Ювелирный альбом императрицы Марии Федоровны

Ювелирный альбом императрицы Марии Федоровны

Домашние альбомы со стихами и рисунками были одной из дворянских традиций, в царских же резиденциях эта традиция трансформировалась в появление так называемых ювелирных альбомов. В эти альбомы заносились рисунки подарочных ювелирных изделий, как правило, дарившихся владельцам на какие-либо семейные даты.

В перечне коронных бриллиантов в Бриллиантовой комнате (кладовой № 1) Зимнего дворца главное место занимали, конечно, женские украшения. Да и сам перечень коронных бриллиантов во многом сформировался благодаря усилиям нескольких поколений российских императриц. Ранее уже подробно говорилось о том, что у каждой из императриц за годы их жизни в России постепенно формировалась своя коллекция уникальных ювелирных изделий. Что-то они получали в виде подарков от свекров-императоров, мужей и многочисленных родственников, что-то заказывали сами у придворных ювелиров под событие или под платье. Все это были ювелирные изделия, как правило, «большого формата».

Наряду с этими солидными украшениями у императриц было и множество ювелирной мелочи, как правило, незначительной по стоимости. Хранилась она по традиции в отдельной шкатулке. Это тоже были подарочные вещи, с датами и символами. Все эти мелкие драгоценности были зримым символом проходящей жизни и оттого особенно дорогими. Конечно, эта «маленькая» коллекция носила вспомогательный характер, оттеняя «большую коллекцию» ювелирных изделий Марии Федоровны, в состав которой входили и коронные бриллианты.

В какие-то рубежные моменты жизни эти коллекции систематизировались в процессе их инвентаризации.

Конечно, эти безделушки не были ядром блестящей ювелирной коллекции Марии Федоровны, но они были важны для нее, как зримое воплощение различных семейных и государственных событий.

В результате, все эти безделушки были тщательно зарисованы черной тушью и раскрашены акварельными красками в толстой тетради, на титульном листе которой размашистым почерком императрицы Марии Федоровны была сделана надпись: «Александрия. 1898. Марiя».

Листы альбома были поделены на три графы. В первой графе указывается место, иногда число и всегда год поступления драгоценной безделушки в коллекцию императрицы. Например, «Peterhof 22 Yuly 1894». Во второй графе помещался тщательно выполненный и раскрашенный рисунок ювелирного изделия, рядом с которым почти всегда имеются поясняющие надписи. Как правило, эти надписи именовали тот или иной камень на украшении (рубин, диамант, сапфир). В последней третьей графе называлось имя дарителя («From his Y. Majesty the Emperor Aleksandr III»)[659]. Все надписи в книге сделаны на английском языке.

Альбом заполнялся рисунками с 1898 по 1900 г. Для императрицы это был тяжелый год, поскольку в Дании умерла ее мать, королева Луиза. К этому времени она потеряла мужа, императора Александра III, а в горах Кавказа, на климатическом курорте Абас-Туман от туберкулеза умирал ее сын, великий князь Георгий Александрович. Возможно, эти события и сподвигли Марию Федоровну упорядочить свою коллекцию памятных ювелирных пустяков. Для нее настало время предварительного подведения жизненных итогов и воспоминаний об очень разных годах ее жизни в России. Рассматривая ювелирные подарочные безделушки, императрица заново вспоминала и переживала годы, проведенные в России, сначала цесаревной, а затем и императрицей.

Что касается авторства рисунков, то они, по-видимому, сделаны рукой кого-либо из фрейлин императрицы, хотя и сама императрица очень прилично рисовала. Но думается, что эти по-ученически тщательно выполненные и раскрашенные рисунки вряд ли принадлежали императрице. Дело в том, что при Российском Императорском дворе имелись отработанные технологии создания подобных альбомов.

Скорее всего, технология создания ювелирного альбома была следующей. В 1898 г. Мария Федоровна дала задание одной из своих фрейлин перерисовать хранящуюся в шкатулке памятную ювелирную мелочь. После того как безымянная фрейлина тщательно перерисовала и раскрасила драгоценности, в произвольном порядке доставая их из шкатулки, она передала альбом Марии Федоровне. Эта же фрейлина тщательно указала, какие камни украшают ювелирные безделушки. Затем императрица сама подписала все рисунки. Отметим, что почерк, которым подписаны камни, очень отличается от небрежно-летящего, уверенного почерка Марии Федоровны. Смущает только то, что императрица в подписях именовала своего брата King of Greece, сына – императором Николаем II, и даже себя в третьем лице – Марией Федоровной. Впрочем, для закованных сызмальства в латы придворного этикета королевских дочерей и жен императоров думать и говорить о себе в третьем лице становилось делом самым обыденным. Поэтому, исходя из этой версии, авторы уверены, что авторство подписей в альбоме принадлежит двум лицам. Во-первых, неизвестной фрейлине, перерисовавшей и подписавшей драгоценности, и, во-вторых, императрице Марии Федоровне, указавшей, кто, когда и где преподнес ей те или иные ювелирные подарки.

Рисунками заполнена 31 страница тетради. Лист заполнялся рисунками с обеих сторон. Некоторые из рисунков запечатлели ювелирные украшения в нескольких плоскостях – в фас и профиль. Очень многие из заколок, брошек и браслетов несли государственную символику России, Греции и Дании. Вероятнее всего, эти ювелирные изделия либо создавались под событие, либо в память о событиях. Последние рисунки выполнены только пером и не раскрашены. По каким-то причинам работа над альбомом была прервана в 1900 г.

Самые ранние датированные ювелирные подарки относятся к 1876–1882 гг., когда Мария Федоровна стала получать первые семейные подарки как императрица. Поскольку ювелирных изделий было много, то память периодически подводила хозяйку, и тогда в графах и появлялись знаки вопроса. Например, подвеска в виде двух сердец, украшенных рубином и двумя бриллиантами, была подарена императрице «Princess of Wales» в «Bernsdorf 18?» (текст оригинала. – Авт.). Это был подарок от старшей сестры Марии Федоровны принцессы Уэльской Александры, с которой у императрицы сохранялись тесные отношения вплоть до смерти Александры. Их сердца, действительно, бились в унисон.

Последнее из подаренных ювелирных изделий датировано 7 июня 1900 г. Всего в альбоме изображено около 200 ювелирных изделий. Такое приблизительное определение количества связано с тем, что под одной датой периодически встречается несколько предметов. Соответственно эта дата и стала конечной в альбоме, в котором осталось много пустых страниц.

Традиционно среди драгоценных подвесок было много таких, которые дарились на счастье и в знак любви. Поэтому в альбоме много изображений подков и сердечек. На одной из таких золотых подковок, подаренных императрице в 1884 г., так и написано: «Good Luck».

Но были и подарки в память о трагических семейных событиях. В 1881 г. Мария Федоровна получила в подарок от старшей сестры Александры, тогда принцессы Уэльской, брошку из черного оникса в память о трагической гибели Александра II от рук террористов 1 марта 1881 г. Еще одну брошку в виде цветка, покрытого черной эмалью, Мария Федоровна получила от сестры в 1898 г., когда в Дании умерла их мать, королева Луиза Гессен-Кассельская. В этот год Мария Федоровна, находясь на похоронах матери, получила от сестер и братьев много памятных ювелирных мелочей, напоминавших ей и о совместном детстве, и о родителях.

Множество вещей помечено датой 22 июля – это день тезоименитства Марии Федоровны. Например, золотую подвеску с бриллиантами и жемчужиной императрице 22 июля 1889 г. подарил великий князь Павел Александрович. Таких подарков от великого князя Павла Александровича довольно много. Эти ювелирные мелочи свидетельствуют о том, что великий князь и Мария Федоровна ценили друг друга. Поэтому совершенно неслучайно после смерти супруги великого князя греческой принцессы Александры малолетние дети Павла Александровича поначалу оказались в семье Александра III. Не забывали об этом дне и дети. 22 июля 1897 г. дочь Ксения и зять Александр Михайлович подарили Марии Федоровне рубиновую заколку.

Много вещей Мария Федоровна получила от старшего сына – императора Николая II. Один из первых таких подарков подписан «Красное Село 1886». В июле 1900 г. вдовствующая императрица получила роскошную бриллиантовую подвеску, украшенную тремя сапфирами-кабошонами от Николая II и Александры Федоровны. Брошку с сапфиром она получила и от великого князя Михаила Николаевича. В этом 1900 г. императрице дарили только сапфиры. Толкований символики этого камня множество, но большинство из них сводится к тому, что сапфир – камень души и осени, индикатор женского постоянства, правдолюбия и добродетели, чистоты и совести. Возможно, 1900 г. стал двадцатилетним юбилеем высочайшего покровительства со стороны императрицы Российского общества Красного Креста и Ведомства императрицы Марии.

Естественно, много драгоценных подарков было и от Александра III. 16 августа 1876 г. он преподнес жене в память о десятилетии помолвки бриллиантовый крестик. В июле 1894 г. император сделал супруге последний подарок, подарив ей заколку с бриллиантовым шифром Марии Федоровны.

Поскольку Мария Федоровна регулярно совершала визиты на родину в Данию, то в альбоме масса ювелирной мелочи, с подписью «Bernsdorf» и «Fredensborg». Первый – это королевский замок поблизости от Копенгагена, который до 1906 г. являлся летней резиденцией отца императрицы, датского короля Христиана IX. Второй – еще одна из загородных резиденций датских королей[660]. В 1885 г. родители подарили средней дочери брошь с надписью «Fredensborg» и пять булавок, головки которых были изготовлены из жемчуга, изумруда, рубина, сапфира и бриллианта. Вне всякого сомнения, это было напоминание дочери обо всех ее сестрах и братьях: Фредерике (1843–1912, король Дании с 1906 по 1912); Александре (1844–1925, замужем за королем Великобритании Эдуардом VII); Георге (1845– 1913, короле Греции Георге I с 1863 по 1913 г.); Тире (1853–1933, замужем за принцем ганноверским Эрнстом Августом II) и Вольдемаре (1858–1939, женат на Марии Орлеанской).

В альбоме много ювелирных подарков от старшего брата императрицы Марии Федоровны, греческого короля Георга I. Императрица называла его Вилли, по его семейному имени Вильгельм. Отметим, что Георг I был женат на племяннице Александра II, великой княгине Ольге Константиновне. Их дети – Александра[661], Николай[662] и Мария[663], также породнились с Романовыми. Упомянутый Николай Греческий в 1891 г. фактически спас будущего Николая II во время покушения на него в Японии. В 1892 г. Вилли подарил Минни (так Александр III звал жену) золотой браслет с драгоценными камнями, главным украшением которого был белый датский слон[664]. В октябре 1892 г. на серебряную свадьбу Марии Федоровны и Александра III греческие король и королева подарили императрице жетон со своими инициалами и знаком «XXV».

Между 1887–1897 гг. греческий король Георг I подарил сестре три флажка: греческий флаг, датский флаг и королевский штандарт греческого короля. Семьи монархов были близки на уровне двух поколений, поэтому греческий след в альбоме весьма внушителен.

Ювелирный альбом императрицы Марии Федоровны см. в Приложении 3.

Следует подчеркнуть, что этот альбом зарисованных ювелирных изделий не был единственным в царской семье. Впоследствии аналогичный альбом появился у Николая II. Такой же альбом (скорее инвентаризационная книга, поскольку в нем не было рисунков) был и у императрицы Александры Федоровны, о чем речь пойдет далее.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Капиталы императрицы Марии Федоровны

Из книги Царская работа. XIX – начало XX в. [litres] автора Зимин Игорь Викторович

Капиталы императрицы Марии Федоровны Более интересен в денежном отношении разговор об императрице Марии Федоровне. Это была женщина, привыкшая жить на широкую ногу, как и положено цесаревне и императрице. У нее был прекрасный вкус, и она считалась одной из


Ювелирный альбом Марии Федоровны

Из книги Александр III и его время автора Толмачев Евгений Петрович

Ювелирный альбом Марии Федоровны В перечне коронных бриллиантов в Бриллиантовой комнате (Кладовой № 1) Зимнего дворца главное место занимали, конечно, женские украшения. Да и сам перечень коронных бриллиантов во многом сформировался благодаря усилиям нескольких


Ювелирный альбом Николая II

Из книги Ювелирные сокровища Российского императорского двора автора Зимин Игорь Викторович

Ювелирный альбом Николая II Мы уже писали о ювелирном альбоме императрицы Марии Федоровны. Был такой же альбом и у Николая II. Домашние альбомы, со стихами и рисунками, были одной из дворянских традиций, в царских же резиденциях традиция трансформировалась в появление так


Ювелирная коллекция императрицы Александры Федоровны

Из книги автора

Ювелирная коллекция императрицы Александры Федоровны Огромную ювелирную коллекцию сумела собрать жена Николая I, императрица Александра Федоровна. Это удалось ей благодаря усилиям ее мужа, который любил и баловал свою «Белую розу».Прежде чем говорить о ювелирной


Ювелирная коллекция императрицы Марии Федоровны

Из книги автора

Ювелирная коллекция императрицы Марии Федоровны Страстной любительницей драгоценностей во всем их многообразии была императрица Мария Федоровна. Конечно, императрицам по статусу было положено блистать в уборах из драгоценных камней. Но Мария Федоровна этому блеску


Ювелирная коллекция императрицы Александры Федоровны

Из книги автора

Ювелирная коллекция императрицы Александры Федоровны Императрица Александра Федоровна, как и все немецкие принцессы, приехав в Россию, имела очень скромный набор девичьих колечек. С другой стороны, она была внучкой английской королевы Виктории, и ее коллекция ювелирных


Ювелирный альбом Екатерины I

Из книги автора

Ювелирный альбом Екатерины I Подбор драгоценностей «на высшем уровне» был делом не только ответственным, но и хлопотным. Драгоценности того времени стали своеобразным отражением переходности петровской эпохи. Например, среди счетов Екатерины I встречаются упоминания


Ювелирный альбом Николая II

Из книги автора

Ювелирный альбом Николая II Свой ювелирный альбом имелся и у императора Николая II. Сегодня этот альбом хранится в Отделе рукописных, печатных и графических фондов Государственного историко-культурного заповедника «Московский Кремль». Туда альбом попал в 1922 г. вместе с


Любимые серьги императрицы Марии Феодоровны

Из книги автора

Любимые серьги императрицы Марии Феодоровны Вероятно, именно Франсуа Дюваль, и скорее всего, в 1810 году исполнил для своей августейшей патронессы наряду с какими-то другими вещами баснословно дорогие серьги-«Вишенки»[168], ибо 1 октября он за что-то получил от