Классы проституток

Классы проституток

Традиция делить проституток на классы появилась еще тогда, когда Ёсивара находился в Янагимати (недалеко от нынешнего Токивабаси). Тогда они делились на таю и хасидзёро[1 Лучшие женщины публичного дома всегда помещались в центре заведения (мисэ), а менее красивые или умелые — по сторонам. Отсюда и название хасидзёро («последняя» куртизанка).]. С течением времени появились еще три класса: косидзёро, цубонэдзёро и киримисэдзёро. После открытия нового (син) Ёсивара хасидзёро и цубонэдзёро исчезли, зато появились сантядзёро и умэтядзёро — годы Гэнроку (1688— 1704). На конец периода Кансэй (1789—1801) сформировалась следующая классификация: ёбидаси, тюсан, цукэмаваси, дзасикимоти, хэямоти и киримисэдзёро. Подробности всех этих изменений описаны в различных старых книгах и к тому же могут быть обнаружены в списках куртизанок, публиковавшихся в те времена. Что касается происхождения терминов «таю», «коси», «цубонэ» и пр., то они произошли от похожей классификации, принятой в Киото. А если моим читателям будет интересно проследить за происхождением этих терминов, то за дальнейшей информацией я рекомендую обратиться к книге «Добо гёэн».

Таю были куртизанками высшего класса, превосходящими своих несчастных сестер красотой и прочими достоинствами, и, как было сказано выше, этот термин появился еще тогда, когда квартал находился в Янагимати. В 20-м году Канъэй (1642) в Ёсивара проживало 18 таю, в период Мандзи (1658—1661) — 19, а ко 2-му году Кёхо (1718) — 14. Однако между 21-м годом Кёхо (1736) и 1-м годом Энкё (1744) их число сократилось до 5. В 4-м году Кансэй (1751) во всем Ёсивара проживала только одна таю, и к концу годов Хорэки (1751—1764) они полностью исчезли как класс. Поначалу гонорар (агэядайкин, агэдай) таю составлял 37 моммэ (около 6,14 иены), но к годам Дзёкё (1684—1688) он удвоился. В эпоху Кампо он уже составлял 97 моммэ серебром (около 16 иен). В те времена хасидзёро считались куртизанками очень низкого класса, и нет никаких надежных источников, позволяющих судить об их гонорарах.

Класс проституток косидзёро был близок к тому, что в Киото называли тэндзин. У этих женщин были свои комнаты позади решетчатых дверей (огоси), а книга «Добо гёэн» утверждает, что префикс коси перед словом «дзёро» (проститутка) был поставлен, чтобы отличать их от цубонэдзёро. Косидзёро были следующими после таю, и их гонорар составлял поначалу 25 моммэ (4,15 иены), но к годам Кампо (1741—1743) возрос до 60 моммэ серебром (около 10 иен). Как указывается в книге «Нанива сэйроси», изданной в 10-м году Хорэки (1760), термин «тэндзин» использовался не только в Киото, но и в Симмати в Осаке. Следующими после косидзёро идут цубонэдзёро[1 Обычно цубонэдзёро селились на втором этаже. Слово «цубонэ» — «женские покои» в домах аристократов и феодалов — было присоединено к дзёро в память о дочери дворянина Итиномия. Говорят, она отправилась в путешествие в Хатакэ в провинции Тоса, но из-за непогоды оказалась в Хиросиме, где нужда заставила ее стать проституткой.

У местных жителей не нашлось слова для дзёро такого высокого происхождения, поэтому они придумали новое и оставили его в наследство будущим поколениям Ёсивара.] , гонорар которых изначально составлял 20 моммэ серебром (около 3,32 иены), но после появления сантядзёро конкуренция сократила его до 15 моммэ (около 2,49 иены).

Перед домами, в которых проживали цубонэдзёро, устанавливались деревянные решетчатые экраны, сплетенные в виде восьмерки высотой около 2 м и являвшие собой довольно любопытное зрелище. Этот класс куртизанок, в свою очередь, был вытеснен умэтядзёро на рубеже годов Гэнроку (1688—1704). Правда, по окончании периода Тэммэй (1781— 1789) появился класс проституток с таким же названием, но это были женщины самого низкого из возможных классов, которые не имели со своими предшественницами ничего общего.

Киримисэдзёро были предшественницами современных комисэдзёро (проститутки из мелких заведений) и проживали у ручья. Они жили в нагая (дома барачного типа) и предлагали свои услуги за скромную сумму в 100 монов (10 сенов). За это их часто называли хякудзо (в вольном переводе — женщина за 100 монов).

В начале периода Камбун (1661—1673) появился еще более низкий класс проституток, называемых кэндон, и еще один низкий класс, носящий благозвучное название тэппо (пушка). Тэппо брали 2 сю (около 1,25 иены за день и ночь, однако после десяти вечера даже эта сумма из соображений конкуренции сокращалась до 400 монов (40 сенов).

Сантядзёро назывался класс женщин, который появился после облавы на дзигоку (проституток без лицензии, или гулящих) в Эдо. Тогда, в 5-й год Камбун (1665), они и женщины из фуроя (бань) были свезены в Ёсивара. Происхождение слова «сантя» весьма любопытно. В его основе лежит игра слов. В старину так называли порошковый чай, сейчас известный как маття или хикитя. Раньше обычный листовой чай заваривали, поместив его в мешочек и опустив, постоянно встряхивая, в кипяток. В японском языке глагол «встряхивать» звучит фуру, но это слово также используется (особенно проститутками) в значении «отказать» или «выказать гостю антипатию». Порошковый чай (сантя), наоборот, в мешочек не помещался, а засыпался прямо в воду и потому не нуждался во встряхивании. Отрицательная форма глагола фуру звучит фурадзу, а фурадзу значит не только «не встряхивать», но и «не отказывать». В «Добо гёэн» говорится, что многие куртизанки высокого класса были высокомерными, как павлины, и, будучи в зените своей карьеры, позволяли себе выказывать антипатию некоторым своим клиентам и даже отказывать (фуру) им. Вновь прибывшие куртизанки, которых собирали со всех концов Эдо, были вполне сговорчивы и понятливы и не пытались отказывать (фурадзу) возможным клиентам. Отсюда и название сантядзёро (проститутки порошкового чая). Поначалу гонорар сантядзёро составлял 1 бу (золотой, около 2,5 иены). Эта категория женщин стала с течением времени настолько популярна, что в годы Анъэй (1772—1781)и Тэммэй (1781— 1789) как само количество, так и цены на услуги таю и коси заметно снизились. К концу 1763 года вышеупомянутые классы исчезли, и, как только это произошло, сантядзёро захватили весь рынок. Примерно в то же время, однако, начал зарождаться более высокий класс — ёбидаси. И опять его поделили на две ступени. Как написано в «Ёсивара сайкэн» (список проституток) того времени, они обозначались значками и соответственно. Те, кого обозначили знаком ,отвечали всем требованиям таю. Их агэдай за 24 часа составлял 1 рё 1 бу (около 12,5 иены). Те же, кого отмечали знаком , соответствовали косидзёро с гонораром в 1 рё (около 10 иен).

Сантя, в свою очередь, делились на тюсан (или хирусан) и на цукэмаваси. Их гонорары составляли 3 бу (около 7,5 иены) и 2 бу серебром (около 5 иен) соответственно.

И ёбидаси и тюсан могли прогуливаться по Накано-тё в хатимондзи гэта[1 Г э т а — высокие японские деревянные сандалии. (Примеч. пер.)], в то время как остальные женщины, за исключением цукэмаваси, находились в харимисэ (похожие на клетки выгородки, внутри которых куртизанки демонстрировали себя). Примерно в годы Гэнроку (1688—1704) появилась категория женщин, называемая байтядзёро, и вступила в конкуренцию с сантя, но не смогла ее выдержать. Изначально гонорар этих байтя составлял 10 моммэ серебром (около 1,6 иены), но затем поднялся до 15 моммэ (около 2,5 иены). К наступлению эры Кампо (1741—1744) байтя исчезли. Дзасикимоти, хэямоти, которые просуществовали до Реставрации[2 Имеется в виду незаконченная буржуазная революция 1868 г., в ходе которой была свергнута военная диктатура и восстановлена монархия. (Примеч. пер.)], считаются наследницами байтядзёро.

После Реставрации (Исин) различные классы проституток перестали различаться специальными названиями, но их агэдай различались в зависимости от положения публичного дома, к которому они принадлежали. В настоящее время (1899) гонорары разнятся от 20 сенов до 1 иены 20 сенов, а женщины подразделяются на девять классов. Гонорары женщин из омисэ (больших заведений) и накамисэ (средних) составляли 1,20 иены и 90 сенов соответственно. Такие большие и средние заведения можно было посетить через посредничество хикитэдзяя, за что те получали свою 10-процентную комиссию.

Между прочим, читателям может быть интересно ознакомиться с выдержками из «Косёку сигё сёкоку моногатари», написанной известным писателем Кёдэном (1761—1816) под псевдонимом Сёдзан. В этой книге даны подробные описания ёбидаси, дзасикимоти и хэямоти, а также представлены живые зарисовки жизни и обычаев этих женщин в период между годами Тэммэй (1781—1789) и Бунсэй (1818—1830). 

«Ёбидаси (цена от 1 рё 1 бу до 1 рё 3 бу: около 12,5 иены до 17,5 иены). Великолепие ее облачения почти не поддается описанию. Ее платье представляет собой длинное одеяние из богато расшитой парчи. Ее голова украшена ослепительным сиянием заколок (сделанных из лучших черепашьих панцирей), которые сверкают вокруг ее головы как искрящийся нимб святого. А ее восхитительная красота такова, что достаточно одного взгляда на ее лицо, чтобы разбить чье-нибудь сердце...»

После такого описания нетрудно представить уют ее комнат, изысканность меблировки, изящество личных вещей. Каждая ойран уровня ёбидаси, как только наступают сумерки, выходит на прогулку по Накано-тё. Ее сопровождают две камуро (молодые девочки-служанки), двое взрослых мужчин (синдзо), человек с фонарем (хакодзётин), человек с открытым зонтиком на длинной ручке и пожилая женщина (яритэ) в качестве дуэньи.

Дзасикимоти (цена 1 бу, около 2,5 иены). Эти женщины принадлежат публичным домам хаммагаки. Их «рабочие часы» днем с 12 до 4, а ночью от заката до полуночи. Их наряды сшиты в основном из бархата, крепа, атласа, тонкого шелка или хабутаэ, их пояса (оби) сделаны из золотой парчи, бархата, дамаста и т. д. В распоряжении каждой из них обычно находится по две комнаты размером в восемь циновок.

Их футоны (вид мягкого матраца) из бархата или дамаста (толщиной более 20 см) покрыты специально сотканным крепом, и у каждой женщины по два таких футона. Покрывала, используемые ночью, сделаны из черного бархата и обшиты красным крепом.

Хэямоти (цена 2 сю, около 1,25 иены).

Несмотря на то что они принадлежат небольшим заведениям, среди них много красавиц. Бархат, креп и другие шелковые ткани используются для их нарядов и постельного убранства.

Цубонэдзёро (цена 100 монов (около 10 сенов) или 200 монов (около 20 сенов) за день и ночь).

Эти женщины относятся к самому низкому классу, и их дома посещают подонки и отбросы общества со всей округи.

В этой среде существовал своеобразный сленг. Самурая, например, называли яма сан, священника — гэн сан, купца — тёнин сан, молодого человека — муско сан. Представителям других классов и сословий давались не менее любопытные прозвища. Эти женщины любыми способами пытаются затащить в дом первого встречного, а через несколько минут, когда такой гость уходит, все повторяется сначала.

В юмористическом произведении Икку Дзиппэнся Икку (1765—1831), которое называется «Сато каноко сина садамэ», таю, коси, сантя, дзасикимоти и хэямоти остроумно сравниваются с цветами, примерно в таком порядке: таю, как самых редких в наши дни, сравнивают с цветами вишни, потому что никакие другие цветы не могут сравниться с вишней по цвету и запаху, так и таю своей красотой и любвеобильностью превосходят всех прочих куртизанок. Косидзёро, будучи мягкими и нежными, сравниваются с одиноким цветком вишни, поскольку они никому ничего не навязывают. Качества сантя и дзасикимоти могут сравниться с красными цветами сливы (кобай), потому что их цвет очень глубок (здесь присутствует двусмысленность, намекающая на искушенность этих женщин). Хэямоти, как белые цветы сливы, бледные, но очень пахучие (!!!).

Далее приводится хронологическая таблица изменений классов и номенклатуры дзёро.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.