Сцена 4

Сцена 4

Чичагов:

Должен заметить, господа, что политическая ситуация в мире продолжает накаляться.

Да Бреме:

Особенно на моей родине после расстрела Мюрата в 1815 году и окончания французского владычества.

Рекамье:

Ах, адмирал. Наслышаны о ваших заслугах...

Чичагов (с иронией):

Смею предположить, не только о заслугах. Как пишет одна газета, я «принадлежу к скорбному списку людей, совершивших для отечества несравненно менее того, на что они были способны и к чему были призваны».

Хобхауз:

Милорда, да и меня волнует вопрос, почему вы дали Бонапарту возможность уйти из России. Ведь именно вы не преградили ему путь из Березины своей армией.

Чичагов:

Так сложились обстоятельства. Прибыв в Борисов, я нашел положение дел крайне печальным. Генерал Ламберт, которому я доверял и хотел поручить командование авангардом, был ранен и поэтому не мог принимать участие в сражении. Местность, вообще в большей степени не благоприятная для отражения, не была должным образом изучена.

Де Брой:

Насколько мне известно, вы обязаны были устроить под Борисовом укрепленный лагерь, что имело целью остановить французскую армию.

Чичагов:

Для инженерных работ оставалось весьма мало времени, то есть со дня на день нужно было ожидать неприятеля. Земля промерзла на значительную глубину, в армии нашелся всего один инженерный офицер, способный руководить строительством укрепления, словом, обстановка сложилась так, что было трудно выполнить данный мне приказ.

Де Брой:

И все же Наполеон – выдающаяся личность. Как ловко он провел обманный маневр!

Чичагов:

Конечно, вы правы, он талантливый полководец и храбрый солдат. Пока я двигался вниз по реке, основные события развернулись возле деревни Студенка: французская армия начала переправу на правый берег.

Да Бреме:

Но где в это время был Витгенштейн? Ведь ваши армии должны были соединиться, чтобы дать отпор французам.

Чичагов:

Как я узнал позднее, Витгенштейн вышел к реке лишь два дня спустя после начала переправы французских войск. Его медлительность и осторожность с выдвижением к Березине и опасение столкновения с основными силами Наполеона, на мой взгляд, сыграли роковую роль.

Рекамье:

Не будем столь строги к адмиралу. Насколько верно такое мнение, трудно сказать определенно. Несомненно, господин Чичагов менее виновен в несчастном для русской армии исходе переправы через Березину, чем это принято считать.

Байрон:

Одно мы знаем точно: всякий тиран бывает в свой черед низвергнут – от Наполеона до простого смертного.

Хобхауз:

Вот об этом вы и говорили в наполеоновском цикле:

Сверхчеловек, то низок, то велик,

Беглец, герой, смиритель усмиренный,

Шагавший вверх по головам владык,

Шатавший императорские троны,

Хоть знал людей ты, знал толпы законы,

Не знал себя, не знал ты, где беда,

И, раб страстей, кровавый жрец Беллоны,

Забыл, что потухает и звезда

И что дразнить судьбу не надо никогда.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

СЦЕНА ПИСЬМА

Из книги Древние семитские цивилизации автора Москати Сабатино

СЦЕНА ПИСЬМА Рассказ Перевод с английского М. ГАЛЬПЕРИНОЙ Вдохни поглубже. Еще ничего не надо делать, ты не готова. А когда ты будешь готова? Никогда. Никогда. Это означает, что я должна начать сейчас. Не начинай, даже и думать не смей, это слишком трудно. Нет, слишком просто.


Сцена в ресторане.

Из книги Веселые человечки [культурные герои советского детства] автора Липовецкий Марк Наумович


Глава 1 СЦЕНА

Из книги Игра как феномен культуры автора Гузик М. А.

Глава 1 СЦЕНА На западе обширного Азиатского континента расположен большой полуостров, с трех сторон окруженный морями и имеющий сухопутную связь с Африкой. Этот полуостров называется Аравийским. Значительную его часть покрывает пустыня или полупустыня, на севере


Экран и сцена

Из книги автора

Экран и сцена То, что отличает Карлсона из мультфильма от всех театральных Карлсонов, то, что делает его уже много лет любимым героем детей и взрослых, можно условно назвать «игрой в театр». Карлсон постоянно ведет себя как актер: он все время представляет себя стоящим на


Сцена 1

Из книги автора

Сцена 1 Кружок: Рекамье, Констан, да Бреме, Альбертина, две девушки с книгами в руках.Рекамье:Читала ваш роман «Адольф»… Не думаю, что он будет пользоваться популярностью.Констан:В самом деле? (Встает задетый, возмущенный). И все-таки мы разучились любить, верить, разучились


Сцена 2

Из книги автора

Сцена 2 Входят Джордж Байрон, Джон Хобхаус, Джон Уильям Полидори, Павел Васильевич Чичагов.Лакей:Лорд Байрон, господа Хобхаус, Полидори, адмирал Чичагов.Действие переносится на авансцену. В глубине сцены продолжается разговор. Де Сталь подходит к вновь прибывшим.Байрон


Сцена 3

Из книги автора

Сцена 3 (Мадам де Сталь берет Байрона под руку и отходит с ним к авансцене).Де Сталь:Кстати, давно хотела с вами поговорить … (пауза). Я считаю своим долгом, дорогой Байрон, сообщить вам о болезни вашей жены.Байрон:Сказать, что я просто огорчен, услышав о болезни леди


Сцена 4

Из книги автора

Сцена 4 Чичагов:Должен заметить, господа, что политическая ситуация в мире продолжает накаляться.Да Бреме:Особенно на моей родине после расстрела Мюрата в 1815 году и окончания французского владычества.Рекамье:Ах, адмирал. Наслышаны о ваших заслугах...Чичагов (с


Сцена 5

Из книги автора

Сцена 5 Байрон и Хобхауз подходят к де Сталь.Байрон: Вы как всегда блистательны. К сожалению, должен откланяться.(Целует руку).Хобхауз: Я покорен прелестями вашего ума, вашим очарованием. Очень мне грустно покидать ваш восхитительный вечер, но, увы, не могу оставить друга