На самом деле на протяжении всего оставшегося периода правления Гонория антигермански настроенные официальные лица часто стояли у руля, но они редко могли обойтись без военной помощи германских или гуннских отрядов, набранных внутри империи или за ее пределами. Антигерманские лидеры западного правительства, по существу, сыграли на руку Алариху и вестготам, тогда населявшим провинцию Норик. Вестготы требовали денежной компенсации за военную службу на правительство Стилихона. Это требование было отвергнуто новым правительством. И в 408 г. Аларих вторично вторгся в Италию. Дважды его вестготы осаждали Рим – в 408 и 410 гг. Во второй раз Вечный город, который не видел врагов в своих стенах уже восемь столетий, был разграблен вестготами. Несколько раз во время пребывания Алариха в Италии гуннские банды выступали на стороне правительства против вестготов. Аларих умер в конце 410 г., и королем стал его родственник Атаульф. Вестготы в 411 г. продолжили грабежи в Южной и Западной Италии, но в следующем году все же удалились в Галлию.

В это время галльские и испанские провинции империи стали свидетелями и узурпирования власти, и варварских вторжений. Вандалы, аланы и свевы ушли из Галлии в Испанию (409). Другие аланские группы и бургунды поддержали мятежного императора и угрожали вторгнуться в Галлию. Под влиянием этой угрозы правительство в Равенне дало вестготам разрешение обосноваться в Галлии. Но уже в 413 г. противостояние между варварами и правительственными войсками снова возобновилось, и варвары захватили ряд важных городов на юге Франции. В конце концов трудности со снабжением заставили Атаульфа покинуть Галлию и перебраться через Пиренеи в Испанию (414–415). Там вестготы согласились на еще один договор с Равенной, который обещал им ежегодные поставки зерна в обмен на военную службу в качестве федератов (416). В 418 г. они наконец ушли из Испании и обосновались на землях Юго-Западной Галлии, в провинциях Аквитания Секунда, Новемпопулана и Нарбоника Прима. Поколением позже галльские вестготы сыграли решающую роль в грандиозном сражении против гуннов в locus Mauriciaus – это место обычно называют Каталаунские поля (недалеко от Труа). После того как вестготы окончательно обосновались в Галлии, аланы и вандалы в Испании поселились в юго-восточной провинции Бетика.

Эта последняя консолидация и усмирение Западной империи, в первую очередь Галлии и Испании, в течение десятилетия после разграбления вестготами Рима, были заслугой первого министра императора Гонория, генерала Флавия Константина. Он женился на сестре императора, принцессе Галле Плацидии, вдове вестготского лидера Атаульфа. В 421 г. он был возвышен до ранга соправителя (Констанций III), но в конце этого года умер. Его вдова была обвинена в заговоре против брата и в 423 г. бежала в Константинополь вместе с четырехлетним сыном Валентинианом. Позднее в том же году ее брат Гонорий умер, и его племянник, восточный император Феодосий II (408–450), формально стал единоличным правителем империи.

В последние годы жизни Аркадия и начале правления его сына Феодосия II бразды правления империей держал в своих руках преторианский префект Востока Антемий (404–414). При нем Константинополь получил мощные фортификационные сооружения – вал Феодосия. Монументальные стены окружили значительно большую территорию, чем занимал город, построенный его основателем Константином I Великим, и их руины до сих пор существуют на западе и севере города. После исчезновения Антемия в 414 г. регентство при малолетнем императоре выполняла его сестра Пульхерия, которая в 421 г. убедила юного Феодосия жениться. Новая императрица Евдокия постепенно взяла в свои крепкие руки слабого супруга. Через несколько месяцев после свадьбы восточные армии атаковали персидскую Армению и заключили мир с персидским царем. В 422 г. гунны вторглись во Фракию.

В 423 г. в Константинополь прибыла Галла Плацидия и ее сын Валентиниан. Первоначально при дворе не было выказано намерения отказаться от притязаний Феодосия I на Запад, признав Валентиниана – наследника Гонория. Но у Галлы Плацидии были могущественные союзники на Западе, в первую очередь командующий в римской Северной Африке Бонифаций, который стал угрожать блокирование поставок зерна в Италию, если Валентиниан не станет императором. Более того, двор в Равенне, желающий во что бы то ни стало обеспечить свою независимость от Константинополя, объявил императором высокопоставленного чиновника Иоанна. Оказавшись перед лицом двойной угрозы, правительство Феодосия II решило поддержать претензии Валентиниана на западный трон и отобрать Италию у узурпатора Иоанна силой оружия. Восточными армиями командовали алан Ардавур и его сын Аспар. Последнему предстояло играть видную роль в восточной политике в течение трех следующих десятилетий. Крепость Равенна пала благодаря предательству. Иоанн был убит, а Валентиниан объявлен Августом в Риме (425). Во время гражданской войны в Италии Иоанн ожидал прибытия гуннских федератов, набранных дворцовым чиновником Флавием Аэцием, но тот с 60 тысячами гуннов прибыл в Италию через несколько дней после казни Иоанна и был отослан обратно. Аэцию поручили защищать Галлию от германских, а позднее и гуннских захватчиков.

Важные свидетельства гуннских набегов и вторжений конца IV – начала V в. содержатся в трудах двух отцов Западной церкви. Первый – это святой Иероним (около 348–420), переводчик Библии на латынь, много путешествовавший по Восточной империи и в 389 г. осевший в Вифлееме – в Палестине. Некоторые его письма являются свидетельством чувства ужаса, которое внушали населению империи захватчики с Востока. Еще более важной литературной фигурой этого периода является Августин (354–430), начиная с 395 г. североафриканский епископ. Свой самый важный труд, City of God, он написал в 413–426 гг. под влиянием разграбления вестготами Рима. Этот труд, наряду с некоторыми другими, цитируется в этой книге как источник сведений о гуннах. Информация о гуннах содержится и в историко-теологическом труде, завершенном, вероятно, в 418 г. одним из учеников Августина, испанцем Орозием, и написанном, как и City of God, чтобы объяснить падением Рима.

Правление Валентиниана III на Западе и заключительный период правления Феодосия II на Востоке совпали с наивысшим расцветом могущества гуннов. Их царство включало в себя множество племен варваров, германцев и не только – в него вошли, к примеру, акациры, жившие на северном побережье Черного моря. Феодосий II оставался марионеткой в руках своего ближайшего окружения и супруги Евдокии до 433 г., а позже – в руках главного евнуха Хризафия и снова появившейся на политической арене сестры императора Пульхерии. В этот период к укреплениям столицы были добавлены стены со стороны моря. Они тянулись вдоль бухты Золотой Рог и Мраморного моря, защищая город от нападения вандалов. Восточная империя также в 441–442 гг. вела вялую войну со своим грозным соседом с востока – Персией.

При Феодосии II египтянин Олимпиодор написал исторический труд о периоде 407–425 гг. Еще важнее для освещения истории гуннов был софист и историк Приск из Паниона во Фракии, который часто фигурирует в этой книге. В 448 г. он участвовал в посольстве ко двору гуннского правителя Аттилы и позже включил свой рассказ о путешествии и жизни при гуннском дворе в исторический труд о 411–472 гг. Также важны для истории гуннов церковные истории Сократа и его современника Созомена, а также Феодорита – все они продолжили «Церковную историю» Евсевия Кесарийского до правления Феодосия II. Биография святого Ипатия, египетского монаха, ставшего аббатом Руфинианского монастыря недалеко от Халкидона, была написана его учеником Каллиником. Она также содержит ценную информацию о гуннах. В конце долгого правления Феодосия II по инициативе правительства началось составление первого официального собрания имперских законодательных актов – Codex Theodosianus. Он был обнародован в 438 г. в обеих частях империи. В кодексе содержались все имперские законы, изданные до 312 г. На него часто ссылается автор настоящей книги, как на важный источник информации о гуннах и связанных с ними проблемах. Другой официальный документ конца IV – начала V в. – Notitia Dignitatum – перечень гражданских и военных должностных лиц, их штатов и военных подразделений.

Кроме гуннских вторжений и набегов на Балканы, главные события начала V в. в той или иной степени были связаны с христологическим вопросом, иными словами, с тем, как в личности Иисуса Христа сочетаются божественный и человеческий аспекты. В первой половине V в. этот вопрос расколол христианское население Восточной империи, где теологическая проблема осложнялась борьбой между церковными властями, особенно между главами Александрийской и Константинопольской церквей. Одну крайность представляли несторианцы, сторонники патриарха Нестория из Константинополя (428–431), который был последователем Антиохийской школы теологов и настаивал на строгом разделении божественной и человеческой сущностей Христа. Главными антагонистами Нестория были александрийские патриархи Кирилл (412–444) и Диоскор (444–451), утверждавшие, что в воплощенном в человеческий облик Христе две сущности объединились в одну – божественно-человеческую. Доктрина единой сущности – монофизитизм – одержала верх над несторианством на III Вселенском соборе в Эфесе в 431 г. и еще раз – в 449 г.

Вскоре после первого из них Несторий отправился в ссылку, во время которой написал труд Book of Heraclide, в котором он защищал свои взгляды. Книга сохранилась в сирийском переводе. После смерти Феодосия II к власти пришел его преемник Маркиан (Марциан) (450–458), супруг принцессы Пульхерии. По его инициативе после консультаций с папой Львом I (440–461) в 451 г. был созван IV Вселенский собор в Халкидоне. Он подтвердил осуждение несторианства, продолжавшего существовать только за пределами империи, и объявил, что даже после воплощения в человеческий облик Христос был един в двух сущностях. Эта компромиссная формула практически ничего не решила, и в течение двух следующих столетий споры относительно монофизитизма оставались главной религиозной и политической темой на востоке страны и в отношениях между Востоком и Западом.

Тем временем Восток, особенно Балканский полуостров, сильно страдал от гуннского вторжения и крупной дани, выплачиваемой гуннам, в соответствии с разными договорами, заключенными с ними восточным правительством. Тем не менее это правительство было достаточно сильным, чтобы не дать гуннам и их союзникам-варварам основать варварские царства на своей территории. Иная ситуация сложилась на Западе во время правления Валентиниана III. Здесь правительство было слабым в военном отношении и не могло защитить себя против бесчисленных врагов-варваров, не прибегая к помощи гуннских или германских вспомогательных частей. Реальная власть принадлежала даже не императору, а главнокомандующему вооруженными силами, magister utriusque militia, обычно отличавшемуся от прочих военачальников титулом патриция. В начале правления Валентиниана III магистром на Западе был Феликс, но в 430 г. он был убит, и его преемником стал Аэций. Как говорилось раньше, Аэция еще во время правления Гонория отправили заложником к гуннскому двору. После своего освобождения Аэций мог использовать гуннские войска там, где считал нужным, даже против правительства в Равенне. Поэтому в 432 г., когда регентша Галла Плацидия пожелала сместить его, Аэций при поддержке гуннского контингента сумел настоять на своем возвращении на должность. В других случаях Аэций смог позвать гуннов на помощь против германских врагов империи, против бургундов в 436 г. и против вестготов в 437 г. Деяния Аэция воспеты в нескольких поэмах его современником Меробавдом.

Гунны, однако, были не единственными варварами, вмешивавшимися во внутренние дела Западной империи. В 427 г. Бонифаций, командующий в Северной Африке, сторонник Галлы Плацидии и Валентиниана III, был доведен дворцовыми интригами в Равенне до отчаяния, взбунтовался и сразу ощутил угрозу прибытия многочисленной имперской армии в Африку. В этой ситуации он прежде всего призвал на помощь вандалов, потом обосновался в испанских провинциях Бетика и Карфагененсис. При короле Гайзерихе (ум. 477) они в 429 г. пересекли Гибралтарский пролив и после ряда побед создали мощное и независимое государство вандалов в богатейших североафриканских провинциях Проконсульская и Бизацена. Самым угрожающим для Западной Европы вообще и для Италии в частности было создание сильного флота вандалов. Это сделали после захвата Гайзерихом Карфагена в 439 г. Одновременно британские провинции заняли англы, саксы и юты. Бургунды и аланы обосновались в галльских провинциях Вьенская и Арморике (Бретань), отколовшихся от империи.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ГЛАВА II РИМСКАЯ ЖИВОПИСЬ

Из книги Секс и страх автора Киньяр Паскаль

ГЛАВА II РИМСКАЯ ЖИВОПИСЬ В одном из диалогов Ксенофонта Сократ спрашивает Паррасия, в чем суть живописи. Сократ был приговорен к смерти в 399 г. до н. э. Ксенофонт написал свои «Воспоминания» в 390 г. до н. э. в Скилле.Однажды Сократ пришел в мастерскую афинского художника


ГЛАВА V РИМСКАЯ ЭРОТИКА

Из книги Культура древнего Рима. В двух томах. Том 1 автора Гаспаров Михаил Леонович

ГЛАВА V РИМСКАЯ ЭРОТИКА Археологи свидетельствуют, что в узорах одежды мужчин и женщин отражены два явления — война и эрос. На латыни — Марс и Венера. Марс — это противостояние смерти. Венера — соблазняющее разглядывание, которое вызывает гнев (Марс) коитуса, но подчиняет


ГЛАВА XI РИМСКАЯ МЕЛАНХОЛИЯ

Из книги Англия: Портрет народа автора Паксман Джереми Диксон

ГЛАВА XI РИМСКАЯ МЕЛАНХОЛИЯ Что есть мир? Следы, оставленные волной, когда она медленно откатывается назад от берега. Имя этой кипучей волны, говорит Лукреций, — voluptas; она рождается от фасцинуса, который любовное наслаждение сокращает после каждого коитуса. Живопись — это


3. РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ

Из книги Сексуальная жизнь в Древнем Риме автора Кифер Отто

3. РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ Мы не будем здесь останавливаться на принципате Августа, все мыслимые точки зрения на который неоднократно высказывались в обширной литературе[22]. Отметим кратко лишь то, что имеет значение для нашей темы. Август был выдающимся государственным


ГЛАВА 3 АНГЛИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ

Из книги Люди, нравы и обычаи Древней Греции и Рима автора Винничук Лидия

ГЛАВА 3 АНГЛИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ Когда говорят «Англия», иногда имеют в виду Великобританию, иногда — Соединенное Королевство, иногда — Британские острова, но под этим никогда не подразумевается Англия как таковая.Джордж Мэйкс. Каково быть чужимХарактерно, что англичанам


Глава 4. Россия в период татарского нашествия (XIII-XV веков)

Из книги Юго-Восточная Азия в XIII – XVI веках автора Берзин Эдуард Оскарович

Глава 4. Россия в период татарского нашествия (XIII-XV веков) Европа и Россия. ? Нравственная сила русского народа. ? Падение нравственности. ? Правление. Начало самодержавия. ? Правосудие. ? Торговля и деньги. ? Положительная роль духовенства и церкви. ? Обычаи и одежда XIII века. ?


14. Традиции Одиссея Греческое и римское побережья Беотия. — Греческие колонии. — Афины. — Эгейское и Ионическое моря. — Рим. — Римская империя. Возрождения и их обрамление

Из книги История ислама. Исламская цивилизация от рождения до наших дней автора Ходжсон Маршалл Гудвин Симмс

14. Традиции Одиссея Греческое и римское побережья Беотия. — Греческие колонии. — Афины. — Эгейское и Ионическое моря. — Рим. — Римская империя. Возрождения и их обрамление …me tabula sacer votiva paries indicat uvida suspendisse potenti vestimenta maris deo. (А мне гласит Со священной стены надпись, что


Ранняя Римская империя

Из книги автора

Ранняя Римская империя 27 г. до н.э. – 14 г. н.э. – правление Октавиана / Августа в качестве первого римского императора66–67 гг. – римский император совершает путешествие в Грецию, «побеждая» на Олимпийских играх 117–138 гг. – правление императора Адриана 267 г. – герулы