Глава IX Кадаши Между Большой Ордынкой и Большой Полянкой

Глава IX

Кадаши

Между Большой Ордынкой и Большой Полянкой

Недалеко от Кремля, царской резиденции, за Государевым садом и слободой садовников находилась одна из самых богатых слобод в Москве — дворцовая Кадашевская слобода. Название ее произошло от села Кадашева, которое упоминается в завещании великого князя Ивана Васильевича в 1504 г., но село существовало значительно раньше. Распространено мнение, что название села отражает главное занятие его жителей — изготовление кадей (бочек), однако это никак не подтверждается историческими документами. Возможно, что происхождение названия этого села обязано древнетюркскому слову «кадаш», что означает «товарищ», как член свободного сообщества, слободы.

Первые сведения о ткацком производстве в Кадашеве относятся к началу XVII в. Ткачи — хамовники, изготовлявшие льняное полотно для нужд двора, жили в отдельной слободе, управлявшейся приказом Царицыной мастерской палаты. Кадашевская слобода была одной из самых больших в Москве: в 1630–1631 гг. в ней насчитывалось 413 дворов, а в 1682 г. — 510. Жителям слободы давался земельный участок, и в зависимости от его размера устанавливались число и тип ткацких изделий, которые они были обязаны выработать. В слободских документах так и определялись дворы ткачей: «двор в Хамовной слободе на скатертном месте». Обитатели слободы пользовались значительными привилегиями, что дало им возможность заниматься торговлей, промыслами и даже ездить за границу. В Кадашевской слободе было немало богатых людей, позволявших себе строить каменные дома, которые сохранились в прилегающих переулках.

1-й Кадашевский переулок, дом № 10

Чуть ли не все дома по Кадашевской набережной датируются XVII–XVIII вв. (надо сказать, что в последнее время она претерпела множество перемен). Много их и в 1-м Кадашевском (бывшем Большом Кадашевском) переулке. Так, городская усадьба (№ 10) в XVIII в. составляла два самостоятельных участка, объединенные в один около 1802 г. тогдашней владелицей «суконной фабрики содержательницей» Федосьей Евреиновой, и была увеличена в 1837 г. купцом Д.П. Грачевым. Главный дом (с правой стороны), в плане имеющий Г-образную форму, имеет в своем составе части различных строительных периодов, из которых самая старая находится на правом углу и относится ко второй четверти XVIII в. Слева от него хозяйственный флигель, приобретший нынешний вид во второй половине XIX в. Однако возможно, что он был еще древнее основного строения этой усадьбы. Напротив, в глубине участка № 7, дома, которые строились, возможно, в конце XVII — начале XVIII в. Южный корпус долгое время стоял с уничтоженным декором, в 1994 г. сгорел и под видом реставрации был заменен новоделом.

2-й Кадашевский переулок, дом № 3

Во дворе дома № 12 — палаты середины XVIII в. Рядом (№ 14) — один из архитектурных памятников в этих местах: торцом к переулку стоит двухэтажный особняк с пилястровым портиком. В его основе — палаты середины XVIII в., которыми владели некогда слобожане-кадашевцы. К ним с южной стороны была сделана пристройка, и во второй половине XVIII в. на всем здании надстроен второй этаж. К началу следующего столетия особняк приобрел классические черты декора, а в его интерьере — замечательные живописные плафоны. В этом особняке хранился архив Третьяковской галереи, где автор этой книги был счастлив найти интереснейшие документы по истории московских живописных со браний.

Во 2-м Кадашевском переулке (бывший Средний) находится когда-то бывшая центром слободской жизни церковь Воскресения в Кадашах. Этому выдающемуся памятнику посвящена специальная книга Г.В. Алферовой, известного реставратора и историка искусства. Изысканно тонкие очертания колокольни, поднявшейся среди низкой окружающей застройки, хорошо видны с Кремлевского холма. Рядом с нею четверик церкви, увенчанный пятиглавием луковиц на высоких барабанах. Зрительно переход к ним от самого четверика необычен — он состоит из нескольких поясов изящных резных каменных гребешков. Грациозным витым колонкам в наличниках окон вторят такие же колонки на барабанах глав.

Впервые она упоминается в 1493 г., как деревянная и обозначенная «что на Грязях», в тексте завещания князя Ивана Юрьевича Патрикеева, знатного Гедиминовича, который был в царствования Василия III и Ивана III в течение многих лет первенствующим в Боярской думе и наместником московским. Богатство его было немалым — в завещании он дает жене и двоим сыновьям 2 слободы, 29 сел больших и 13 малых, кроме приписанных к ним деревней, а также «луга и места городские».

Воскресенская церковь была построена в 1687 г. (на месте более ранней каменной, упоминаемой в 1657 г. и неоднократно перестраиваемой) на средства «гостей» — то есть богатых купцов — Кондрата Добрынина и его сына Лонгина вместо стоявшей на ее месте каменной церкви. В состав новой вошли и части старого строения. Через 8 лет возведены стройные восьмерики колокольни, увенчанные островерхим шатром. Имя автора этого великолепного памятника, к сожалению, остается неизвестным, но предполагается, что им может быть кадашевец Сергей Турчанинов, колокольных дел мастер, бывший также и зодчим.

В дальнейшем храм неоднократно подвергался перестройкам и изменениям — в первой половине XIX в. и в 1860 г.; особенно нелепо выглядят двухэтажные крытые паперти с грубыми отделками, заменившие открытые лестницы, под которыми находились богадельни. Но в результате реставрационных работ храму до некоторой степени возвращен первоначальный вид. Внутри сохранилась живопись середины XIX в.

Окружение этого великолепного архитектурного памятника — почти сплошь слободские дома XVII–XVIII вв. По правой стороне 2-го Кадашевского переулка (№ 2, 4, 8, 14, 16 и по левой — № 9/7), а с южной стороны Воскресенской церкви проходит Кадашевский тупик, в котором можно отметить дома № 2 и 3 начала XIX в., принадлежавшие церковному причту.

Последний, 3-й (или Малый) Кадашевский переулок в противоположность двум другим не богат архитектурными памятниками. Возможно, что в доме № 7 сохранились небольшие фрагменты усадьбы середины XVIII в.

На этом же участке в 1905 г. было построено здание Европейских (Кадашевских) бань (архитектор А.Э. Эрихсон).

Позади них проходит Ордынский тупик, по которому можно выйти в Лаврушинский переулок, название которого произошло от фамилии одного из домовладельцев, купца Ивана Лаврушина.

На углу тупика и переулка — большой жилой комплекс (№ 17), который иногда называют Домом писателей. Он был выстроен в 1937 г. по проекту архитектора И.И. Николаева и достраивался в 1948–1950 гг. Это действительно писательский дом, трудно даже перечислить всех его известных жильцов. Тут жили А.Л. Барто, И. Бехер, И. Ильф, Е. Петров, Э.Г. Казакевич, А.С. Макаренко, Н.Ф. Погодин, Б.Л. Пастернак, М.М. Пришвин, К.Г. Паустовский, К.А. Федин и многие, многие другие. Писательский дом — один из самых молодых в древнем переулке, а один из самых старых находится в его дворе — большие каменные палаты, восстановленные реставраторами. Наиболее древняя их часть находится с юго-запад ной стороны — одноэтажные палаты, датируемые второй половиной XVII в., возможно принадлежавшие еще думному дьяку при царе Алексее Михайловиче, Семену Степановичу Титову, деду известного по переписи 1739–1742 гг. владельца палат полковника В.Г. Титова. В 1770–1780-х гг. палаты увеличиваются с востока, к концу века надстраивается этаж, значительные изменения делаются также во второй половине XVIII в.

Напротив — самое знаменитое здесь здание, прославившее на весь мир само название этого переулка. Это крупнейшее в России собрание русской живописи — Государственная Третьяковская галерея.

Начало ей положено покупкой в мае 1856 г. Павлом Михайловичем Третьяковым двух картин русской школы, а последним приобретением, сделанным незадолго до кончины, был эскиз к картине И.И. Левитана «Над вечным покоем». П.М. Третьяков решил собрать все самое значительное в русской живописи, чтобы создать национальный музей. «Моя идея, — писал он дочери, — была с самых юных лет наживать для того, чтобы нажитое от общества вернулось бы также обществу (народу) в каких-либо полезных учреждениях; мысль эта не покидала меня всю мою жизнь…»

П.М. Третьяков вместе с братом Сергеем в 1851 г. приобрел особняк в Лаврушинском переулке, который в конце XVIII в. принадлежал капитанше А.А. Кологривовой и уже тогда обозначался как «старый». Он был выстроен во второй половине XVIII в. на основе палат предыдущего столетия. В конце 1830-х гг. дом перестраивается тогдашними владельцами купцами Шестовыми.

Со временем галерея разрасталась и жилой дом Павла Михайловича уже не вмещал новых приобретений. В продолжение 20 лет архитектором А.С. Каминским (зятем Третьякова) переделывался старый дом и к нему пристраивались все новые и новые помещения. По словам Репина, «Третьяков вынес… один на своих плечах вопрос существования целой русской школы живописи». В 1881 г. Павел Михайлович открыл свою галерею для публичного посещения, а 31 августа 1892 г. он передал ее, вместе с небольшим, но ценным собранием брата Сергея, городу Москве в дар. После его кончины галерея не перестала увеличивать свои фонды и вскоре опять начались переделки. В 1903 г. к бывшему когда-то жилому дому П.М. Третьякова был приделан декоративный фасад (по рисунку В.М. Васнецова; архитектор В.Н. Башкиров) в русском стиле с кокошником, где изображен московский герб, и с вязью дарственной надписи.

Памятник П.М. Третьякову перед зданием галереи его имени (скульптор А.П. Кибальников)

В 1930-х гг. делались пристройки к зданиям галереи (и, в частности, по проекту А.В. Снигарева), но требовались коренные меры по улучшению показа, хранению и реставрации художественных ценностей. В 1980 г. перед зданием галереи открыли памятник основателю (скульптор А.П. Кибальников).

Реконструкция комплекса галереи началась в 1983 г. Длилась она более десяти лет, было преодолено множество трудностей, из которых не последней была проблема финансирования. Первым (в 1985 г.) построили здание хранилища, в котором использовались последние достижения техники, там же поместились реставрационные мастерские, потом так называемый инженерный корпус (1989 г.) с помещениями для конференций и лекций, детской студией, несколькими залами, где еще до открытия основных залов галереи демонстрировались коллекции. Старые корпуса были также реконструированы, застроены внутренние дворики (в одном из таких бывших двориков показана врубелевская «Принцесса Греза», никогда еще в галерее не экспонировавшаяся), поставлены новые осветительные системы, сделана новая подвеска картин, лифты для инвалидов и многое другое. В апреле 1995 г. галерея приняла первых посетителей после долгих лет ремонта и реконструкции.

В состав галереи включены и здания, находящиеся на той же стороне Лаврушинского переулка. У начала переулка — усадьба (№ 4), на которой находятся старинные палаты, стоящие несколько в глубине, и здание с портиком по красной линии. Палаты, как полагают исследователи, выстроены после стрелецких бунтов примерно в 1680– 1690-х гг., когда многие дворы в слободе опустели. Во второй половине XVIII в. палатами владели виноторговцы, купцы первой гильдии Андроновы, которые значительно их перестроили и увеличили. Двухэтажный небольшой особняк с четырехколонным тосканским портиком по линии переулка выстроен в 1822 г.

Рядом с ним, в глубине участка (№ 6), — отреставрированные двух этажные палаты конца XVII в., перестроенные в конце XVIII в., когда справа к ним пристроили крупный дополнительный объем. Особенно обращают на себя внимание красивые крупные наличники второго этажа.

При реставрации и перестройке самой галереи преобразился и весь Лаврушинский переулок — появились площадки со скамейками, небольшие кафе, кругом чистота и порядок, а к галерее теперь ведет новый мост через Водоотводный канал, введенный в эксплуатацию в сентябре 1994 г.

С Третьяковым связано еще одно примечательное здание (№ 3), расположенное в самом начале Лаврушинского переулка. Основатель галереи завещал участок и 150 тысяч рублей для передачи в собственность городу Москве с целью устройства Приюта для вдов и сирот русских художников. В 1909 г. объявили конкурс на проект здания, а 20 мая 1912 г. оно было торжественно открыто. Архитектор Н.С. Курдюков учел окружение, в котором оказалось новое сооружение, и спроектировал его, используя мотивы древнерусской архитектуры. Здание приюта, поставленное в начале старинного переулка, стало как бы преддверием, приглашением к посещению галереи русской живописи. В результате надстройки 1931 г. оно лишилось островерхих завершений, исчез также и красочный майоликовый фриз с гербом Москвы и старинными буквами.

На доме — мемориальная доска, напоминающая о том, что здесь жил художник Г.К. Савицкий.

Другое здание, связанное с галереей, — церковь Св. Николая Чудотворца, «что в Толмачах», она является так называемом домовым храмом, и в нем помещаются и некоторые экспонаты галереи, в том числе и знаменитая икона Владимирской Богоматери. Так же как и Воскресенская в Кадашах, церковь была выстроена иждивением богатого купца Лонгина Кондратьевича Добрынина тогда же, когда и строилась колокольня кадашевской церкви — в 1697 г., — на месте деревянной церкви, впервые упомянутой в приходной книге Патриаршего приказа за 1625 г.: «Церковь Великаго Чудотворца Николы, да впределе Иван Предтеч, что за Москвою рекою в Толмачах, по окладу дани три алтына и Октября в 8 день, те деньги на нынешній 133 год (то есть 7133-й год по счету от сотворения мира) взяты сполна, деньги платил той же церкви поп Клементий». Она строилась тогда как Сошественская церковь с приделом Николая, «что в Кадашове», или с непонятным названием Ясовая, но позднее восстановилось привычное название Никольская. В 1834 г. архитектор Ф.М. Шестаков пристроил иждивением прихожан Андрея Медынцева и Андрея Шестова, Ильи Козлинина и других к Никольской церкви новые ампирные трапезную и колокольню, освященные в ноябре того же года.

Церковь Воскресения в Кадашах

В 1929 г. храм по настоянию работников Третьяковской галереи передали ей для хранилища живописи; главы сломали, снесли верхние ярусы колокольни, внутри все переделали и разгородили на несколько этажей.

Теперь же здание храма после десятилетий бесхозяйственности и небрежения восстановлено, поднялась стройная колокольня, засияли золотые ажурные кресты.

Название местности Толмачи говорит о том, что здесь жили переводчики, или, как их называли в старину, — толмачи. Они же дали название и двум Толмачевским переулкам, Большому и Малому. В Малый Толмачевский переулок выходят задние фасады зданий Третьяковской галереи, а напротив них можно отметить каменные палаты (№ 4), надстроенные в 1841 г., и дом (№ 8, правый), в котором в 1877 г. родился писатель А.М. Ремизов. В Большом Толмачевском переулке — один из самых интересных образцов русского классицизма. Это представительный особняк (№ 3), поставленный в глубине двора, который ограничивает великолепная ограда.

Известно, что первоначально он принадлежал А.П. Демидову. Аммос Прокофьевич был внуком Акинфия, одного из троих сыновей основателя династии Никиты Демидовича, которому в основном и была обязана богатством демидовская фамилия. Отец его Прокофий (или Прокопий) славился своим богатством, благотворительностью и чудачествами. Он, за что-то рассердившийся на своих сыновей, держал их почти в нищете и, чтобы не оставлять им чугуноплавильных заводов, продал их, но даже после этого сыновья получили немалые капиталы, превышавшие 3 миллиона.

Аммос Демидов приобрел участок в 1772 г. (был записан на имя жены Анны Никифоровны, урожденной Вяземской) и построил на нем каменный дом не позднее 1777 г.

Ограда его — чудо литейного искусства, о происхождении которой существуют различные версии. По наиболее обоснованной, решетка была изготовлена на Нижнетагильском заводе Демидовых литейным мастером Т.С. Сизовым в 1760-х гг. и перенесена сюда из большого демидовского дворца на Вознесенской улице, фасад и план которого приведены в собрании лучших московских домов — «Альбомах партикулярных строений», собранных М.Ф. Казаковым.

В начале XIX в. особняк принадлежал Елизавете Ивановне Загряжской (о ней пишут, что она тетка Натальи Николаевны Пушкиной, но это ошибка), по второму браку замужем за вице-адмиралом Н.И. Шешуковым, кавалером Георгиевского ордена, участником многих морских сражений, разгромившим в 1812 г. корпус Макдональда на подступах к Петербургу. После пожара 1812 г. раннеклассический фасад приобрел ампирные черты — к дому был пристроен торжественный коринфский портик на арках, крайние окна пышно обрамлены сдвоенными колоннами, поддерживающими арку с двумя барельефами, а задний фасад сохранил первоначальный аскетический вид.

С октября 1838 г. усадьбой владел купец Илья Михайлович Козлинин, а в середине XIX в. она переходит к графу Льву Александровичу Соллогубу, брату известного писателя и дипломату. Его жена Мария Федоровна (урожденная Самарина) устраивает здесь известный в Москве литературный салон. Молодой Б.Н. Чичерин, историк и мемуарист, вспоминал о ней: «Это была одна из самых достойных женщин, каких я встречал в жизни. И ум, и сердце, и характер, все в ней было превосходно… Образование она получила отличное и, когда хотела, умела вести блестящий светский разговор, приправленный свойственными семье юмором и ирониею, однако без всякой едкости и язвительности. Но обыкновенный ее разговор был серьезный; ум был твердый, ясный и основательный. Она не возносилась в высшие сферы мысли, но с большим здравым смыслом судила о людях и о вещах. К этому присоединялся самый высокий нравственный строй».

Философ В.С. Соловьев, ставший известным в Москве после защиты диссертации, часто бывал в разных московских салонах и конечно же здесь: «Вспоминается мне большой, просторный дом, — барский оазис среди купеческого Замоскворечья — против Николы, что в Толмачах, близ Ордынки…» Здесь он познакомился с Анной Федоровной Тютчевой.

Сюда, к сестре, неоднократно приезжал известный публицист и философ Юрий Федорович Самарин, один из столпов славянофилов, по словам того же Чичерина, «…человек совершенно из ряду вон выходящий. Необыкновенная сила ума, железная воля, неутомимая способность к работе, соединенная с даром слова и с блестящим талантом писателя, наконец, самый чистый и возвышенный характер, все в нем соединялось, чтобы сделать из него одного из самых крупных деятелей как на литературном, так и на общественном поприще».

В 1882–1917 гг. здесь находилась 6-я мужская московская гимназия. В ней учились артист Н.П. Хмелев, кинорежиссер В.И. Пудовкин, педагог С.Т. Шацкий, писатель И.С. Шмелев. Его отдали в учение в 1-ю московскую гимназию, к которой он никак не мог привыкнуть, и Ваню Шмелева перевели в 6-ю гимназию в Большом Толмачевском переулке. Он здесь проучился до выпуска и был одним из лучших учеников.

Шмелеву 29 мая 2000 г. поставили памятник напротив здания, где и находилась его школа. Это невысокая колонна с бюстом писателя, созданным полвека назад известной в эмиграции скульптором Лидией Лузановской еще при жизни Шмелева, так что, очевидно, он и выглядел так неприглядно. На следующий день после открытия памятника на кладбище Донского монастыря состоялось захоронение праха писателя, перенесенного из Франции, с кладбища Сен-Женевьев-де-Буа, чему немало способствовал Российский фонд культуры и его глава режиссер Михалков, который в своей обычной демагогической манере говорил о чем угодно, только не о том, что Шмелев настолько ненавидел большевистскую Россию, что не видел ничего плохого в том, что печатался в пронемецкой печати во время оккупации Парижа.

Сейчас в доме бывшей гимназии находится Государственная научная педагогическая библиотека имени К.Д. Ушинского. Организованная в 1925 г. в виде небольшой справочной библиотеки, она превратилась в одну из крупных отраслевых библиотек, в которой сейчас более 1,5 миллиона единиц хранения, с 7 тысячами редких книг, но, к сожалению, как и в большинстве российских библиотек, в ней нет доступа к книгам из Интернета.

Еще один памятник архитектуры находится в Большом Толмачевском переулке — жилой дом (№ 7), построенный еще в XVIII в., но перестроенный после пожара в 1817 г., на участке подпоручицы Е.С. Лобковой. Интересна глубокая ниша с балконом, сделанная, возможно, по желанию владелицы на месте обычного тогда треугольного фронтона.

В этот переулок выходят и строения Государственного научно-исследовательского и проектного института редкометаллической промышленности (№ 5), где во дворе установлены мемориальные доски в честь работавших там ученых-металлургов академиков Н.П. Сажина и Б.А. Сахарова.

Параллельно Большому Толмачевскому переулку проходит Пыжевский переулок, названный по фамилии стрелецкого полковника Богдана Пыжова, чей полк был размещен в этих местах особой слободой. До конца XIX в. переулок назывался Грибоедовским по фамилии дяди писателя — А.Ф. Грибоедова, жившего тут в большой усадьбе (№ 3–5). Иногда предполагали, что название переулка связано с самим драматургом, — вот отрывок из рассказа И.А. Бунина «Чистый понедельник»: «„Поездим еще немножко, — сказала она, — потом поедем есть последние блины к Егорову… Где-то на Ордынке есть дом, где жил Грибоедов. Поедем его искать”. И мы зачем-то поехали на Ордынку, долго ездили по каким-то переулкам в садах, были в Грибоедовском переулке, но кто же мог указать нам, в каком доме жил Грибоедов, — прохожих не было ни души, да и кому из них мог быть нужен Грибоедов? Уже давно стемнело, розовели за деревьями в инее освещенные окна…» Через два года после разлуки с героиней рассказа герой, выйдя из Архангельского собора, «велел извозчику ехать на Ордынку, шагом ездил, как тогда, по темным переулкам в садах с освещенными под ними окнами, проехал по Грибоедовскому переулку — и все плакал, плакал…».

Бывшая усадьба дяди писателя занята сейчас различными научными институтами. Крупный комплекс был построен в 1925–1929 гг. (внутри квартала, за домом № 7, где Геологический институт Академии наук) — первое советское здание, выполненное по проекту архитектора В.А. Веснина в содружестве с сотрудниками Института минерального сырья, для которого и предназначалось это здание.

На доме рядом (№ 7) помещена мемориальная доска, которая сообщает о том, что в институте почвоведения «с 1927 по 1952 г. работал выдающийся ученый, академик Борис Борисович Полынов», но доска эта не сообщает о том, что всемирно известный почвовед Полынов в 1937 г., почти сразу же после назначения директором института, был арестован и посажен в тюрьму, где следователь НКВД предъявил ему обвинение в пособничестве английской разведке. Следствие тянулось почти два года, но в марте 1939 г. Полынова выпустили «за прекращением следствия по его делу».

Пыжевский переулок был свидетелем весьма значительного события, которое, однако, до сих пор не отмечено мемориальной доской. В 1943 г. в помещении одного из академических институтов (№ 3), эвакуированного на восток, И.В. Курчатов начинает организовывать научный коллектив создателей советской атомной промышленности. Сюда он собирает физиков, минералогов, металлургов, химиков, здесь проходят научные семинары и совещания, начинается проектирование циклотрона. Из этого первого временного «бивуака» Курчатов с сотрудниками переезжает в Покровское-Стрешнево, где впервые в Европе 25 декабря 1946 г. был запущен атомный реактор.

Пыжевский переулок упирается в Старомонетный. Это название, как и более раннее (до конца XIX в.) — Денежный, произошло от Кадашевского монетного двора, здания которого располагались поперек нынешнего переулка примерно между домами № 8–10 и № 5–11. Монетный двор находился в зданиях бывшего Хамовного (ткацкого) двора, построенных в 1658–1661 гг.: «…указал великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович… сделать в Кадашевской слободе на своем государевом Хамовном дворе палаты, где делать его государево всякое хамовное дело…» Это был внушительный комплекс нескольких построек, обнесенных стенами с проездными воротами и угловыми башнями; на северном главном фасаде красовались двухпролетные ворота (подобные тем, которые строились в монастырях), увенчанные тремя башенками с шатровыми завершениями.

В конце XVII в. Петр I пытался наладить на Кадашевском дворе производство парусного полотна для зарождавшегося русского флота. Позднее он поместил здесь школу навигацких и морских наук, но ее учителя били челом с просьбой отдать под школу здание где-нибудь на Покровке или на Мясницкой, «где б в пристойном и на высоком месте, что б нам мочно горизонт видеть и примечать обсервацию». Школу расположили в Сухаревой башне, а на Кадашевском дворе стали чеканить новую петровскую монету. Монетный двор в Кадашеве иногда называли Адмиралтейским и Военно-морским, так как он подчинялся морскому ведомству. На нем сам Петр как-то получил жалованье по должности «арьер-адмирала» под именем Петра Михайлова.

Монету здесь чеканили с 1701 по 1736 г., а потом передали Кадашевский двор суконной фабрике. Сооружения Кадашевского двора использовались для различных целей — так, в частности, здесь были сложены и опечатаны издания Н.И. Новикова после его ареста.

Между 1803 и 1807 гг. здания бывшего Кадашевского двора сломали и проложили через это место переулок.

В Старомонетном переулке есть памятник более позднего времени — это чудесная, уютная, маленькая усадьба (№ 22). Главный дом ее стоит торцом к переулку, небольшой дворик перед ним окружен служебными строениями. Дом «купеческих жен Афимьи и Ирины Чижевых» приобрел ампирные черты, очевидно, в конце 1820-х гг., но был увеличен пристройкой, а одноэтажный флигель слева надстроен вторым этажом. Уцелели металлические зонтики над подъездами, лепные барельефы, и восстановлена даже деревянная калитка с резьбой, характерной для того времени.

К сожалению, не сохранился ампирный декор, когда-то очень выразительный, на особняке (№ 27), построенном к 1817 г., где в 1910 г. жил писатель И.С. Шмелев. Рядом — значительно перестроенное здание № 29, возведенное в 1770-х гг. директором питейных сборов Москвы Г.В. Лихониным. В архивных документах 1834 г. есть рисунок ампирного фасада этого дома, владельцем которого тогда был майор Н.В. Арсеньев. В течение почти всего XIX в. дом неоднократно перестраивали, изменяли, и сейчас он ничем не напоминает красивый особняк, каким был когда-то. В нем в конце XIX — начале ХХ в. находилась устроенная Варварой Яковлевной Лепешкиной в 1879 г. богадельня для слепых женщин имени князя В.Н. Долгорукова с домовой Спасской церковью, а теперь его занимает Институт географии Академии наук, основанный в Петрограде, а с 1934 г. работающий в Москве.

Более позднее время отмечено появлением в переулке жилых домов по проектам архитекторов М.М. Черкасова (№ 1, 1889 г.), А.В. Иванова (№ 10, 1908 г.), Н.И. Иванова и А.М. Хомко (№ 14, 1912 г.), Д.М. Челищева (№ 33, 1914) и Н.Н. Васильева (№ 35, 1887 г.; буква «Д» на фасаде обозначает фамилию его владельца — купца Н.Н. Дружинина). Уже в советское время было построено монументальное здание для Министерства атомной энергии (№ 26).

Дом № 33 принадлежал Марфо-Мариинской обители, и в нем во время Первой мировой войны поселили монахинь Турковицкого монастыря, эвакуированных из города Холм, и 13 октября 1915 г. на пятом этаже дома освятили церковь преподобной Елизаветы.

В 1919 г. в доме находился комитет по делам изобретений РСФСР, были квартиры геолога А.Д. Архангельского и металлурга И.Н. Плаксина. В 1920-х гг. здесь помещалось общежитие Горной академии, где жили студенты, ставшие позже руководителями советской промышленности, И.Ф. Тевосян и В.С. Емельянов, а также писатель А.А. Фадеев.

В Старомонетном переулке была и большая, вполгектара, усадьба артиллерии майора Ивана Жукова (№ 37). В 1870-х гг. в обширном саду бывшей усадьбы устроили садоводческое хозяйство, где находился садовый питомник, под названием «школа дерев». К концу же XIX в. вся территория усадьбы оказалась занятой промышленными и складскими строениями Покровской бумагопрядильной и ткацкой мануфактуры, в советское же время тут находились 1-й автобусный парк и потом 2-й авторемонтный завод, а теперь все застроено офисными зданиями. Старомонетный переулок выходит на улицу Большую Полянку невдалеке от здания бывшей церкви Успения, «что в Казачьей», которое находится на углу с 1-м Казачьим переулком. Так же как и 2-й Казачий, он стал называться с конца XIX в. в память о бывшем здесь в XVII–XVIII вв. поселении казаков. Еще в 1830 г. в приходе церкви Успения числилось «Козачье подворье», где, по сведениям приходской исповедной книги, жили несколько казаков во главе с «урядником Войска Донского» и которое находилось через двор от церкви на углу со Старомонетным переулком. Церковь выстроил в конце 1690-х гг. стольник Василий Полтев, а через сто лет — в 1798 г. — построили трапезную с двумя приделами и колокольню, которая видна издалека по Большой Полянке, так как она поставлена на одном из изгибов улицы.

Бывшая усадьба в Старомонетном переулке

До 1890-х гг. оба Казачьих переулка называли Успенскими, более раннее название 1-го Казачьего — Жуков переулок, а 2-го — Фаминцын, по фамилиям домовладельцев.

В обоих переулках среди больших дворов, заросших деревьями, еще сохранялись несколько деревянных строений второй половины XIX в. О церкви и окружающих ее местах пишет Аполлон Григорьев в воспоминаниях «Мои литературные и нравственные скитальчества», описывая прогулки по Замоскворечью: «Между тем уже сильно стемнело. Кой-где по домам, не только что по трактирам, зажглись огни. Не будем останавливаться перед церковью Успенья в Казачьем. Она хоть и была когда-то старая, ибо прозвище ее намекает на стоянье казаков, но ее уже давно так поновило усердие богатых прихожан, что она, как старый собор в Твери, получила общий, казенный характер. Свернемте налево. Перед нами потянулись уютные, красивые дома с длинными-предлинными заборами, дома большею частью одноэтажные, с мезонинами. В окнах свет, видны повсюду столики с шипящими самоварами; внутри глядит все так семейно и приветливо, что, если вы человек не семейный или заезжий, вас начинает разбирать некоторое чувство зависти. Вас манит и дразнит Аркадия, создаваемая вашим воображением, хоть, может быть, и не существующая на деле».

К этим домикам вполне могут быть применимы слова московского романиста А.М. Пазухина, много печатавшегося в конце века в газетах: «Между Полянкой и Ордынкой расположены очень уютные и весьма тихие переулки, похожие на безлюдные улицы наших провинций и населенные преимущественно средним купечеством, которое имеет там свои дома, переходящие из рода в род и большею частию, похожие один на другой, если не наружным видом, то расположением комнат, двором и характером обстановки. Чистый двор с сарайчиками и амбарами, с резной решеткой, отделяющей двор от сада, с конурой цепного пса, всегда сытого и всегда сердитого, с колодцем под узорным навесом, с путешествующими по двору курами под предводительством важного петуха. Комнаты в доме уютны, с запахом деревянного масла и вечно цветущего жасмина, с портретами в гостиной „самого” и „самой” в золоченых рамах, с мезонином или антресолями, где обыкновенно живут „барышни”, — те беленькие, румяненькие барышни, которых всегда встретишь в замоскворецких церквах, нарядно одетых и бросающих боязливые взоры на молодых людей непрекрасного пола вообще, а на носящих военный мундир в особенности».

Теперь же этой идиллии и след простыл, и в этих переулках строятся новые дома, в которых появляются и новые хозяева — многочисленные фирмы, частные предприятия, общества и конторы. Во 2-м Казачьем переулке архитектор М. Филиппов построил так называемый Римский дом (№ 4), фасад которого, скучновато-плоский, никак не предполагает вызывать у зрителя никаких неожиданностей, пока он не подойдет к середине здания и не увидит самое удивительное здесь — круглый двор с вереницами колоннад. Это здание — одно из самых примечательных, построенных в Москве в последнее время. По соседству, в Погорельском переулке, архитектор Д. Быков построил очень интересный дом, вернее, комплекс из трех строений (№ 6–8): углового, с Щетининским переулком, с ротондой, формы которого вызывают в памяти дом Шереметева XVIII в. на углу Воздвиженки и Романова переулка, примыкающего к нему девятиэтажного и особняка с ампирными деталями по Щетининскому переулку (№ 12).

Два соседних переулка недавно также носили одинаковые названия — Екатерининские, отличаясь только тем, что один из них был Большим, а другой Малым. Назывались они по церкви Екатерины, «что на Всполье», стоящей на углу этих переулков и Большой Ордынки. В 1922 г. оба Екатерининских переулка были переименованы: Большой Екатерининский — в Погорельский, ибо тогда считалось, что он так назывался в XVIII в., а Малый — в Щетининский, по фамилии одного из домовладельцев. Однако на планах XVIII в. Погорельским назывался именно Малый, а не Большой Екатерининский переулок, шедший изломанной линией позади церкви.

По преданию, первоначально церковь была выстроена на месте сражения русских войск с польско-литовскими интервентами. После сражения у Климентовского острожка (у церкви Св. Климента на Пятницкой) гетман Хоткевич перевел свои войска сюда, выкопал ров, устроил укрепление, внутри которого расположил большой обоз. Во второй половине дня 24 августа 1612 г. у стана неприятельских войск развернулось ожесточенное сражение. «…бысть бой велик и преужасен», — пишет очевидец. Русские войска ворвались в крепость, заняли ее «и обоз у литовских людей разорвали, и запасы поимали, и в остроге литовских людей всех побили». Сражение закончилось разгромом войск интервентов — из Москвы они «срама же ради своего прямо в Литву поидоша».

В этих местах находилась небольшая слобода, где жили белильщики тканей для дворцового обихода, и, вероятнее всего, Екатерининская церковь была выстроена еще ее обитателями, которые, как считается, были поселены тут царицей Анастасией Романовной в XVI в. Церковь в 1657 г. показана каменной, с двумя приделами — Феодора Стратилата и святителя Николая.

Композиция здания Екатерининской церкви необычна — оно состоит из трех отдельных сооружений, поставленных в одну линию с востока на запад. В центре находятся колокольня (сейчас она почти не видна, так как два ее верхних яруса были в 1931 г. разобраны), к востоку от нее летняя церковь, построенная по проекту архитектора К.И. Бланка на средства Екатерины II в ознаменование ее воцарения. Как было написано на медной доске в церкви, «…собственным ея величества повелением и коштом 1766 года маия 25 дня заложенная, сия святая церковь совершися в 767 году и освятися в конце того лета…»; с запада находится теплая (зимняя) церковь, построенная в 1872 г. (архитектор Д.М. Чичагов). Ограда вокруг церкви, выкованная в 1730–1731 гг., стояла в Кремле между Архангельским собором и Патриаршим двором и перенесена сюда в конце 1760-х гг. Ее решетка — редкостный в Москве образец прикладного искусства первой половины XVIII в.

Церковь эта сейчас — патриаршее подворье, представительство православной церкви в Америке.

У высокого кирпичного жилого дома по Щетининскому переулку — маленький особнячок (№ 10), каких еще недавно было много в московских переулках. В нем находится один из самых уютных художественных музеев в Москве — Музей В.А. Тропинина и московских художников его времени. В нескольких залах особняка, построенного, вероятно, после 1812 г., находятся произведения искусства XVIII и начала XIX в., представленные в основном портретной живописью. В музее — шедевры Ф.С. Рокотова, Д.Г. Левицкого, О.А. Кипренского, такие полотна В.А. Тропинина, как портрет С.К. Суханова, «Кружевница», его знаменитый «Автопортрет» с видом на кремлевские башни. Музей был открыт в феврале 1971 г. на основе собрания Ф.Е. Вишневского, подарившего его государству.

Напротив — один из первых московских жилых кооперативных домов (№ 9), построенный в 1926 г. по проекту архитектора В.Н. Семенова.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

БОЛЬШОЙ И МЕРТВЫЙ

Из книги Эссе, статьи, рецензии автора Москвина Татьяна Владимировна

БОЛЬШОЙ И МЕРТВЫЙ В Большом театре (Новая сцена) состоялась премьера балета «Корсар» в постановке Алексея Ратманского и Юрия Бурлаки. Либретто сочинено по мотивам поэмы Байрона и рассказывает о любви гордого корсара Конрада к невольнице-гречанке Медоре.Новая премьера


Большой Гнездниковский, дом 10

Из книги Путеводитель по судьбе: От Малого до Большого Гнездниковского переулка автора Красухин Геннадий Григорьевич


Большой передел…

Из книги Царские деньги. Доходы и расходы Дома Романовых [litres] автора Зимин Игорь Викторович


Большой пожар

Из книги Мифы и легенды Китая автора Вернер Эдвард

Большой пожар Прибыв в город Сичжи, Ло Сюань отправил вперед столбы пламени, и воздух озарился всполохами огня, десять тысяч огненных ворон выпорхнули из тыквенного сосуда, распространились по городу, и начался небывалый пожар, вся местность в мгновение ока оказалась


Глава 10 Александровский сад у Адмиралтейства. Александровский сад на Петроградской стороне. Перекресток Невского и Большой Морской

Из книги Другой Петербург автора Ротиков Константин Константинович

Глава 10 Александровский сад у Адмиралтейства. Александровский сад на Петроградской стороне. Перекресток Невского и Большой Морской Летописи о русском питии. — Бульвар у Адмиралтейства. — Гардемарины в Александровском саду. — Ложная гипотеза о Н. М. Пржевальском и И. В.


Большой внутренний покой

Из книги От Эдо до Токио и обратно. Культура, быт и нравы Японии эпохи Токугава автора Прасол Александр Федорович


Большой театр Москва

Из книги Великие шедевры архитектуры. 100 зданий, которые восхитили мир автора Мудрова Анна Юрьевна

Большой театр Москва Первое здание театра было построено на правом берегу реки Неглинки. Оно выходило на улицу Петровка, отсюда театр и получил свое название – Петровский (впоследствии его будут называть Старым Петровским театром). Его открытие состоялось 30 декабря 1780


Глава VIII Овчинная слобода. Монетчики Между набережными Водоотводного канала и Большой Ордынкой

Из книги автора

Глава VIII Овчинная слобода. Монетчики Между набережными Водоотводного канала и Большой Ордынкой Одна из самых крупных частей старой Москвы — Замоскворечье, пологая, низменная равнина по правому берегу Москвы-реки, напротив высоких холмов у устьев рек Неглинной и Яузы, на


Глава X Наливки. Хвостово Между Большой Полянкой и Большой Якиманкой

Из книги автора

Глава X Наливки. Хвостово Между Большой Полянкой и Большой Якиманкой Продолжением Погорельского переулка за перекрестком с Большой Полянкой служит 2-й Спасоналивковский переулок (в XVIII — начале ХХ в. Шапкин, по фамилии домовладельца). Он, как и 1-й Спасоналивковский (в


Глава XI Голутвино Между Большой Якиманкой и набережными Москвы-реки

Из книги автора

Глава XI Голутвино Между Большой Якиманкой и набережными Москвы-реки Низменная местность вдоль правого берега Москвы-реки заселена была издавна. Тут проходила важная дорога на Калугу (по направлению современной Большой Якиманки) и почти параллельно ей — Голутвинская,