Цветы и прекрасная дама

Цветы и прекрасная дама

Артур Рондо

Иван Семенович Куликов (1875-1941) Натюрморт. Букет садовых цветов в фарфоровой вазе. 1929 Холст, масло. 72 х 67 Частное собрание, Москва

Владимир Васильевич Лебедев (1891~1967) Портрет художницы Н.ЛекаренкоНачало 1930-х Холст, масло. 86 х 66 Частное собрание, Москва

Что общего между портретом притягательной женщины, написанной художником с очевидным любованием моделью, и «вкусно» изображенным, приковывающим взгляд натюрмортом с букетом цветов? Известно, что существенное различие между портретом и натюрмортом в начале XX века в русском искусстве было практически сведено на нет, в первую очередь – благодаря «Бубновым валетам». Для Кончаловского и его друзей было почти все равно, что изображать: «снедь московскую» или женскую фигуру – и то, и другое под их кистью становилось гимном красоте земной. Разумеется, подобное отношение к натуре не было уникальным в русской живописи: в те же годы продолжали сохранять свои позиции психологический портрет и бидермейеровское, т. е. почти сакральное отношение к предмету. И все же простота и прямота «натюрмортного» видения были весьма привлекательны и влиятельны. Примером тому могут служить две примечательные работы из московского частного собрания, написанные художниками разной выучки и творческих ориентаций, но объединенные этим общим ощущением красоты бытия. Речь идет о букете кисти Ивана Куликова и женском портрете работы Владимира Лебедева.

Живописный «Натюрморт. Букет садовых цветов в фарфоровой вазе» ученика Репина Ивана Куликова датируется 1929 годом. Необычный ярко-желтый фон сразу привлекает внимание, которое вознаграждается сочными тонами зелени листьев и трав и разнообразием оттенков красного, оранжевого, сиреневого – соцветий, образующих роскошную крону. Эта крона возвышается над изящной зеленой вазой в форме свернутого листа, которую украшает еще одно изображение цветов, написанных, правда, менее сочно, чем букет наверху, но в то же время перекликающихся с ним по тону. Художник, более известный как жанрист и портретист (соавтор своего учителя Репина в работе над «Заседанием Государственного совета»), Куликов, благодаря этому великолепному холсту, оказывается в ряду выдающихся мастеров отечественного натюрморта – от Сапунова до Машкова – и всецело вписывается в традиционную московскую живописную манеру начала XX века, развивавшуюся в тесном взаимодействии с европейскими, особенно – французскими художественными идеями.

От прекрасно написанного букета цветов так же трудно отвести взгляд, как и от искусного изображения обаятельной молодой женщины – разумеется, если смотрящий склонен к любованию красотой окружающего мира. Незаконченный «Портрет художницы Н.Лекаренко» Владимира Лебедева относится к началу 1930-х годов – периоду, когда бывший кубист, конструктивист, автор выразительных политических плакатов РОСТА и прекрасный иллюстратор детских книжек обратился к более классичной манере трактовки формы. В эти годы, по словам одного из исследователей творчества Лебедева – Всеволода Петрова, – в работах художника «полихромия превращается в декоративную гармонию, гораздо более близкую к Мане и импрессионистам, нежели к Браку» (В.Петров. Владимир Васильевич Лебедев. Л., 1972, с. 173). Действительно, в работах Лебедева этих лет – масляных женских портретах, акварельной серии «девушек с букетами» и т.д. – тона становятся менее контрастными, их яркость ослабевает, а цветовые пятна нередко получают «эмалевую» или матовую поверхность, напоминая о манере позднего Огюста Ренуара. Молодая женщина в шляпке и цветастом платье с белым бантом изображена на светло-бежевом фоне смотрящей прямо на зрителя. Конечно, здесь вряд ли можно говорить о «натюрмортном видении», которое было свойственно другим художникам этого времени, по преимуществу – москвичам. И не только потому, что Лебедев – петербуржец. Но еще и потому, что он испытал в свое время довольно значительное влияние французской живописной традиции, которая всегда предполагала некую иерархию элементов и где изображения лица и фигуры, особенно женских, всегда стояли на первом по значению месте.

Бесспорно, оба рассмотренных живописных произведения во многом различны. Но столь же несомненно, что их объединяет европейская свобода в выборе мотива и особая неспешная маэстрия его живописной интерпретации. И еще одно: эти два полотна – убедительный аргумент в пользу довольно состоятельного взгляда на русскую художественную школу первой трети XX века, вплоть до середины 1930-х годов, как на единый, а главное – внутренне органичный феномен, основные качества которого сохранялись неизменными и не могли быть полностью уничтожены даже при советской власти почти двадцатилетним господством «политической целесообразности» и «социального заказа масс».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ПРЕКРАСНАЯ ГАДИНА

Из книги Эссе, статьи, рецензии автора Москвина Татьяна Владимировна

ПРЕКРАСНАЯ ГАДИНА


ПРЕКРАСНАЯ ГАДИНА

Из книги 100 запрещенных книг: цензурная история мировой литературы. Книга 2 автора Соува Дон Б

ПРЕКРАСНАЯ ГАДИНА # «Раздавите гадину»,- так знаменитый французский писатель Вольтер обычно заканчивал письма к друзьям, подразумевая под «гадиной» католическую церковь. Что ж, случилась во Франции революция, католическая церковь сильно потеснилась, уступив место


Цветы зла

Из книги Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры. Приметы и суеверия. автора Лаврентьева Елена Владимировна


Цветы. Рисунок

Из книги Величие Древнего Египта автора Мюррей Маргарет

Цветы. Рисунок Рисунок из рукописного альбома. Акварель. 1820-е


Сады и цветы

Из книги Многослов-3, или Прочистите ваши уши: первая философская книга для подростков автора Максимов Андрей Маркович

Сады и цветы Древние египтяне любили цветы и деревья, поэтому к каждому большому дому обязательно примыкал тенистый сад. В истории Египта часто упоминаются сады, реже сады при храмах, чаще сады у частных домов. Полив был основной проблемой, с которой сталкивался владелец


Эта прекрасная сила

Из книги Веселая наука. Протоколы совещаний автора Головин Евгений Всеволодович


Розы и соловьи. Цветы вообще

Из книги Рукописный девичий рассказ автора Борисов Сергей Борисович

Розы и соловьи. Цветы вообще Попробуем немного упорядочить наш текст и поставить на правильные философские ходули. Однозначность, монотонность суть пародия на термины «единство» или «монада». По мнению А. Ф. Лосева, вся античность была одержима проблемой единства и его


13. Красные цветы

Из книги Настоящая леди. Правила хорошего тона и стиля автора Вос Елена

13. Красные цветы Девушка сидела на вокзале. Слёзы по щекам её текли. А на камнях бережно лежали Нежные красивые цветы По перрону медленно ходила, Поезда давно уже прошли, Девушка на рельсы положила Красные, как кровь, цветы. Видел я её вчера еще счастливой. Парень шёл с ней


Цветы

Из книги Народный быт Великого Севера. Том I автора Бурцев Александр Евгениевич

Цветы Вручение Цветы — универсальный подарок. Украшенный букет является как дополнением к любому презенту, так и самостоятельным подарком. Вручая букет цветов в компании с большим количеством гостей, его желательно подписать, украсить именной открыткой или приложить


ВАСИЛИСА ПРЕКРАСНАЯ

Из книги Кандинский. Истоки. 1866-1907 автора Аронов Игорь

ВАСИЛИСА ПРЕКРАСНАЯ Жил-был купец с женою, и была у них дочь Василиса прекрасная. Жена у купца умерла, и он женился на другой вдове, у которой были свои две дочери. Не возлюбили мачеха и ее дочки Василису прекрасную и задумали ее извести. Послали они Василису прекрасную к


ЕЛЕНА ПРЕКРАСНАЯ [36]

Из книги Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии автора Кононенко Алексей Анатольевич

ЕЛЕНА ПРЕКРАСНАЯ[36] Не в котором царстве, не в котором государстве, именно в том, в котором мы не живем, жил был царь с царицей, а у них была дочь Елена Прекрасная. Она была хороша, только в том беда, — много башмаков изнашивала. Елена Прекрасная каждую ночь уходила, потому и


НАСТАСЬЯ ПРЕКРАСНАЯ

Из книги Тень Мазепы. Украинская нация в эпоху Гоголя автора Беляков Сергей Станиславович

НАСТАСЬЯ ПРЕКРАСНАЯ Не в котором царстве, не в котором государстве, именно в том, в которм мы не живем, жил был царь, а у этого царя был сын да дочь: сын — Иван царевич, дочь — Марья царевна. И был у этого царя круг дворца прекраснейший сад; в этом саду беседка, а у беседки


Цветы и корни

Из книги автора

Цветы и корни В октябре 1850 года в Уральске Шевченко познакомился с поляком Максимилианом Ятовтом, который, как и Шевченко, был отправлен служить рядовым в Оренбургский край. Позднее Ятовт начнет печататься под псевдонимом Якуб Гордон. Он оставит очень интересное