БОЛЬШОЙ И МЕРТВЫЙ

БОЛЬШОЙ И МЕРТВЫЙ

В Большом театре (Новая сцена) состоялась премьера балета «Корсар» в постановке Алексея Ратманского и Юрия Бурлаки. Либретто сочинено по мотивам поэмы Байрона и рассказывает о любви гордого корсара Конрада к невольнице-гречанке Медоре.

Новая премьера Большого - реконструкция спектакля образца 1899 г., попытка восстановления хореографии великого Мариуса Петипа, правда, с вставками главного балетмейстера Большого театра А. Ратманского. Говорят, почти не отличить, где Петипа, где Ратманский, - так все органично срослось. Говорят - красотища стилизованных по эскизам ХIХ века костюмов и декораций бешеная.

Но мы все-таки не за декорациями ходим на балет, а за танцами. И поскольку балетные критики пишут сегодня для самих себя, мы обратились за комментариями к просвещенному зрителю и знатоку - театроведу и телеведущему Виталию Яковлевичу Вульфу.

- ВИТАЛИЙ Яковлевич, увлекла ли вас премьера в Большом?

- Измучился я на спектакле. Он идет три с половиной часа, а собственно танцев в нем - два па-де-де. Одно станцевали - в том составе, который я видел, - Мария Александрова и Николай Цискаридзе, Цискаридзе блистательно, Александрова неплохо. Она хорошая балерина, но что-то стала тяжеловата, несколько утратила свою пленительную женственность. И еще одно па-де-де было в исполнении Дениса Медведева и Анастасии Горячевой. К числу несомненных достижений относится и маленькая, великолепно отделанная характерная роль хозяина базара в трактовке Геннадия Янина. Вот и все, что я нашел увлекательного в новом «Корсаре» по части танцев и актерского мастерства. Артистам в нем нечего делать. Ведь концепция спектакля обращена в другую сторону - восстановить старую хореографию Петипа с максимальной полнотой.

Вернулись к прежнему либретто, взяли за источник вдохновения эскизы художника Евгения Пономарева 1899 года. Восстановили пантомиму, которая в старом театре главенствовала. И что получается? Получается театр мимики и жеста, что-то странно архаическое. Нужно ли это?

Второй акт называется «Оживленный сад». Он представляет собой сложную композицию, где в течение нескольких минут перестраиваются 68 человек, а места для них на Новой сцене нет, и места для танцев нет, и танцев нет. Клумбы, гирлянды, живые гирлянды из людей, героиня Медора лавирует между этими клумбами, ища местечка, где бы станцевать.

Я никогда с таким трудом не воспринимал классический балет. Может быть, это имеет какую-то музейную, архивную ценность, но сценического смысла не имеет. Автор концепции Юрий Бурлака - конечно, образованный человек и многое восстановил. Говорят, что в Гарварде хранились записи хореографии Петипа, вот по ним и восстановили партитуру.

Предположим, это действительно так. Но ведь у Петипа были вещи гениальные, а были - принадлежащие стилистике своего времени, когда главенствовала пантомима. Сейчас это воспринимается с трудом, как нечто очень замедленное, длинное, неинтересное. Всегда балеты Петипа шли в современных редакциях, и это правильный путь.

- А пресса хвалит, да так единодушно…

- Я прочел в одной рецензии, что новый «Корсар» в Большом - это динамичный спектакль, и подумал: а где же у пишущего совесть-то? Динамичный балет! Три с половиной часа и два па-де-де. Публика - да, она получает определенное удовольствие от трюков, спецэффектов, пиротехнических приемов, когда, например, в финале идут мощные волны, разбивается лодка. Это такой детский, ребяческий восторг, как от утренника в ТЮЗе. На балете аплодировать пиротехническим фокусам! Спектакль этот - масштабный, и при этом неживой. Мертвый.

Я понимаю любовь к антикварной мебели. Но сценическое искусство живет по другим, совсем по другим законам. Его невозможно восстановить как стул красного дерева, даже по эскизам мастера. Оно связано с ритмами, восприятием, стилем, смыслом своего времени и постоянно нуждается в обновлении. Высший пилотаж - это сохранение и развитие классических традиций, как это было, например, в лучшую пору у Григоровича. Сохранение и развитие! А не архаическое копирование. Нет, это не шаг вперед для Большого - это стояние на месте без внутреннего движения…

Меня, знаете, поразил буклет, выпущенный к премьере «Корсара». Рядом красовались два портрета - Мариуса Петипа и Алексея Ратманского. Вместе. Великий балетмейстер ХIХ в., создавший «Лебединое озеро», «Щелкунчика», «Раймонду» и так далее, - и молодой человек, который еще ничего равнозначного, да что там - хоть сколько-нибудь приближающегося к уровню Петипа не сделал.

Но никакого органичного соединения Петипа и Ратманского не произошло. Первые два акта - театр мимики и жеста якобы по партитурам Петипа и два дивных па-де-де Петипа. Третий акт - танцы средней руки, поставленные Ратманским и к Петипа не имеющие никакого отношения.

Может быть, руководству Большого балета стоит поменьше отдаваться самовосхищению и самообожанию и побольше заниматься творчеством?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

МЕРТВЫЙ ХРИСТОС В ГРОБУ Ганс Гольбейн Младший

Из книги 100 великих картин автора Ионина Надежда

МЕРТВЫЙ ХРИСТОС В ГРОБУ Ганс Гольбейн Младший В то время, когда Лукас Кранах писал портреты Мартина Лютера, другой немецкий художник — Ганс Гольбейн Младший — создавал картину «Мертвый Христос в гробу», возможную разве только что в тогдашней сумятице религиозных


Большой Гнездниковский, дом 10

Из книги Путеводитель по судьбе: От Малого до Большого Гнездниковского переулка автора Красухин Геннадий Григорьевич


Большой передел…

Из книги Царские деньги. Доходы и расходы Дома Романовых [litres] автора Зимин Игорь Викторович


Вэнь-чан и большой медведь

Из книги Мифы и легенды Китая автора Вернер Эдвард

Вэнь-чан и большой медведь Итак, бог Письменности Вэнь-чан занял достойное место в китайском пантеоне. Ему часто делались подношения в учебных заведениях.Те ученые, что должны были пройти через общественные конкурсные экзамены, поклонялись ему как богу Письменности или


Большой пожар

Из книги Петербургская Коломна автора Зуев Георгий Иванович

Большой пожар Прибыв в город Сичжи, Ло Сюань отправил вперед столбы пламени, и воздух озарился всполохами огня, десять тысяч огненных ворон выпорхнули из тыквенного сосуда, распространились по городу, и начался небывалый пожар, вся местность в мгновение ока оказалась


«В БОЛЬШОЙ ОФИЦЕРСКОЙ… ДОМ ДУБЕЦКОГО»

Из книги Повседневная жизнь египетских богов автора Меекс Димитри

«В БОЛЬШОЙ ОФИЦЕРСКОЙ… ДОМ ДУБЕЦКОГО» Жилой дом, объединенный в настоящее время под двойным номером 43–45, имеет предельно простую и лаконичную композицию фасада. Однако архитектору все же удалось скупыми и простыми средствами достигнуть определенного художественного


Большой внутренний покой

Из книги Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Северная Америка. Южная Америка автора Ершова Галина Гавриловна


ИСТОРИЯ БОЛЬШОЙ ОРДЫНКИ

Из книги Невский проспект. Дом за домом автора Кирикова Людмила Александровна

ИСТОРИЯ БОЛЬШОЙ ОРДЫНКИ «С южной стороны по течению Москвы-реки дубовый город оканчивал свою межу над рвом или трубою XVII ст., против которых направлялась из Замоскворечья также некогда большая дорога Ордынская, превратившаяся в улицу Большую Ордынку. Эта дорога


ПРОГУЛКА ПО БОЛЬШОЙ ОРДЫНКЕ

Из книги Такая удивительная Лиговка автора Векслер Аркадий Файвишевич

ПРОГУЛКА ПО БОЛЬШОЙ ОРДЫНКЕ Прогулку по Большой Ордынке лучше всего начать с Москворецкого моста. Окинув в последний раз взглядом Кремль и центральную часть столицы, мы отправляемся в особую страну – Замоскворечье. Москворецкий мост позади. Вот она перед нами – Большая


№ 35/17 Большой Гостиный двор

Из книги Покровка. От Малой Дмитровки в Заяузье автора Романюк Сергей Константинович

№ 35/17 Большой Гостиный двор 1761–1785 гг., Ж.-Б. Валлен-Деламот Участок на углу проспекта и Садовой улицы был застроен деревянными торговыми рядами с галереями в 1736–1737 годах – сразу после пожара Мытного (Гостиного) двора (см. дом № 15). Первый проект каменного Гостиного двора


Глава IX Кадаши Между Большой Ордынкой и Большой Полянкой

Из книги автора

Глава IX Кадаши Между Большой Ордынкой и Большой Полянкой Недалеко от Кремля, царской резиденции, за Государевым садом и слободой садовников находилась одна из самых богатых слобод в Москве — дворцовая Кадашевская слобода. Название ее произошло от села Кадашева, которое


Глава X Наливки. Хвостово Между Большой Полянкой и Большой Якиманкой

Из книги автора

Глава X Наливки. Хвостово Между Большой Полянкой и Большой Якиманкой Продолжением Погорельского переулка за перекрестком с Большой Полянкой служит 2-й Спасоналивковский переулок (в XVIII — начале ХХ в. Шапкин, по фамилии домовладельца). Он, как и 1-й Спасоналивковский (в