Бальмонт – сын Бальмонта

Бальмонт – сын Бальмонта

О поэте Константине Бальмонте многие слышали, но мало кто его читал, хотя регулярно выходят сборники стихотворений этого видного и плодовитого автора «Серебряного века», его разностороннее творчество тщательно изучается. Изменилось время, изменились эстетические вкусы и художественные оценки. Бальмонтом интересуются сегодня главным образом литературоведы и историки поэзии русского символизма. А в начале XX века его имя гремело по всей России и поэтические выступления собирали огромные залы.

Речь пойдет однако не о нем, а о его совершенно забытом сыне Николае Константиновиче Бальмонте (1890–1924), который тоже писал стихи и вдобавок увлекался музыкой. Большую часть своей недолгой жизни он провел в Петербурге с матерью Ларисой Михайловной Гарелиной (1864–1942), дочерью богатого купца из Шуи, которая получила образование в московском пансионе. Влюбившись в «боттичеллиевскую» красавицу, Бальмонт бросил университет и в 1888 году венчался вопреки воле матери. Но молодая жена оказалась ревнивой, не разделяла интересов мужа и страдала от его необузданного и нервного характера. Брак через два года распался, и в 1896 году поэт, получив развод, женился на переводчице Е.А. Андреевой, ставшей его постоянной помощницей.

Воспитанием юного Коли занималась мать, которая в 1894 году вторично вышла замуж за петербуржца Николая Александровича Энгельгардта (1867–1942), автора исторических романов, консервативного публициста и сотрудника газеты «Новое время». Он происходил из родовитой дворянской семьи (отец – известный экономист-народник), владел имением «Батищево» в Дорогобужском уезде Смоленской губернии, где летом часто гостил его пасынок Коля. В молодости Энгельгардт писал стихи и дружил с Бальмонтом.

Константин Бальмонт

Коля с 1902 года учился (на 4 и 5) в столичной гимназии Я.Г. Гуревича (Лиговский пр., 1/43), известной своим либеральным духом, но с отцом, жившим подолгу за границей, не общался. Окончив в 1911 году гимназию, юноша поступил на китайское отделение факультета восточных языков Петербургского университета. Через год он перевелся на отделение русской словесности, на котором проучился четыре семестра у маститых профессоров: И.А. Шляпкина, И.А. Бодуэна-де-Куртене, С.А. Венгерова и С.Ф. Платонова. Затем из-за «семейных обстоятельств» в учебе наступил двухгодичный перерыв, и только в 1916 году Николай Бальмонт возобновил занятия, но курса так и не кончил. По воспоминаниям О.Н. Гильдебрандт-Арбениной, он «был рыжий, зеленоглазый, со светло-розовым лицом и с тиком в лице…». В стиле тогдашней эстетствующей молодежи товарищи звали его «Дорианом Греем» по имени литературного героя Оскара Уайльда.

Учась в университете, Николай Бальмонт вошел в студенческий кружок поэтов, связанный с Пушкинским обществом и Семинарием Венгерова – отсюда ориентация этих поэтов на пушкинскую эпоху. В кружке состоял также Леонид Каннегисер, сейчас он известен прежде всего убийством М.С. Урицкого. По словам М.И. Цветаевой, в его квартире в Саперном пер., 10, «у всех молодых людей проборы, томики Пушкина в руках». В этой квартире устраивались домашние спектакли с участием молодого Никса Бальмонта, который почитал М.А. Кузмина, общался с Д.С. Мережковским, З.Н. Гиппиус, Р. Ивневым, посещая с ним Ф.К. Сологуба. Известно, что студент писал стихи, но ни одного сборника издать ему не удалось.

У своего друга Каннегисера Никс временами жил, хотя обычным его местопребыванием был четырехэтажный угловой дом на Эртелевом пер., 18 (ныне – ул. Чехова), построенный архитектором П.И. Балинским в стиле эклектики. Там, в шестикомнатной квартире № 14 на последнем этаже, с 1907 года проживали его мать и отчим, а также их дети: Анна Энгельгардт (1895–1942), будущая жена Н.С. Гумилева, и Александр. Никса отчим усыновил.

С Анной Гумилев познакомился в июне 1915 года, на вечере В.Я. Брюсова в Тенишевском училище. «Хорошенькая, со слегка монгольскими глазами и скулами, – вспоминала Гильдебранд-Арбенина – ветреная и вертлявая юная Аня любила бывать в артистических кругах. К неудовольствию Никса, Гумилев женился на ней в 1918 году после развода с A.A. Ахматовой. По словам Анны Андреевны, «женился как-то наспех, нарочно, назло». Новой Анне Гумилев посвятил свой последний поэтический сборник «Огненный столп». В скоротечном браке родилась дочь Елена, она, как и мать, умерла в блокадном Ленинграде в 1942 году. Чуть раньше от голода погибли отец и мачеха Анны, после уплотнения продолжавшие жить с ними в вышеназванном доме в Эртелевом переулке. Жили они скудно («питаемся одним хлебом, картошкой и кипятком»), но репрессии никого не коснулись, несмотря на политическую репутацию H.A. Энгельгарда, называвшего марксизм «ретроградством».

Когда весной 1915 года Константин Бальмонт вернулся из Парижа в Петроград, он поселился на Васильевском острове, на 22-й линии, д. 5, кв. 20. Как вспоминала Андреева: «Просторно, светло, 7 комнат, прекрасная столовая, у меня, кроме кабинета, большая комната для гостей, электричество, ванная, из окон видны снежные пространства, в двух минутах Нева <…>. Целую зиму 1915/16 годов Коля жил у отца в Петербурге, к их обоюдной радости, без малейших столкновений или недоразумений».

«Но сыном своим он был очень недоволен. Все, что он делает, ему не нравится. Со временем он становится ему все более чужд и неприятен. Я думаю, что тогдашнее раздражение Бальмонта на сына происходило от того, что Бальмонт совсем не выносил ненормальных людей, психопатов, людей с каким бы то ни было душевными отклонениями. Раньше, когда Коля был здоров, между ними были хорошие отношения <…>. Коля был близок с отцом, Бальмонт к нему был нежен и внимателен, он обращался с ним скорее как с молодым другом, чем как сыном». Автор мемуаров забывает, что Коля от отца унаследовал нервность, которая и стала причиной его постепенно развивавшегося душевного заболевания. Нездоровье, увы, осложняла богемная жизнь, из-за которой молодой человек вступил в конфликт с семьей.

В сентябре 1917 года Николай с отцом перебрался в Москву, откуда летом 1920 года поэт уехал в Париж, сопровождаемый третьей (гражданской) женой Е.К. Цветковской и дочерью Миррой. Вторая жена Андреева и Николай остались в Москве. «Занимался в консерватории вопросами света и музыки. Он году в 19-м был у нас в Иванове уже с явными признаками нервного заболевания. В Москве он был близок ко второй жене Бальмонта [Е. А.] Андреевой. Она, кажется, принимала в нем участие. Потом он заболел шизофренией и умер в больнице от туберкулеза в 1924 году», – вспоминал Александр Николаевич Энгельгардт, родной брат Анны, о московском периоде жизни несчастливого сына «короля поэтов».

Одноклассник М.В. Бабенчиков писал: «Тяжело было смотреть, как медленно и упорно разрушалась его нервная система, как он терял память и превращался в беспомощного ребенка. Человек с несомненно богатыми задатками, Никс Бальмонт не оставил после себя ничего, и только самые близкие к нему лица смогли оценить его рано погибшее тонкое дарование». На похороны своего единственного сына Константин Бальмонт приехать не смог, да, наверное, и не захотел.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

СТИХИ КОНСТАНТИНА БАЛЬМОНТА

Из книги Поэты и цари автора Новодворская Валерия

СТИХИ КОНСТАНТИНА БАЛЬМОНТА Подборка Валерии НоводворскойКОСТРЫ Да, и жгучие костры Это только сон игры. Мы играем в палачей. Чей же проигрыш? Ничей. Мы меняемся всегда. Нынче «нет», а завтра «да». Нынче я, а завтра ты. Все во имя красоты. Каждый звук – условный крик. Есть


К истории лучшей книги Бальмонта[*]

Из книги Вокруг «Серебряного века» автора Богомолов Николай Алексеевич

К истории лучшей книги Бальмонта[*] Не нуждается в особых доказательствах то, что книга «Будем как Солнце»[354] является лучшей поэтической книгой К. Д. Бальмонта. Однако и вообще творчество этого поэта, и, в частности, эта книга изучены еще весьма неполно. Причины тому,


Брюсов и Бальмонт в воспоминаниях современницы[*]

Из книги История русской литературы ХХ в. Поэзия Серебряного века: учебное пособие автора Кузьмина Светлана

Брюсов и Бальмонт в воспоминаниях современницы[*] Имя Брониславы Матвеевны Рунт (в замужестве Погореловой; 1885–1983) хорошо известно как историкам русской литературы начала XX века, так и просто любителям мемуаров. Сперва к ним имели доступ лишь читатели русской диаспоры, а


Константин Бальмонт

Из книги Говорят что здесь бывали… Знаменитости в Челябинске автора Боже Екатерина Владимировна


Константин Бальмонт

Из книги Петербург: вы это знали? Личности, события, архитектура автора Антонов Виктор Васильевич


Бальмонт – сын Бальмонта

Из книги Образ России в современном мире и другие сюжеты автора Земсков Валерий Борисович

Бальмонт – сын Бальмонта ЦГИА СПб. Ф. 14. Оп. 3. Д. 59082.Азадовский K.M., Лавров A.B. Анна Энгельгардт – жена Гумилева: по материалам архива Д.Е. Максимова // Николай Гумилев: исследования и материалы. СПб., 1994. С. 361, 372, 377. Гильдебрандт-Арбенина О.Н. Гумилев // Там же. С. 438–470.


АНДРЕЕВА (в замужестве Бальмонт) Екатерина Алексеевна

Из книги автора

АНДРЕЕВА (в замужестве Бальмонт) Екатерина Алексеевна 1867–1950Переводчица, мемуаристка; жена К. Бальмонта.«В первый же раз, взглянув в ее лицо, я всей душой к ней потянулась, но… за все время ни разу с ней не заговорила. В этом лице – оживленная, открытая готовность пойти к


БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич

Из книги автора

БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич 3(15).6.1867 – 23.12.1942Поэт, критик, эссеист, переводчик. Публикации в журналах «Весы», «Аполлон» и др. Стихотворные сборники «Под северным небом» (СПб., 1894), «В безбрежности» (М., 1895), «Тишина» (СПб., 1898), «Горящие здания. (Лирика современной души)» (М.,


БАЛЬМОНТ Николай Константинович

Из книги автора

БАЛЬМОНТ Николай Константинович 1891–1926Поэт, пианист, композитор-дилетант. Сын К. Д. Бальмонта от первого брака с Л. А. Гарелиной.«Рыжий, с фарфоровым розоватым лицом, зеленоглазый, и на лице – нервный тик!…Никса в университете звали „Дорианом Греем“» (О. Гильдебрандт.


Бальмонт

Из книги автора

Бальмонт Константин Дмитриевич Бальмонт (1867–1942) – русский поэт, эссеист, историк литературы. • У каждой души есть множество ликов, в каждом человеке скрыто множество людей, и многие из этих людей, образующих одного человека, должны быть безжалостно ввергнуты в огонь.


К. Д. Бальмонт и поэзия индейцев

Из книги автора

К. Д. Бальмонт и поэзия индейцев И Мексика возникла, виденье вдохновенное… Если традицию перевода поэзии индейцев на русский язык не назовешь сложившейся, то, безусловно, ее можно назвать давней. С того времени, как русский читатель впервые смог познакомиться с высокими