Кладовая № 2. Высочайшие пожалования орденов

Кладовая № 2. Высочайшие пожалования орденов

В кладовой № 2 Камерального отделения хранились различные наградные ювелирные изделия и драгоценные камни. Эти изделия регулярно закупались у придворных ювелиров, и в Камеральном отделении всегда имелся внушительный запас наградных ювелирных изделий самой широкой номенклатуры. Официальная номенклатура подарочных изделий была следующей: портсигары, запонки, диадемы и другие головные уборы, ожерелья, браслеты, броши, серьги, разные драгоценные вещи, разные вещи, ленты, банты Екатерининские, жетоны. В книге было две графы: «Приход» и «Расход». В графе «Приход» указывался источник поступления ювелирного изделия в кладовую (имя ювелира или имя человека, у которого было приобретено изделие) и его стоимость. В графе «Расход» указывалось имя человека, кому была пожалована вещь и его стоимость[491].

Как мы уже упоминали ранее, с 1 января 1864 г. можно было даже высочайше пожалованные ордена «брать деньгами». Как это ни поразительно, сановники очень охотно обменивали пожалованные ордена на деньги. Эта практика прижилась не сразу. Дело в том, что награждение орденом имело разные грани. Приятные и не очень. Так, кроме понятного престижа, награжденные должны были оплачивать ордена, перечисляя в Капитул орденов строго фиксированные на каждый орден суммы, которые шли на пенсии инвалидов войн. Платить многим очень не хотелось. Об этом красноречиво свидетельствует запись в дневнике министра внутренних дел П.А. Валуева от 17 апреля 1862 г. Что характерно, по закону уже тогда за ордена можно было «брать деньгами», но министру это еще в голову не приходит: «Потом был у государя, благодарить. Он меня два раза обнял и весьма тепло благодарил за мои труды. Это гораздо лестнее ордена, который мне стоит деньги, а удовольствия принести не может»[492].

Однако вскоре многие сообразили, что честь ношения ордена можно поменять на наличные деньги. В качестве примера можно упомянуть имена двух высокопоставленных лейб-медиков. Так, 22 апреля 1881 г. бриллиантовых знаков ордена Св. Александра Невского[493] был удостоен лейб-медик Ф.С. Цицурин, который на момент награждения возглавлял Придворную медицинскую часть Министерства Императорского двора. Получив бриллиантовые знаки 22 апреля, он уже 24 апреля сдал их обратно в Кабинет за 4000 руб., предпочтя наличные самим бриллиантовым знакам к одному из самых значимых имперских орденов. В феврале 1882 г. эти же орденские знаки ушли «в награждение» другому сановнику. Такая же история приключилась и с другим лейб-медиком проф. Военно-медицинской академии Н.Ф. Здекауером. Получив бриллиантовые знаки ордена Св. Александра Невского 13 мая 1883 г., 8 июля 1883 г. он продал их Кабинету за те же 4000 руб.[494] Стоит напомнить, что это были военные медики, генералы, профессора Военно-медицинской академии, однако и они предпочли деньги орденам.

Бриллиантовая звезда и знак ордена Св. Андрея Первозванного

Говоря о продаже бриллиантовых знаков ордена Св. Андрея Первозванного в Камеральное отделение Кабинета, следует иметь в виду, что их получение от императора – заветная мечта многих сановников. О том, что награждение бриллиантовыми знаками ордена Св. Андрея Первозванного было делом очень редким, косвенно свидетельствуют весьма скромные запасы бриллиантовых знаков в кладовой № 2 Камерального отделения. Так, на 1 января 1881 г. в кладовой Камерального отделения Кабинета их хранилось только пять единиц. Из них три купили от бывших владельцев, два – переделаны из старых знаков и только один комплект бриллиантовых знаков ювелир Болин изготовил с нуля. К коронации Александра III запас бриллиантовых знаков был увеличен. В июле 1882 г. ювелир Ю.А. Бутц изготовил для Кабинета за 11 200 руб. комплект бриллиантовых знаков ордена Св. Андрея Первозванного, которые во время коронации в мае 1883 г. были на императрице Марии Федоровне.

15 мая 1883 г., в день «Священного Коронования Императора Александра III», бывшему министру Императорского двора графу А.В. Адлербергу также пожаловали бриллиантовые знаки ордена Св. Андрея Первозванного, при Высочайшем рескрипте[495]. Эти бриллиантовые знаки, изготовленные фирмой «Болин К.Э.», в начале мая 1883 г. за 5380 руб были куплены Кабинетом. Бриллиантовые знаки ордена Св. Екатерины I степени жаловались только статусным персонам. Так, при Александре III этими знаками наградили 11 очень разновозрастных «дам». Так, «по крещению» эти бриллиантовые знаки получили четыре персоны: Елена Владимировна (27 февраля 1882 г. за 4498 руб.); дочь Александра III Ольга Александровна (12 июля 1882 г. за 6826 руб.); дочь Николая II Ольга Николаевна (16 ноября 1895 г. за 3070 руб.) и его же племянница Ирина Александровна (14 июля 1895 г. за 3452 руб.).

Эти же знаки получили и три «невесты», вышедшие замуж за русских великих князей: принцесса Елизавета Гессен-Дармштадтская (3 марта 1884 г., за 5000 руб.); княжна черногорская Милица (1889 г., за 4139 руб.) и «высоконареченная невеста Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича Николая Александровича, Ея Великогерцогское Высочество принцесса Алиса Гессенская» (20 апреля 1894 г., за 5431 руб. 24 коп.)[496].

Этими же знаками награждались европейские родственницы, как «по датской линии» (16 марта 1881 г. кронпринцесса Датская, за 4550 руб., и принцесса Вальдемар Датская 20 марта 1886 г., за 4860 руб.), так и по «германской линии» (29 декабря 1894 г. великая герцогиня Гессен-Дармштадтская, за 3260 руб.). Было и еще одно дипломатическое награждение в 1887 г., когда бриллиантовыми знаками ордена Св. Екатерины I степени наградили императрицу Японии (за 4500 руб.).

Из Кабинета жаловались и дамы, сделавшие карьеру при Императорском дворе. Например, драгоценные знаки в июне 1882 г. получила статс-дама императрицы Марии Федоровны княгиня Елена Павловна Кочубей. Значительно чаще жаловались фрейлинские знаки ценой от 500 до 800 руб.

Шифр фрейлины императрицы Марии Александровны

Кроме орденов в Кабинете Е.И.В. хранились ювелирные изделия, предназначенные для высочайших пожалований церковным иерархам. Поэтому кабинетный запас знаков церковной власти постоянно возобновлялся. В документах упоминаются многочисленные митры, панагии, кресты на клобуки и т. д. Примечательно, что в последней четверти XIX в. бо?льшую часть этих предметов Кабинет закупал у ювелирной фирмы К. Фаберже. Например, в феврале 1889 г. Кабинет закупил у Фаберже шесть «наперсных крестов с драгоценными камнями: с изумрудами, сапфирами и рубинами» по 400–500 руб. за единицу. Периодически Кабинет закупал эти изделия и у других поставщиков: в 1891 г. у Кехли, в 1892 г. только у Болина и в 1893 г. у Зефтингена. Однако Фаберже был вне конкуренции: 1885 г. – 14 единиц; 1886 г. – 6; 1887 г. – 12; 1888 г. – 16; 1891 г. – 14; 1893 г. – 11 единиц различных церковных изделий.

Знак фрейлины императрицы Марии Александровны

Если конкретно говорить о наиболее значимых высочайших пожалованиях, то среди них можно упомянуть пожалованный в 1906 г. «Его Королевскому Величеству Князю Болгарскому Фердинанду» бриллиантовый знак ордена Св. Андрея Первозванного стоимостью в 5000 руб. В 1908 г. «ко дню совершеннолетия великой княжны Татьяны Константиновны» ей были пожалованы бриллиантовые знаки ордена Св. Екатерины стоимостью в 3544 руб. Когда в том же году выходила замуж великая княжна Мария Павловна (младшая), то на свадьбу она и ее муж (шведский принц) получили два образа ценою в 3891 руб. каждый и свадебное блюдо с солонкой стоимостью в 1800 руб. Последние крупные пожалования пришлись на 1915 г., когда снятому с поста Верховного главнокомандующего великому князю Николаю Николаевичу (младшему) было пожаловано украшенное бриллиантами Георгиевское оружие стоимостью в 10 415 руб. В этом же году японскому императору по случаю его коронования была подарена «оранжевая ваза» стоимостью в 19 750 руб. работы Императорской Екатеринбургской гранильной фабрики.

В Камеральном отделении хранились и высшие ордена империи. В отделке этих орденов преимущественно использовался официальный камень – бриллиант, поэтому стоимость этих орденов было довольно высока. Стоит еще раз напомнить, что пожалованные ордена Российской империи давали не только определенные привилегии, но и налагали жестко определенные материальные обязательства. Так, награждаемые орденами должны были произвести четко фиксированные отчисления в пользу Александровского Комитета о раненых «за бриллиантовые орденские знаки». Например, награжденный орденом Св. Апостола Андрея Первозванного должен был уплатить 572 руб.; орденом Св. Александра Невского – 429 руб. За украшенные бриллиантами медали взимали 150 руб. и 10 % «со всех остальных подарочных вещей, превышающих 86 рублевую ценность»[497]. Не брали денег только «с вещей жалуемых членами Императорской Фамилии от имени Ея Императорского Величества и Их Императорских Высочеств во время Высочайших путешествий статс-дамам, камер-фрейлинам, фрейлинам и вообще лицам женского пола». Их освобождали от вычета в пользу Александровского Комитета о раненых. Это правило было введено еще Николаем I.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Кладовая № 2 и что в ней хранилось

Из книги Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XVIII — начало XIX века) автора Лотман Юрий Михайлович

Кладовая № 2 и что в ней хранилось


Высочайшие пожалования орденов

Из книги Средневековье и деньги. Очерк исторической антропологии автора Ле Гофф Жак

Высочайшие пожалования орденов В Кладовой № 2 Камерального отделения хранились различные наградные ювелирные изделия и драгоценные камни. Эти изделия регулярно закупались у придворных ювелиров, и в Камеральном отделении всегда имелся внушительный запас наградных


Высочайшие подарки для путешествий

Из книги Будни и праздники императорского двора автора Выскочков Леонид Владимирович

Высочайшие подарки для путешествий Во время подготовки к «вояжам» членов императорской семьи, будь то поездки за границу или по России, в Кладовую № 2 Камерального отделения поступали списки с указанием тех ювелирных изделий, которые предполагалось взять с собой в


Кладовая № 3 для каменных изделий

Из книги Ювелирные сокровища Российского императорского двора автора Зимин Игорь Викторович

Кладовая № 3 для каменных изделий Эта кладовая предназначалась для хранения различных каменных изделий, доставляемых с Екатеринбургской и Колыванской фабрик, с Петергофского гранильного завода, императорских фарфоровых, зеркальных и стеклянных заводов. Естественно, и


Знаки орденов св. Андрея Первозванного, св. Александра Невского и св. Екатерины

Из книги Новый взгляд на историю Русского государства автора Морозов Николай Александрович

Знаки орденов св. Андрея Первозванного, св. Александра Невского и св. Екатерины Рис. гуашью (из иллюстраций к рукописи «Реляции о Московии» герцога Иакова Франциска де Лириа и Херика). 1731.Орден св. Андрея, основанный Петром I в 1698 г. — высший орден Российской Империи.


Высочайшие выходы

Из книги Двор русских императоров в его прошлом и настоящем автора Волков Николай Егорович

Высочайшие выходы Особой разновидностью дворцового этикета являлся дворцовый церемониал, который, по определению историка И. И. Несмеяновой, «служил средством регламентации и выразителем корпоративности причастных ко двору лиц» [428] .В полном своем великолепии


Кладовая № 1 Камерального отделения Кабинета Его Императорского величества (Бриллиантовая комната)

Из книги автора

Кладовая № 1 Камерального отделения Кабинета Его Императорского величества (Бриллиантовая комната) В XIX в. при Николае Павловиче, наряду с Галерей драгоценностей, которая существовала в режиме общедоступного музея, главные ценности российской короны хранились в трех


Кладовая № 2. Ювелирные изделия

Из книги автора

Кладовая № 2. Ювелирные изделия За короткое время правления Павла I кладовые Камерального отделения значительно пополнились, поскольку с 1797 г. по март 1801 г. на закупку ювелирных изделий было потрачено более 3,5 млн руб. При этом дефицит Кабинета Е.И.В. на март 1801 г. составил 1


Кладовая № 2. Практика высочайших пожалований

Из книги автора

Кладовая № 2. Практика высочайших пожалований Традиция высочайших пожалований существует столько же, сколько существует сама власть. Если говорить об имперском периоде в истории России, то многое из того, что устойчиво воспроизводилось вплоть до 1917 г., восходит к эпохе


Кладовая № 2. Высочайшие подарки для путешествий

Из книги автора

Кладовая № 2. Высочайшие подарки для путешествий Во время подготовки к вояжам членов императорской семьи, будь то поездки за границу или по России, в кладовую № 2 Камерального отделения поступали списки с указанием тех ювелирных изделий, которые предполагалось взять с


Кладовая № 2. Драгоценные камни

Из книги автора

Кладовая № 2. Драгоценные камни Второй важнейшей позицией, хранившейся в кладовой № 2 Камерального отделения, являлись драгоценные камни. С одной стороны, закупаемые Кабинетом драгоценные камни являлись рабочим материалом, выдаваемым придворным ювелирам для


Глава 5 Буфетная и кладовая

Из книги автора

Глава 5 Буфетная и кладовая Среди многочисленных маленьких загадок старого дома священника (в его изначальном виде) есть и такая: почему там не было предусмотрено никакого помещения для слуг, где они могли бы уединиться в свободное время? В тесной кухоньке едва умещались