Ювелирная коллекция императрицы Александры Федоровны

Ювелирная коллекция императрицы Александры Федоровны

Императрица Александра Федоровна, как и все немецкие принцессы, приехав в Россию, имела очень скромный набор девичьих колечек. С другой стороны, она была внучкой английской королевы Виктории, и ее коллекция ювелирных вещей начала формироваться с детства. Как известно, подарки на Рождество, дни рождения и тезоименитства носили обязательный характер.

Императрица Александра Федоровна в одной из коронных диадем

После обретения статуса императрицы в ноябре 1894 г. в распоряжении Александры Федоровны оказались совершенно запредельные для нее финансовые средства. Но при этом она полностью сохранила привычку бережно относиться к деньгам. Поначалу она относилась к широким тратам, столь обычным для Российского Императорского двора, настороженно, постепенно привыкая к суммам счетов. Со временем, получив рычаги управления финансами семьи, она по-прежнему относилась к каждому рублю, как к последнему в семейном кошельке. Александра Федоровна всегда помнила о том, что в любой момент может наступить черный день. Поэтому она весьма трепетно относилась к драгоценностям, понимая, что их компактность и огромная ценность могут выручить семью, если этот черный день наступит.

За 23 года царствования Николая II императрица Александра Федоровна стала очень богатой женщиной. Одним из проявлений этого богатства стала ее ювелирная коллекция. К 1917 г. она располагала блестяще подобранной коллекцией ювелирных изделий на баснословную сумму. По некоторым оценкам, ее стоимость составляла около 50 млн долл. в ценах 1917 г. Примечательно, что свою коллекцию драгоценностей Александра Федоровна хранила буквально под рукой, в своей спальне Александровского дворца Царского Села. Часть коллекции хранилась на половине императорской семьи в Зимнем дворце. Эти драгоценности не лежали мертвым грузом. Александра Федоровна активно их использовала как в повседневной жизни, так и во время парадных выходов.

Начало формированию ювелирной коллекции Александры Федоровны было положено в апреле 1894 г. во время уже упоминавшейся помолвки в Кобурге с наследником-цесаревичем Российской империи. Тогда свадебный подарком цесаревича стал перстень с розовой жемчужиной, жемчужное ожерелье, брошь из сапфиров и бриллиантов, уникальная цепочка-браслет с подвеской из крупного изумруда. Будущий тесть Александр III прислал невестке роскошное жемчужное колье.

Большая диадема с жемчугами. Работа первой четверти XIX в.

Говоря о формировании ювелирной коллекции Александры Федоровны, следует учитывать и особенности взаимоотношений между свекровью и невесткой. Между ними сразу же возникло некое напряжение. Причин было много. Мы уже упоминали о том, что церемония бракосочетания Николая II и Александры Федоровны состоялась ровно через неделю после похорон Александра III. Усыпанная коронными бриллиантами вдовствующая императрица Мария Федоровна, конечно, делала положенное счастливое лицо, но чего это ей стоило… 16 ноября 1896 г. она писала сыну Георгию: «Для меня это был настоящий кошмар и такое страдание… Быть обязанной вот так явиться на публике с разбитым, кровоточащим сердцем – это было больше чем грех, и я до сих пор не понимаю, как я могла на это решиться»[589].

В числе прочего был и вопрос использования коронных драгоценностей. Дело в том, что еще будучи царствующей императрицей, Мария Федоровна, пользуясь своим правом, подобрала себе из числа коронных бриллиантов коллекцию, которая не имела себе равных. Овдовев, она продолжала их носить, поскольку, согласно указу Павла I, вдовствующая императрица имела право первенства над правящей императрицей. Александра Федоровна была честолюбива и отметила для себя, что императрица-мать не собирается уступать ей коронные бриллианты. Речь шла даже не об уникальности или дороговизне этих изделий. Речь шла о женском первенстве. В 1894 г. Александре Федоровне исполнилось 22 года, а вдовствующей императрице-матери исполнилось 47 лет, но уступать поле боя она совершенно не собиралась. Поэтому Александра Федоровна была вынуждена пользоваться теми украшениями, которые «традиционно носила цесаревна; к тому же в ее распоряжении были большие и старомодные диадемы Екатерины II, которые оказались слишком тяжелы для императрицы Марии»[590]. Отчасти это подтолкнуло ее к формированию собственной ювелирной коллекции.

Упомянем и то, что стремление молодой императрицы сформировать свою ювелирную коллекцию, в том числе и из вещей в столь любимом ею стиле модерн, вызывало непонимание в большом свете Петербурга. Одна из мемуаристок упомянула в дневнике 1 ноября 1897 г.: «Молодая царица так избалована, что ей ничто не по вкусу, самые дорогие бриллианты и проч. – все ей мало, все не нравится»[591].

Императрица, как и всякая женщина с возможностями, любила и разбиралась в драгоценностях. За 1895–1896 гг. Александра Федоровна купила много ювелирных изделий. Массовые закупки ювелирных изделий императрицей начались в 1896 г. В мае и июне прошли два счета (на 3025 руб. и 420 руб.) от К. Фаберже. В числе приобретенных предметов значатся портсигар зеленой эмали (750 руб.), электрическая лампа «Дельфин» (800 руб.) и пр. О том, что это были подарки, свидетельствует то, что все вещи покупались «в складчину», о чем есть помета на счете Николая II: «Подчеркнутые цены пополам императрица Александра Федоровна и Я»[592].

Императрица, как и вся царская семья, высоко ценила талант мастеров фирмы К. Фаберже и покупала в его фирме вещи вплоть до 1917 г. Конечно, для императорской четы ювелирные изделия не замыкались только на вещах «об Фаберже». Супруги охотно покупали ювелирные изделия и других мастеров, в том числе и вещи «работы художника Tifany». С февраля по март 1899 г. в Петербурге в музее барона Штиглица проходила Международная художественная выставка, устроенная редакцией журнала «Мир Искусства». Эту выставку посетила императорская чета и дипломатично приобрела две вазы «от Tifany» за 353 руб.[593] Однако вазы «от Tifany» были только эпизодом, а вещи «от Фаберже» – повседневностью.

Так, в 1896 г. императрица приобрела в магазине К. Фаберже множество мелочей, но на очень приличную сумму – 8899 руб. 50 коп. Среди них были фигурки животных (21 шт.), три пары запонок, два крестика, 11 рамок для фотографий, стаканчик, чашка, пряжка, складень, образок, медальон, две лупы, пагода, мольберт, записная книжка, булавка и ножик.[594] Судя по дате, это были подарки на Рождество.

Счет ювелира Фридриха Кехли от 16 марта 1896 г. на 23 000 руб.

Тогда в январе 1896 г. молодая императрица Александра Федоровна впервые приняла участие в череде традиционных больших императорских балов в Зимнем дворце. Естественно, молодые супруги переживали, как пройдет их дебют в новом качестве?

11 января 1896 г. состоялся первый большой придворный бал. С учетом того, что это был первый бал нового царствования, разослали достаточно много приглашений (3500), фактически на бал явились 2500 чел. Естественно, дамы внимательно отследили все особенности наряда императрицы и, конечно, ее ювелирные украшения. Один из мемуаристов упомянул, что Николай II был в «алом конногвардейском мундире», а императрица Александра Федоровна «в бледно-зеленом» платье «с рубинами»[595].

Счет от ювелира А.Д. Иванова от 22 августа 1895 г. на 45 000 руб.

Император Николай II впитал русскость своего отца с детства. И сам, в свою очередь, продолжил традицию «исторических» балов. В какой-то мере это было демонстрацией идеологической преемственности. Грандиозный костюмированный бал, проведенный в Зимнем дворце в 1903 г. стал последним большим балом Империи, запомнившимся современникам. Великий князь Александр Михайлович писал в «Воспоминаниях»: «22 января 1903 г. „весь“ Петербург танцевал в Зимнем дворце. Я точно помню эту дату, так как это был последний большой придворный бал в истории империи»[596]. Уточним, что большие балы в Зимнем дворце были и позже, однако именно этот бал врезался в память современников, как «последний бал Империи».

Николай II в маскарадном костюме. 1903 г.

Учитывая масштабы действа, для подготовки костюмов были привлечены десятки портных. Так же, как во время исторического бала 1883 г., проводились архивные изыскания с целью создания эффекта максимальной достоверности костюмов времен царя Алексея Михайловича.

Отметим, что «малый царский наряд» Николая II был, действительно, отчасти подлинным. Эскиз костюма для царя разработал директор Эрмитажа И.А. Всеволожский и художник Санкт-Петербургских Императорских театров Е.П. Пономарев. Ткани заказали поставщику Высочайшего двора фирме Сапожниковых – два вида бархата и золотую парчу. Из Оружейной палаты Московского Кремля выписали 38 подлинных предметов царских костюмов XVII в. Из них для костюма Николая II отобрали 16 предметов[597]. В их числе жемчужные запястья, принадлежавшие сыну Ивана Грозного, царю Федору Иоанновичу. В качестве дополнения к костюму использовали подлинный жезл царя Алексея Михайловича[598]. Пуговицы и нашивки на костюме были русской работы XVII в.

Великий князь Александр Михайлович. 1903 г.

Сшил костюм для царя театральный костюмер Императорских театров И.И. Каффи, которому помогали две портнихи, имена которых не сохранились. Царская шапка была изготовлена в шляпной мастерской братьев Брюно, поставщиков Высочайшего двора с 1872 г.

Великий князь Александр Михайлович описывал костюмы участников бала следующим образом: «Ксения была в наряде боярыни, богато вышитом, сиявшем драгоценностями, который ей очень шел. Я был одет в платье сокольничего, которое состояло из белого с золотом кафтана, с нашитыми на груди и спине золотыми орлами, розовой шелковой рубашки, голубых шаровар и желтых сафьяновых сапог. Остальные гости следовали прихоти своей фантазии и вкуса, оставаясь, однако, в рамках эпохи XVII века… Аликс выглядела поразительно, но государь для своего роскошного наряда был недостаточно велик ростом. На балу шло соревнование за первенство между великой княгиней Елизаветой Федоровной (Эллой) и княгиней Зинаидой Юсуповой. …Бал прошел с большим успехом и был повторен во всех деталях через неделю в доме богатейшего графа А.Д. Шереметева»[599].

Знаменитому балу предшествовала только одна генеральная репетиция, которая состоялась 10 февраля 1903 г. Все танцующие прорепетировали предполагавшееся действо в Павильонном зале Зимнего дворца. Все дамы были в сарафанах и кокошниках, мужчины в костюмах стрельцов, сокольничих и пр. Отсматривала подготовленный «материал» лично императрица Александра Федоровна и ее старшая сестра великая княгиня Елизавета Федоровна. Предполагалось, что в этих костюмах пройдут три бала.

Великая княгиня Ксения Александровна. 1903 г.

На следующий день, 11 февраля, состоялся первый бал. Вечером гости начали собираться в Романовской галерее Зимнего дворца. Затем участники, шествуя попарно, отдавали русский поклон хозяевам бала в Большой (Николаевской) зале. Потом состоялся концерт в Эрмитажном театре. После спектакля в Павильонном зале участники бала танцевали «русскую». Ужин проходил в Испанском, Итальянском и Фламандском залах Эрмитажа, где сервировали вечерний стол. Затем участники бала проследовали опять в Павильонный зал, и вечер завершили танцами.

13 февраля 1903 г. состоялась вторая часть бала. Участие приняли 65 танцующих офицеров в костюмах XVII в. Члены царской семьи собирались в Малахитовой зале, остальные в прилегающих помещениях. В 23 часа все участники перешли в Концертный зал, где за позолоченной решеткой на подиуме находился придворный оркестр в костюмах трубачей царя Алексея Михайловича, а в Большом Николаевском зале были расставлены 34 круглых стола для ужина. Буфеты располагались в Концертном зале и Малой столовой, столики с вином и чаем – в Малахитовой столовой. После ужина хозяева возвратились в Концертный зал и танцевали до часу ночи. Общие вальсы, кадрили и мазурки начались после исполнения трех специально подготовленных танцев: русского, хоровода и плясовой. Кавалерами были кавалергарды, конногвардейцы и уланы.

14 февраля состоялся заключительный третий бал, который прошел в доме у графа А.Д. Шереметева.

Как мы уже упоминали, часть ювелирного убранства с костюма императрицы Александры Федоровны по сей день находится в Алмазном фонде Московского Кремля.

Свои ювелирная предпочтения Александра Федоровна сохранила буквально до 1917 г. Если мы посмотрим счета императрицы за 1914 г., то мы увидим также три солидных счета из магазина К. Фаберже: 17 августа – на 1245 руб.[600]; 22 августа – на 25 560 руб.[601] и 18 декабря – на 1845 руб.[602]

Комментируя динамику и номенклатуру ювелирных приобретений императрицы в 1914 г., хотелось бы отметить, что покупки на очень серьезные суммы были сделаны императрицей именно во второй половине августа 1914 г., когда Россия уже вступила в Первую мировую войны. При этом в ряде исследований справедливо обращается внимание, что после начала войны объемы закупок в магазинах Фаберже и других ювелиров резко выросли. Объясняется это тем, что русская аристократия после начала войны начала вкладывать свободные средства в драгоценности, страхуя свои сбережения на случай военных потрясений и инфляции. В этом контексте счет от 22 августа 1914 г. от Фаберже на 25 560 руб. очень характерен, тем более, что практицизм императрицы общеизвестен.

Императрица покупала ювелирные изделия и у других мастеров. Например, у Эдуарда Болина. В 1895 г. он представил императрице два счета (23 января и 9 марта) на подарки к Пасхе. Среди приобретенных драгоценностей упоминаются брошь бриллиантовая (120 руб.), яйцо голубой эмали с розами (45 руб.), яйцо красной эмали (70 руб.), яйцо рубиновое с бриллиантами (60 руб.), яйцо красной эмали с розами (45 руб.). Всего на 340 руб.

По двум майским счетам (13 и 28 мая) были приобретены: кольцо с сапфиром и бриллиантами (320 руб.), браслет с сапфиром и бриллиантами (1300 руб.), колье и два браслета с рубинами и бриллиантами (4440 руб.). Все эти вещи Александра Федоровна покупала пополам с мужем.

Также среди ювелиров императрицы постоянно упоминаются имена Бутца[603], Гана[604], Гау, Грачева[605], Кехли[606], Кузнецова, Любавина[607], Овчинникова. Большинство приобретаемых ювелирных вещей дарилось. Кому и что дарили? Подарки дарили родственникам, близким ко двору сановникам, фрейлинам, врачам и т. д. Любопытно, что ювелирных подарков удостаивались даже слуги. Так, в конце 1895 г. Александра Федоровна, «сбросившись» с Николаем II, подарили деревенской кормилице великой княжны Ольги Николаевны «скромную» золотую парюру за 200 руб.[608]

Ювелирам заказывались и такие эксклюзивные вещи, как каменная нефритовая печать с гравировкой Малого герба императрицы (450 руб.) и стальная печать с гравировкою Малого герба императрицы (240 руб.).[609]

Значительная часть ювелирной коллекции Александры Федоровны составилась из подарков родственников. Ежегодно, на именины и тезоименитство она получала подарки от мужа, тещи и многочисленных родственников. Кроме этого, по традиции после рождения детей благодарный муж дарил жене дорогие ювелирные подарки.

Николаю II импонировала слабость жены к ювелирным украшениям. Императрица умела произвести впечатление, появляясь на официальных выходах усыпанная бриллиантами. Николай II постоянно дарил жене дорогие ювелирные подарки. Некоторое представление о них можно получить из писем камер-фрау императрицы М.И. Герингер. Там есть упоминания, что в мае 1903 г. царь подарил Александре Федоровне алмазную брошку с розовыми топазами. В июне 1903 г. на именины Николай II подарил жене крест, украшенный 11 большими алмазами, большую брошку с пятью большими и девятью маленькими аквамаринами, гребенку «Galique» с тремя большими и маленькими алмазами. Серебряную цепь с 12 шарами, сделанными из различных драгоценных камней, подарила старшая сестра, великая княгиня Елизавета Федоровна. На Рождество 1902 г. Николай II подарил Александре Федоровне диадему, украшенную маленькими алмазами и пятью розовыми топазами. И таких примеров множество.

И.С. Галкин. Портрет императрицы Александры Федоровны. 1894 г.

Императрица Александра Федоровна. 1899 г.

Поскольку царственные супруги мало где бывали, ведя замкнутый образ жизни, переехав на жительство в Александровский дворец Царского Села, императрица использовала свою ювелирную коллекцию для того, чтобы ежедневно появляться на ужине (в 8 часов вечера) «в открытом платье и бриллиантах»[610].

Эта семейная традиция одевать бриллианты к обеду сохранялась вне зависимости от того, где находилась императорская чета, в своей постоянной резиденции или на отдыхе, на императорской яхте «Штандарт». На яхте, как и во дворце, обед начинался в 8 часов вечера. К обеду все приглашенные переодевались, и после того, как все собирались в большой столовой яхты, выходила императрица Александра Федоровна. В отличие от Николая II, который в повседневной жизни был достаточно демократичен, конечно, ни на секунду не забывая, что он император и на него постоянно устремлены десятки глаз, Александра Федоровна всегда демонстрировала, что она императрица, и она именно выходила «в массе драгоценных камней, и этот ассортимент менялся каждый день; если на государыне были надеты бриллианты, то они были и на голове, в диадеме, и на руках, в браслетах и разных брошках. Если это были изумруды, то все состояло из них, так же с сапфирами и рубинами»[611].

К.Е. Маковский. Портрет императрицы Александры Федоровны в коронационном платье

Лили Ден, которая вошла в ближний круг Александры Федоровны в последние годы перед революцией, свидетельствовала, что «перстни и браслеты императрица действительно любила и всегда носила перстень с крупной жемчужиной, а также крест, усыпанный драгоценными камнями (видимо, сапфиры)»[612]. Офицер яхты «Штандарт» упоминает, что «обыкновенно же государыня носила, кроме обручального кольца, только один громадный жемчуг и изумруд, довольно неважный, но, вероятно, дорогой по какой-нибудь памяти»[613].

Императрица Александра Федоровна в Лиловой гостиной Александровского дворца

О ювелирной коллекции императрицы за пределами императорской семьи мало кто знал. Блистать в обществе она не любила, пренебрегая даже обязательными официальными церемониями. Поэтому к весне 1917 г. Временное правительство не имело точных сведений о структуре и ценности ювелирной коллекции императрицы. «Временные» просто попросили передать драгоценности «на сохранение» новым властям.

Императрица Александра Федоровна в Кленовой гостиной Александровского дворца

Следует отметить, что в ювелирной коллекции императрицы Александры Федоровны наряду с предметами колоссальной стоимости были довольно дешевые вещицы, дорогие членам императорской семьи за воспоминания, с которыми они были связаны. Например, в летний сезон 1909 г. офицеры императорской яхты «Штандарт» «завели обычай подносить княжнам маленькие подарки в день ангела и рождения, и в этом году Татьяна Николаевна получила первую брошку, которая изображала спасательный круг из белой эмали, с флюгаркой. Великая княжна была очень горда, что первая получила этот пустяк, а не какую-либо драгоценность от Фаберже»[614]. Характерно, что мемуарист особо подчеркивает тот факт, что безделушка была заказана офицерами не у официально привычного Фаберже, а у обычного петербургского ювелира Кортмана.

Возвращаясь к лету 1917 г., надо сказать, что Александра Федоровна передала Временному правительству то, о чем было хорошо известно: знаменитые пасхальные яйца мастеров К. Фаберже и ряд изделий, которые с трудом поддавались транспортировке. А поскольку у Временного правительства начали стремительно нарастать политические проблемы, то Александре Федоровне удалось сохранить практически всю свою коллекцию драгоценностей и некоторую ее часть она вывезла в Тобольск, а затем в Екатеринбург[615].

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Капиталы императрицы Марии Федоровны

Из книги Царские деньги. Доходы и расходы Дома Романовых [litres] автора Зимин Игорь Викторович

Капиталы императрицы Марии Федоровны Более интересен в денежном отношении разговор об императрице Марии Федоровне. Это была женщина, привыкшая жить на широкую ногу, как и положено цесаревне и императрице. У нее был прекрасный вкус, и она считалась одной из


Ювелирный альбом Марии Федоровны

Из книги Царская работа. XIX – начало XX в. [litres] автора Зимин Игорь Викторович

Ювелирный альбом Марии Федоровны В перечне коронных бриллиантов в Бриллиантовой комнате (Кладовой № 1) Зимнего дворца главное место занимали, конечно, женские украшения. Да и сам перечень коронных бриллиантов во многом сформировался благодаря усилиям нескольких


Евгений Рубин Французская коллекция

Из книги Любовные утехи богемы автора Орион Вега

Евгений Рубин Французская коллекция Якова ЗубаловаАнастасия Старовойтова 1. Яков Константинович Зубалов (1876~ 1941) Фотография. 1910-е 2. Огюст Роден (1840-1917) Женщина и цветы. 1914 Мрамор 3. Пабло Пикассо (1881-1973). Купальщицы. 1920-е Бумага, карандаш 4. Хуан Грис (1887-1924) Натюрморт. Трубка и


Коллекция незавершенного Энгра

Из книги Массовая литература сегодня автора Николина Наталия Анатольевна

Коллекция незавершенного Энгра В правде я люблю то, что немного выходит за пределы нормального порядка вещей, некий риск, которого избегают, так как, я это знаю, правда может не быть правдоподобной. Энгр «Мои мысли — это мои шлюхи», — говорил Племянник Рамо, гуляя в садах


Ювелирная коллекция великой княгини Ольги Федоровны

Из книги Русская Ницца автора Нечаев Сергей Юрьевич

Ювелирная коллекция великой княгини Ольги Федоровны Европейские невесты, становившиеся великими княгинями, также не блистали богатым приданым. Например, невеста великого князя Михаила Николаевича, дочь великого герцога Баденского Леопольда, в православии великая


Ювелирная коллекция императрицы Александры Федоровны

Из книги автора

Ювелирная коллекция императрицы Александры Федоровны Огромную ювелирную коллекцию сумела собрать жена Николая I, императрица Александра Федоровна. Это удалось ей благодаря усилиям ее мужа, который любил и баловал свою «Белую розу».Прежде чем говорить о ювелирной


Ювелирная коллекция императрицы Марии Александровны

Из книги автора

Ювелирная коллекция императрицы Марии Александровны Если говорить о семье Александра II, то императрица Мария Александровна, как и все женщины, была неравнодушна к ювелирным украшениям. До нас дошло довольно много картин, написанных с императрицы Марии Александровны в


Ювелирная коллекция императрицы Марии Федоровны

Из книги автора

Ювелирная коллекция императрицы Марии Федоровны Страстной любительницей драгоценностей во всем их многообразии была императрица Мария Федоровна. Конечно, императрицам по статусу было положено блистать в уборах из драгоценных камней. Но Мария Федоровна этому блеску


Ювелирный альбом императрицы Марии Федоровны

Из книги автора

Ювелирный альбом императрицы Марии Федоровны Домашние альбомы со стихами и рисунками были одной из дворянских традиций, в царских же резиденциях эта традиция трансформировалась в появление так называемых ювелирных альбомов. В эти альбомы заносились рисунки подарочных


Ювелирная составляющая императорских завещаний

Из книги автора

Ювелирная составляющая императорских завещаний Российские императоры всегда были ответственными людьми. Кроме того, они были богатейшими людьми своего времени. Поэтому к своему неизбежному уходу из жизни они готовились и на юридическом уровне, составляя завещания. При