Фурисодэ кадзи (Большой пожар годов Мэйрэки)

Фурисодэ кадзи (Большой пожар годов Мэйрэки)

Нижеприведенный текст является почти буквальным переводом популярной японской легенды.

Известно, что на 18-й день 1-го месяца 3-го года Мэйрэки (2 марта 1657) в храме Хоммёдзи на Маруяма в Хонго вспыхнул пожар, который бушевал в Эдо три дня и три ночи, сжигая все. Число погибших в огне превышало 108 000 душ, и предание говорит, что с древних времен и по сей день ни один пожар не может сравниться с этим и что невозможно описать словами размеры этого ужасного бедствия. При расследовании причин пожара выяснилось, что в конце весны 2-го года Мэйрэки, когда вишни стояли в полном цвету, дочь одного хатамото, жившего поблизости от Бантё, в компании нескольких соседей, отправилась в Уэно полюбоваться цветами. В это время молодой паж из замка проходил по мосту Саммайбаси на Хирокодзи в Уэно. Знатная девушка, двигавшаяся в противоположном направлении, увидела его. Юноша был хорош собой, и девушка, мельком глянув на него, заметила, что ему лет шестнадцать-семнадцать, одет он в черную хаори (род свободной куртки) с широкими рукавами (фурисодэ), с рисунком в виде водяных колес (популярный в Японии орнамент). Его хакама (свободные шаровары) были из коричневой полосатой материи. Весь его облик с мечами (ножны которых были украшены цветочным орнаментом), заткнутыми за пояс, напоминал древние изображения Нарихира (Аривара Нарихира — см. выше) или Минамото-но Мицуудзи[1 Похоже, автор смешал здесь двух полулегендарных персонажей истории Японии, а именно Минамото-но Ёсицунэ и Асикага-но Мицуудзи. Оба считались рыцарями без страха и упрека и писаными красавцами. (Примеч. пер.)] в детстве, на пороге посвящения в рыцари. И она подумала: кто может превзойти в красоте этого юношу? Его губы такие же алые, как самые алые цветы. Его брови прекрасно изогнуты. Его волосы черные и блестящие. Его лоб несет знак обряда гэмбуку[2 Гэмбуку — совершеннолетие. Наречение подростка в 15— 16 лет взрослым именем. Присвоение ему одежды, прически и головного убора взрослых. (Приме. пер.)]. Его волосы были красиво расчесаны по моде того времени. Его лицо не знало прикосновения мороза. Весь его облик, казалось, соперничал с красотой и ароматом распустившихся цветов. Когда он проходил мимо, широкие рукава его одежды коснулись ее платья, ее сердце заколотилось, и она влюбилась с первого взгляда. Поскольку они двигались в противоположных направлениях, она не могла не обернуться, чтобы понять, кого она увидела — человека или бога, и в то время, пока она смотрела на него, ее первая любовь расцветала, как цветы вишни. Но она была не одна и продолжила свой путь, сожалея о разлуке с любимым. Прибыв со своими подругами в Уэно, она погрузилась в грустные мысли, несмотря на великолепие цветущих вишен, образ юноши стоял у нее перед глазами, а смех и веселье окружающих только раздражали ее.

Вернувшись домой, она задумалась: «Кто это может быть? Я не знаю, где он живет, и не знаю, как его найти. Теперь я буду изнывать от своей любви. Моих сил и воли недостаточно, чтобы соединиться с ним и утолить свои желания. Да, я безумна, но я стараюсь остановить свои глупые и бесполезные мысли, но я не могу приказать своему сердцу». Время тянулось для нее невыразимо тоскливо, проходили дни и месяцы, пока не наступил сезон летних дождей с его периодами ливней. Ее мысли были полны меланхолии, и она даже перестала причесываться, оставляя волосы распущенными по плечам. Полагая, что она заболела, ее родители очень беспокоились. Однажды ее отец сказал ее матери: «Я долго думал над причиной болезни нашей дочери. Она не пьет лекарств, не принимает докторов. Я ничего не понимаю. Но на днях я слышал от соседей, что во время любования цветущими вишнями наша дочь встретила в Михаси какого-то молодого господина и не может забыть его. Я не знаю, кто он, но похоже, это очень красивый юноша. Я слышал, что она говорила об этом подругам, но не придал этому значения. И вот наша дочь вернулась домой, и с тех пор она несчастна и постоянно плачет. Последнее время ее болезнь усилилась и стала очень серьезной. Она погружена в свои мысли и выглядит очень плохо. Если ты ее осторожно расспросишь, может, она тебе расскажет, в чем дело». Тем же вечером мать попыталась поговорить с дочерью, но та лишь прятала лицо в подушку и молчала. Через некоторое время, однако, она решила, что все зашло так далеко и нет больше смысла молчать, и потому рассказала все: «Во время любования цветами весной и т. д. и т. д.» — и она продолжила свою исповедь матери. Из ее глаз лились слезы. Она кричала, ее трясло. Выглядела она очень несчастной и достойной жалости. Закончив, она отвернулась и попросила мать не смеяться над ней. Тогда мать придвинулась к ней поближе и спросила, не знает ли та имя молодого человека и где он живет. Но дочь ответила, что не знает о нем ничего, а единственное, что помнит, — орнамент на его платье, и постоянно думает об этом. Тогда мать сказала: «Если у тебя будет одежда с таким же орнаментом, ты сможешь положить ее у своей подушки, и тебе станет легче». Услышав это, дочь очень обрадовалась, а родители, расспросив ее о рисунке и цвете орнамента из водяных колес, призвали своего красильщика и не торгуясь сделали ему заказ со словами: «Пожалуйста, поторопись и сделай ткань с таким рисунком как можно быстрее». Ткань была окрашена очень быстро, и они поторопились к портному, заставив его трудиться день и ночь, пока одежда не была готова. Они были очень заботливыми родителями и внимательно относились к своему ребенку. Поэтому, когда случилось несчастье, их сердца стали такими же черными, как фурисодэ, которое они заказали.

Орнамент состоял из водяных колес среди волн, которые вращались и вращались, пока не навлекли на мир разорение и несчастья. Родители принесли это одеяние дочери, и она с криком «Да-да! Вот оно!» как безумная схватила его. Она почувствовала себя почти как в раю. Затем через четыре или пять дней ее болезнь усилилась, и вскоре она умерла, прижимая фурисодэ к груди. Вид ее, даже в смерти, держащей в руках это платье, вызывал глубокую печаль и сожаление. Что ж, пришло время родителям расстаться со своим ребенком, и в храме Хоммёдзи в районе Хонго были проведены все необходимые ритуалы. Что касается украшенного фурисодэ, то, поскольку девушка его так любила, родители положили его на ее гроб в качестве какэмуку (покрова) и отправили все в храм. Со временем священники из Хоммёдзи продали одеяние в лавку подержанных вещей, а в 9-м месяце того же года его снова принесли в храм и снова в виде покрова на гроб, но священники не обратили особого внимания и опять продали фурисодэ, как обычно, старьевщику. В следующий раз точно так же расписанное одеяние и так же в качестве покрова попало в храм от одного прихожанина на 18-й день 1-го месяца 3-го года Мэйрэки (2 марта 1657), и это был уже третий раз, когда одно и то же одеяние попадало в храм. Это, наконец, привлекло внимание нассё (служитель храмовой канцелярии) и бансо (служка), которые подумали, что это странно. Что это фурисодэ в третий раз возвращается в храм неспроста. И рассказали обо всем настоятелю. После размышлений настоятель сказал: «Это действительно серьезный случай. В высшей степени непонятно, как это одеяние попадало в руки наших прихожан не один, а два и три раза. И что еще более загадочно, что все усопшие были молодыми девушками. Я справлюсь у сэсю (поставщик похоронных принадлежностей) об этом». И, будучи ответственным за похоронные службы, он спросил у сэсю об истории этого фурисодэ. И сэсю отвечал: «Мне очень стыдно, что вы меня об этом спрашиваете, но однажды наша дочь отправилась по делам в район Асакуса, увидела это фурисодэ в лавке торговца подержанной одеждой и стала настаивать на его покупке. В соответствии с ее желанием мы купили это одеяние, и в тот же самый вечер она свалилась в жестокой лихорадке. Но это еще не все, она начала бредить, как лунатик, крепко прижимая одеяние к себе при этом. Вся моя семья прикладывала огромные усилия, чтобы забрать одеяние, но она не позволяла. С того дня она начала стремительно худеть и вскоре умерла». Настоятель кивнул и рассказал детали происхождения этого загадочного одеяния и как оно уже дважды попадало в храм в виде какэмуку (покрова). Услышав рассказ, сэсю пришел в ужас и сказал, что, если продать фурисодэ еще раз, это принесет такое же несчастье еще кому-нибудь. «Я не хочу, чтобы такое произошло, и поэтому думаю, что лучше всего по окончании похоронной церемонии эту одежду сжечь». Настоятель кивнул и ответил: «Действительно, это мудрое решение. Да-да». Затем, когда похоронная церемония закончилась и люди разошлись, священники принесли трехфутовую жаровню, чтобы сжечь одеяние. Скомкав фурисодэ, они сунули его в огонь и встали вокруг, распевая молитву: «Пусть души трех женщин скорее попадут в рай. Мы поклоняемся тебе, Цветок мудрости. Ты спас нас, принеся книгу удивительного Закона!» Сразу же после того, как они сунули одежду в огонь, с севера налетел вихрь настолько сильный, что поднятые им песок и пыль почти полностью закрыли небо и грозили накрыть весь мир черным покрывалом. Люди в храме смотрели друг на друга в ужасе, говоря, что это не может быть случайностью. И в это время горящее одеяние было подхвачено ветром и занесено под высокий потолок главного помещения храма. Стоящие вокруг не успели сказать даже «Ах!», как храм и жилища священников оказались объяты пламенем. Огонь становился все яростней, пока не стал источником великого бедствия. Так случился пожар, известный как фурисодэ кадзи (пожар платья с широкими рукавами), который выжег почти весь город и о котором люди говорят до сих пор.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

БОЛЬШОЙ И МЕРТВЫЙ

Из книги Эссе, статьи, рецензии автора Москвина Татьяна Владимировна

БОЛЬШОЙ И МЕРТВЫЙ В Большом театре (Новая сцена) состоялась премьера балета «Корсар» в постановке Алексея Ратманского и Юрия Бурлаки. Либретто сочинено по мотивам поэмы Байрона и рассказывает о любви гордого корсара Конрада к невольнице-гречанке Медоре.Новая премьера


Большой Гнездниковский, дом 10

Из книги Путеводитель по судьбе: От Малого до Большого Гнездниковского переулка автора Красухин Геннадий Григорьевич


Большой передел…

Из книги Царские деньги. Доходы и расходы Дома Романовых [litres] автора Зимин Игорь Викторович


Большой пожар

Из книги Мифы и легенды Китая автора Вернер Эдвард

Большой пожар Прибыв в город Сичжи, Ло Сюань отправил вперед столбы пламени, и воздух озарился всполохами огня, десять тысяч огненных ворон выпорхнули из тыквенного сосуда, распространились по городу, и начался небывалый пожар, вся местность в мгновение ока оказалась


Пожар в монастыре

Из книги История русской живописи в XIX веке автора Бенуа Александр Николаевич

Пожар в монастыре Увидев, что многочисленные духи собрались, чтобы помочь Мяо Шань, послушницы и И Ю решили посоветоваться с регентшей и сказали: «Мы распорядились, чтобы принцесса выполняла самую тяжелую работу на кухне, потому что она отказалась вернуться во дворец. Но


Пожар и бессовестный грабеж

Из книги От Эдо до Токио и обратно. Культура, быт и нравы Японии эпохи Токугава автора Прасол Александр Федорович

Пожар и бессовестный грабеж В разгар битвы между поляками и русскими в Белом городе вспыхнул дом Михаила Салтыкова. Хозяин сам поджег свой дом. Изменник Салтыков знал, что теперь ему уже не жить в собственном доме. Возник пожар и в других местах. Из-за сильного ветра пожар


Водяной пожар

Из книги Московские слова, словечки и крылатые выражения автора Муравьев Владимир Брониславович

Водяной пожар Тот факт, что сказка о Ерше Ершовиче сыне Щетинникове двести лет назад превратилась в один из самых распространенных сюжетов лубка, свидетельствует, на мой взгляд, о некоторой принципиальной ее плакатности. Эта сказка — карикатура, политическая и


Московский пожар

Из книги Мифы и правда о женщинах автора Первушина Елена Владимировна


Пожар

Из книги Рассказы о Москве и москвичах во все времена [Maxima-Library] автора Репин Леонид Борисович


Пожар пощадил дворец Пожарского

Из книги Большая Ордынка. Прогулка по Замоскворечью автора Дроздов Денис Петрович

Пожар пощадил дворец Пожарского Уверен, мужчины меня поймут. Знаете, как иногда это бывает: встречается где-нибудь в транспорте — в метро ли, в автобусе яркая женщина в одно и то же время, в одном и том же месте, что уж и ждешь ее, ищешь взглядом, когда не находишь в


ИСТОРИЯ БОЛЬШОЙ ОРДЫНКИ

Из книги Покровка. От Малой Дмитровки в Заяузье автора Романюк Сергей Константинович

ИСТОРИЯ БОЛЬШОЙ ОРДЫНКИ «С южной стороны по течению Москвы-реки дубовый город оканчивал свою межу над рвом или трубою XVII ст., против которых направлялась из Замоскворечья также некогда большая дорога Ордынская, превратившаяся в улицу Большую Ордынку. Эта дорога


Глава IX Кадаши Между Большой Ордынкой и Большой Полянкой

Из книги автора

Глава IX Кадаши Между Большой Ордынкой и Большой Полянкой Недалеко от Кремля, царской резиденции, за Государевым садом и слободой садовников находилась одна из самых богатых слобод в Москве — дворцовая Кадашевская слобода. Название ее произошло от села Кадашева, которое


Глава X Наливки. Хвостово Между Большой Полянкой и Большой Якиманкой

Из книги автора

Глава X Наливки. Хвостово Между Большой Полянкой и Большой Якиманкой Продолжением Погорельского переулка за перекрестком с Большой Полянкой служит 2-й Спасоналивковский переулок (в XVIII — начале ХХ в. Шапкин, по фамилии домовладельца). Он, как и 1-й Спасоналивковский (в