ОРАТОР ЗДРАВОГО СМЫСЛА

ОРАТОР ЗДРАВОГО СМЫСЛА

Есть тип людей удивительно рассудительных, умеющих убедить, как без блеска красноречия, так и без ссылок на науки.

В простой, особенно крестьянской аудитории оратор этого типа часто имеет большой успех. Соображения здравого смысла да ссылки на очевидные факты повседневной жизни - вот все его оружие. Оружие несложное, но часто верно и меткое. Способность, которую мы называем здравым смыслом, к сожалению, не достигается теми или другими упражнениями. Если вы не родились с этой особенностью, то не достигнете больших результатов, опираясь лишь на свои «рассудительность».

Но если вы не лишены этой способности, то знайте, что вовремя воспользоваться «здравым смыслом» - крайне ценно. Особенно «здравый смысл» может помочь вам, если предыдущие ораторы уже достаточно утомили собравшихся и шумом своих ораторских приемов и бесконечными ссылка ми на выводы и данные наук. Оратор здравого смысла часто прибегает к иносказанию, басне, притче, сказочке, анекдоту; он не чужд юмора, он доступен пониманию каждого, а потому и слушают его охотно и награждают достаточным вниманием

Итак, если вам предоставлена возможность Выборг между: 1) громкой фразой, 2) ссылками на выводы науки и 3) доводами здравого смысла, то, не колеблясь, выбирайте последнее; Вы не раскаетесь! Недаром Гаррис считает здравый смысл «основанием адвокатского искусства».

МЫСЛИ ВСЛУХ

Особым типом ораторов должно отметить мыслящих вслух. Говорящий не сообщает вам готовых истин, не призывает вас следовать за тем-то и тем-то, а перед вами и как бы вместе с вами соображает как вернее решить вопрос.

Он приведет соображения за высказываемое положение, приведет соображения против него, сопоставит их так, что вывод сам напрашивается у слушателей.

Мыслить вслух - счастливая черта немногих ораторов. Однако есть мысли вслух и отрицательного свойства: вот, например, оратор забыл, что еще хотел сказать; остановился, схватился за голову, думает.

А слушателям или от души жаль «беднягу», или открыто смеются над ним!

Под мыслями вслух мы отнюдь не разумеем припоминаний или хватания за первую попавшуюся мысль, а лишь уменье так сопоставить свои соображения, чтобы выводы как бы родились здесь, в аудитории, и, прежде всего, в головах слушателей.

Гаррис указанный нами прием считает самым сильным приемом хорошего адвоката: «Существует способ повлиять на ум присяжных, нимало не подавая виду об этом, и этот способ самый успешный из всех. Все люди более или менее склонны к самомнению, и каждый считает себя умным человеком. Каждый любит разобраться в деле собственными силами: всякому приятнее самому найти ответ на загадку, чем узнать ее от других, приятно думать, что он не хуже всякого другого умеет видеть под землей».

Итак, не забывайте, что иногда сильнейшим ораторским приемом является уменье предоставить, слушателям самим разобраться и самим прийти к намеченному вами выводу.

Оратор, мыслящий вслух, - с внешней стороны не блестящ, медлителен (не чрезмерно!), но и привлекателен, даже и при явных недостатках речи.

Тургенев рассказывает о речи одного англичанина: «Он говорил довольно медленно, как будто запинаясь искал слов, в промежутке их произносил и растягивал букву а… а…, помогал себе движениями правой руки и всегда находил красивое и точное окончание фразы. Он, видимо, импровизировал свою речь. Эта неловкость, эта постоянно возвращающаяся буква "а", эти запинки составляют отличительную черту английской речи; и странное дело - эта черта становится понятна, почти приятна вам, как только вы свыкнитесь с англичанами, с их характером, она придает их речи какую-то естественность, что-то добродушное и неподготовленное, лишает ее всякого оттенка фразы».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Цицерон как политик и оратор

Из книги Древний Рим автора Миронов Владимир Борисович

Цицерон как политик и оратор Однако настало время обратить внимание на Цицерона (106—43 гг. до н. э.). «Это – самая богатая из всех завещанных нам древним миром личностей» – так написал о нем профессор Ф. Зелинский (в Словаре Брокгауза и Ефрона). В нем видим, возможно, самое


ЭМОЦИОНАЛЬНО-ВООДУШЕВЛЕННЫЙ ОРАТОР

Из книги Живое слово автора Mitrov

ЭМОЦИОНАЛЬНО-ВООДУШЕВЛЕННЫЙ ОРАТОР Впечатлительные натуры вкладывают в свои слова не только мысли, но и чувства. Они способны на воодушевление, которое, невольно передаваясь слушателям, воодушевляет и их. Таков, например, герой тургеневского романа «Рудин». «Он говорил


ОРАТОР-ЭРУДИТ

Из книги Англия: Портрет народа автора Паксман Джереми Диксон

ОРАТОР-ЭРУДИТ Если лучшим агитатором является воодушевленно-эмоциональный тип оратора, то лучшим пропагандистом, распространяющим, углубляющим и отстаивающим новые идеи, является бесстрастный, спокойный оратор, вооруженный не только даром речи и здравым смыслом, но и


ГЛАВА 6 ПРИХОЖАНЕ ЗДРАВОГО СМЫСЛА

Из книги Статьи из газеты «Известия» автора Быков Дмитрий Львович

ГЛАВА 6 ПРИХОЖАНЕ ЗДРАВОГО СМЫСЛА Англичанин задумывается о добродетели, лишь испытывая дискомфорт.Джордж Бернард Шоу,Человек и сверхчеловекВсем известно, что Бог — англичанин. Иначе разве Англия стала бы первой действительно мировой империей? Вот и герцог


«В истории смысла нет, а в жизни — есть»

Из книги Многослов-3, или Прочистите ваши уши: первая философская книга для подростков автора Максимов Андрей Маркович

«В истории смысла нет, а в жизни — есть» Беседа поэта Александра Кушнера с писателем Дмитрием БыковымКушнер нечасто балует Москву поэтическими вечерами. Последний он дал в Большом зале ЦДЛ — при минимуме рекламы, без традиционных атрибутов юбилея вроде вступительных


Человечество в поисках смысла

Из книги Секс, наркотики и экономика. Нетрадиционное введение в экономику автора Койл Диана

Человечество в поисках смысла Методологическое значение подхода к миру как к дуальной оппозиции исключительно велико, так как такая оппозиция представляет собой необходимую форму соединения и одновременно противопоставления знания и незнания, известного субъекту и


Введение. Почему экономика лучше здравого смысла

Из книги Русский язык и культура речи: курс лекций автора Трофимова Галина Константиновна

Введение. Почему экономика лучше здравого смысла Многим может показаться, что писать книгу с целью популяризации экономики — это чрезвычайно амбициозный проект. Эта тема непривлекательна по многим причинам.Основная причина состоит в том, что экономика может показаться


Лекция 2 Подготовка публичной речи. Оратор и аудитория

Из книги Эротическая утопия: новое религиозное сознание и fin de si?cle в России автора Матич Ольга

Лекция 2 Подготовка публичной речи. Оратор и аудитория План1. Подготовительный этап выступления.2. Создание речи.3. Композиция публичной речи.4. Оратор и аудитория.Классическая риторика состоит из следующих частей:– инвенция (лат. изобретение) – создание


Глава 2. Смысл «смысла любви»

Из книги О Набокове и прочем. Статьи, рецензии, публикации автора Мельников Николай Георгиевич

Глава 2. Смысл «смысла любви»


Глава 2. Смысл «Смысла любви»

Из книги Когда рыбы встречают птиц. Люди, книги, кино автора Чанцев Александр Владимирович

Глава 2. Смысл «Смысла любви» 1 Это объяснение получено от экономиста И. И. Янжула, который узнал его от Ковалевского (Мочульский К. Владимир Соловьев. 2–е изд — е. Париж: YMCA Press, 1953. С. 66).2 Vogue Е. — М. de. Sous l’horizon: Hommes et Choses d’hier. Paris: Librairie Armand Colin, 1904. P. 17–18. Цит. по: Мочульский К.


Свобода смысла

Из книги Антропология революции автора Коллектив авторов


Коллективная самость. Ханна Арендт: интерпретация здравого смысла как истины самости

Из книги Машины зашумевшего времени [Как советский монтаж стал методом неофициальной культуры] автора Кукулин Илья Владимирович

Коллективная самость. Ханна Арендт: интерпретация здравого смысла как истины самости Если философ высказывает научную истину, когда говорит, что чувственные данные человека приватны ему самому, то он имеет в виду и вытекающий отсюда вывод: поскольку индивид


Разрыв смысла как творческая сила

Из книги автора

Разрыв смысла как творческая сила Письмо травмы стало еще с 1970-х годов предметом внимательного изучения психологов и филологов. Его постоянными признаками считают «вытеснение» самой травмы, которая не упоминается в тексте (или затрудненность разговора о ней), и