ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ ОТКРЫТИЕ ЛЕМУРИИ

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

ОТКРЫТИЕ ЛЕМУРИИ

Их монументы сохранились не только в легендах; и поныне они рассеяны в морской пучине, ожидая открытия, что станет возможным, когда археология пополнит свой арсенал невиданными методами.

Льюис Спенс, 1924

В 1971 году исследовательское судно, вышедшее из Хьюстона (штат Техас), преодолевало бурные воды Тихого океана примерно в 55 милях от побережья Перу на широте города Кальяо. На борту находился молодой штурман Томас Вандервейер, в обязанности которого входило дистанционное управление телекамерой с внешними лампами подсветки, установленной на подводных санях, буксируемых за кораблем на тросе длиной в несколько тысяч футов. Он и его коллеги искали нефтяные протечки на дне океана с помощью зондирующих приборов, включая глубоководный эхолот, который превращал звуковые сигналы, отражавшиеся от твердых элементов ложа океана, в электронные изображения.

Телевизор Вандервейера был оснащен видеокамерой старого образца, которая вела запись на катушечную ленту. На глубине 6–9 тысяч футов, когда судно двигалось со скоростью 3–4 узла в час, камера не зарегистрировала ничего, кроме плоских пустошей, покрытых песком и илом. После нескольких часов бесплодных наблюдений на экране появилась высокая «гора» с крутыми склонами, которая приближалась слишком быстро, чтобы штурман успел избежать столкновения. «Внезапно мы увидели очень крутой подъем, — вспоминал он, — я не мог достаточно быстро поднять сани — судно шло довольно быстро, а трос был очень длинным. Перевалив через подъем, они врезались во что-то и перевернулись, вскоре их удалось выровнять, мы увидели здания, похожие на сооружения в Чичен-Ице, с колоннами по фронтонам и примерно такого же размера. Это были прямоугольные здания».

На экране Вандервейера возникли призрачные очертания огромного сооружения, которое, судя по всему, осталось нетронутым на глубине в несколько тысяч футов. Лампы осветили часть постройки, напоминающей майяский Храм Воинов на Юкатане, известный также как храм Кукулькана и храм Тысячи Колонн. Кукулькан, Оперенный Змей, был белокожим, светловолосым праотцом майя, который приплыл из-за моря в древние времена и принес с собой дары высокой цивилизации.

Камера Вандервейера быстро миновала несколько похожих монументальных зданий по соседству, потом шла обычная картина морского дна. «Случайная встреча» продолжалась менее минуты, но вызвала такую бурю восторга, что очевидцы забыли следить за показаниями приборов, попытки заново установить местоположение затонувшего города не увенчались успехом. Но все увиденное должным образом запечатлелось на видеопленке. Повторные просмотры убедили Вандервейера и его коллег, что сооружения были не только не природными, искусственными, но очень похожими на памятники месоамериканской архитектуры.

Этой необыкновенной находке предшествовало плавание другого океанографического судна, «Антон Брунн», и открытие 29 октября 1965 года. Когда ученые собирали пробы морского дна и экземпляры мелких моллюсков на том же отрезке перуанского побережья и на сходной глубине во впадине Милна-Эдвардса рядом с Чилийско-Перуанским глубоководным желобом, их подводные камеры выполняли автоматическую фотосъемку морского дна. Лишь несколько часов спустя, после проявки и каталогизации нескольких десятков отдельных снимков, исследователи обратили внимание на необычный кадр.

В официальном отчете об 11 — м рейсе судна «Антон Брунн» говорится:

«Неподалеку от Кальяо на глубине 2000 м были получены удивительно интересные фотографии. На рис. 11 изображены две колонноподобных структуры, выпирающие из-под слоя осадков. Они были лишь на одном кадре из 75–80, снятых на этой стоянке. Впоследствии был проведен повторный сеанс съемки для получения дополнительной информации о происхождении этих структур. На одном кадре на поверхности осадков виден каменный выступ, похожий на обтесанный блок, на другом — нечто, напоминающее погребенную колоннаду. Возникает искушение предположить, что на снимках изображены затонувшие рукотворные сооружения. На это указывают видимые «надписи» на колоннах и их вертикальное положение. Отсутствие типичных подводных скал тоже свидетельствует в пользу того, что на фотографиях отображено нечто большее, чем выходы осадочных пород. Существует несомненная возможность, хотя довольно небольшая, что мы имеем дело с находящимися на дне зданиями, созданными людьми. Еще предстоит определить, были ли они сброшены в море или постепенно ушли под воду».

По мнению геолога Уильяма Хаттена, бывшего директора нескольких исследовательских программ, финансируемых правительством США, эти сооружения «определенно больше похожи на рукотворные колонны, чем на природные скальные формации морского дна». На фотографиях видны группы каменных колонн, поднимающихся примерно на 5 футов над слоем ила, другие колонны упали. Диаметр всех — около двух футов, ни одна не стоит совершенно вертикально. Как сказано в отчете, по меньшей мере на одной стоящей колонне видны иероглифы, не похожие ни на один письменный язык, знакомый археологам. Подпись под одним из снимков гласит: «На фотографии, сделанной на глубине 2000 м, видны две похожие на колонны структуры, выходящие из-под слоя осадков. Обратите внимание на надпись, напоминающую рис. 9».

Оба этих замечательных открытия, сделанных у перуанского побережья неподалеку от города Кальяо, имеют интересную историческую аналогию на суше. «В 1576 году, когда Хуан Фернандес сбился с курса во время плавания между Кальяо и Вальпараисо, ему показалось, что он увидел берег великого южного континента, — пишет Уильям Донато в статье для журнала Ancient American. — Он утверждал, что видел «устья очень больших рек… и светлокожих, хорошо одетых людей, которые во всем отличались от жителей Чили и Перу». Некоторые исследователи задавались вопросом, не мог ли последний остаток Лемурии просуществовать до XVI века, прежде чем наконец ушел под воду в результате мощного землетрясения, которое, как известно, произошло на Тихоокеанском побережье Северной Америки вскоре после плавания Фернандеса. Так или иначе, океанографы с судна «Антон Брунн» не нашли затонувших зданий, хотя их фотографии каменных колонн в том же районе, примерно на той же глубине, где шла подводная съемка Вандервейера, указывают на возможное сходство. Доктор Роберт Дж. Мензес, главный ученый 11-го рейса, сказал журналистам: «Хотя теория о затонувшем городе в Тихом океане кажется невероятной, косвенные свидетельства до сих пор указывают на одно из самых волнующих открытий нашего века».

Находки Вандервейера и Мензеса сделаны на глубине примерно 6000 футов. Это средняя глубина, на которой встречаются необычные подводные вулканы, называемые гайотами. Такие подводные холмы имеют почти плоские вершины диаметром около шести миль, сформированные под воздействием волн, когда они находились у поверхности океана, о чем свидетельствуют окаменевшие кораллы во многих гайотах. Кораллы не могут жить на глубине ниже 450 футов, значит, они образовались в то время, когда вершина затонувшей горы находилась на уровне моря. «Прибойные узоры», обычно наблюдаемые у вершин, создавались в течение тысячелетий, когда волны омывали верхушки вулканов перед их полным погружением. Ученые идентифицировали в Тихоокеанском бассейне между Гавайями и Марианскими островами около 160 гайотов, занимающих более миллиона квадратных миль океанского ложа. Многие из них образуют группы одинаковой высоты. Логично предположить, что они одновременно подверглись какому-то воздействию, которое привело к их погружению. Являются ли эти гайоты — или, по крайней мере, те, что находятся на одном уровне, — частью бывшей территории Му? Здания и колонны, найденные у побережья Перу на сходной глубине, указывают на такую возможность.

Гайот, расположенный примерно в 270 милях от побережья штата Вашингтон, фактически содержит доказательства существования затонувшей цивилизации. Морская гора Кобба, открытая в 1950 г., является частью подводной горной цепи, которая тянется до Аляскинского залива. Изучение ее плоской вершины площадью 23 квадратных акра было довольно простым из-за небольшой глубины в 120 футов, что, по словам Дэвида Хетче-ра Чайлдреса, «позволило осуществить самую звездную за многие годы программу Вашиштонского университета». Он цитирует газету Seattle Times от 10 сентября 1987 года, где говорится о рукотворных предметах, собранных на вершине морской горы Кобба. Это керамика, датируемая 16-м тысячелетием до н. э., мумифицированные останки морских свиней и китов. Сведения об этих находках почти не публиковались с момента их обнаружения, вероятно, потому, что они противоречат академической доктрине, гласящей, что Северная Америка была необитаемой еще 13 000 лет назад. В любом случае доказательства обитания людей на горе Кобба свидетельствуют, что Лемурия в большей степени была культурой и народом, чем конкретной территорией, культурой, распространившейся по всему Тихому океану от побережья Америки до Японии на многочисленных островах, многие из которых ныне находятся под водой.

Другое открытие, сделанное подо льдом, возможно, определило северные границы этой допотопной культуры. В 1938 году американские археологи Магнус Маркс и Фролих Рейни приступили к исследованию того, что они считали типичной эскимосской общиной, существовавшей не более 500 лет назад на вечной мерзлоте Ипиутака на Северной Аляске. Во время третьего сезона полевых работ они заметили, что ее очертания заметно расширились и вышли за пределы племенного рыбачьего сообщества. К их изумлению, были обнаружены контуры не примитивной деревни, а городского центра с длинными бульварами и квадратными фундаментами, тянущимися с востока на запад вдоль северного побережья Пойнт-Хоуп. Самые большие квадратные структуры были расположены через регулярные интервалы вдоль пяти главных улиц, соединенных короткими поперечными проходами, где фундаменты небольших сооружений, похожих на обычные дома, стояли под прямым углом к бульварам. Это была настоящая городская планировка.

В археологической зоне длиной около полутора миль и шириной менее 1 /4 мили было изучено более 600 зданий и 200 других построек, но фактические границы города так и не были точно определены. По оценке Маркса, там было свыше 4000 жителей — значительно больше, чем в любой эскимосской общине, которые никогда не возводили подобные сооружения, а тем более не занимались планированием городских центров. В 23 зданиях, раскопанных в июне 1940 г., не были обнаружены артефакты, напоминавшие изделия местных ремесел. «Одна из самых поразительных особенностей этих находок — сложная, изысканная резьба и великолепное мастерство ремесленников, какого нельзя ожидать от примитивной протоэскимосской культуры, предшествующей современной»,

— заметил Рейни в статье для престижного журнала Natural History. Исследователь Рене Ноорберген добавил, что жители этого города «обладали математическими и астрономическими сведениями, сравнимыми со знаниями древних майя».

Ипиутак расположен в 130 милях к северу от полярного круга; жестокие морозы и метели сейчас делают это место одним из самых пустынных и необитаемых на Земле. Однако так было не всегда. Геологи, определявшие глубину местонахождения руин, подсчитали, что их возраст — от 30 до 40 тысяч лет, когда климат в районе Пойнт-Хоуп был достаточно умеренным для основания таких людных городов. Археологи, убежденные в том, что первые города были построены в Месопотамии около 2500 г. до н. э., приняли такую датировку в штыки. Однако этот период соответствует резкому понижению уровня моря, позволившему заселить новые материки, в частности Австралию. Что более важно, в табличках Наакалей, изученных полковником Чер-чвардом в Индии, утверждается, что первая цивилизация возникла в Лемурии примерно в это время.

О лемурийском происхождении древних горожан свидетельствует знак спирали, состоящий из двух элементов, вписанных в круг, — любимый художественный символ мастеров из Ипиутака. Он не встречается больше нигде в Америке, зато его можно встретить у айнов, о чьих трансокеанских плаваниях в Эквадор говорилось в главе 9. Общее европеоидное происхождение подтверждается и раскопками на кладбище Пойнт-Хоуп, произведеныыми Марксом и Рейни. Обнаруженные ими останки принадлежали более высоким, стройным людям, чем местные жители. У них были белокурые волосы. «Некоторые ученые отмечают сходство этого исчезнувшего народа с айнами», — пишет Ф. С. Петтиджону. В его статье в журнале Ancient American есть фотография рыжеволосой мумии доисторического жителя Аляски, «одной из тысяч, обнаруженных за последние 300 лет. Эскимосы с Аляски, населившие весь архипелаг Екатерины, вступили в смешанные браки с местными жителями и унаследовали многие их физические характеристики, а также культуру и стали алеутами, очень немногие из которых живы до сих пор… Сохранилась и горстка представителей таинственной расы, существовавшей на Северных Курильских островах со времени прибытия туда русских в 1741 году». Он пишет, что эти люди европеоидного типа «…добывали себе пропитание в море, практиковали мумификацию усопших, имели десятичную систему с табуляцией до 100 000 и пользовались 12-месячным календарем, Они обладали приличными знаниями в области астрономии и анатомии, вправляли простые переломы и делали операции, в частности — удаляли глазной абсцесс. Опытные мореплаватели, они бесстрашно преследовали китов, моржей, тюленей, морских львов и котиков. Пользовались самородной серой для разжигания огня и высекали искры из пород, содержащих пирит. Добывали медь, сульфиды и оксиды железа, сланец, песчаник, пемзу и многие другие минералы, которые использовали как краску для своих ламп, тарелок, столов, орудий и оружия».

Вспоминая о лемурийской станции управления погодой в Нан Мадоле, Петтиджон пишет: «У них была первая в мире метеорологическая служба: после того как охотник становился слишком старым для преследования добычи, его часто обучали искусству предсказания погоды. Атмосферное давление, плотность воздуха, скорость ветра и температура — все это, наряду с вековым опытом наблюдения за местными климатическими условиями, позволяло давать компетентные ежедневные прогнозы».

Несмотря на безразличие академической науки, доказательства существования древних жителей Аляски по-прежнему существуют.

«Смитсониевский институт в Вашингтоне — единственное официальное хранилище немногих оставшихся аляскинских мумий, — отмечает Петтиджон. — Многие были сожжены первыми христианскими миссионерами, ревностно искоренявшими все виды язычества. Безусловно, археологам предстоит открыть еще много новых захоронений в полярной мерзлоте — возможно, будущие раскопки дадут достаточно информации, чтобы раз и навсегда определить происхождение этого светловолосого народа, который в далеком прошлом господствовал на территории самого крупного штата США».

Эти предположения были поддержаны Мэрилин Джесмейн, которая написала заметку в том же выпуске Ancient American, где появилась статья Петтиджона:

«Продолжающиеся исследования древней наскальной живописи на Аляске, судя по всему, могут увенчаться находкой символического изображения природной катастрофы мирового масштаба. Район исследований расположен в гористой местности в центральной части национального заповедника Тонгасс на юго-западе штата. В двух местах, на горе Кингс-Милл на острове Куприянова и Девилс-Тамб на материке к востоку от Питерсберга, есть свидетельства, что ранние люди искали убежища в этих местах во время невероятно мощного наводнения. Юго-западная Аляска состоит из узкой полосы континентального побережья и сотен островов, известных как архипелаг Александра. Здесь находилась западная окраина позднего висконсинского оледенения (25 000—10 000 лет назад). Голоценовые побережья в конце эпохи плейстоцена (последняя ледниковая эпоха) стабилизировались у их современного положения в районе, который теперь называется национальный заповедник Тонгасс. Результаты недавних исследований указывают на то, что катастрофическое таяние кордильерского ледникового покрова произошло примерно 16 000 лет назад».

На петроглифах, приведенных автором, есть возможное изображение кометы и людей, спасающихся на большой лодке. Виден также особый спиральный мотив, широко использовавшийся на рукотворных предметах из Ипиутака.

В ходе работ Джесмейн посетила тлинкитский поселок Каке, где узнала местные предания о потопе от туземного старейшины. «Хотя Каке — тлинкитский поселок, — пишет она, — индейцы хайда, шимшиан и другие современные прибрежные племена не так давно появились в этом регионе (примерно 5000 лет назад). Поскольку они имеют лингвистическую связь с атабасками, живущими в глубине суши, то, возможно, прибыли из внутренней части материка по рекам, прорезающим прибрежный хребет. Но тлинкиты говорят о более древнем народе, жившем в этих местах, когда они прибыли сюда. Неизвестно, что случилось с этими первоначальными жителями. История об ужасном потопе, погубившем их, но освободившем место для племен, которые теперь населяют Аляску, вероятно, содержится в наскальной живописи на горе Кингс-Милл».

Возможно, город за полярным кругом — старейший крупный город в мире. Как бы то ни было, все указывает на то, что строительные навыки и мастерство городского планирования были привнесены извне и как будто получены от общества, давно знакомого с градостроительством. Ничто в Ипиутаке не указывает на местную эволюцию стандартизированных измерений, крупномасштабного разделения труда или землемерной технологии. Поскольку эти достижения цивилизации были переданы народом, этнически отличавшимся от коренного населения, мы можем заключить, что единственный возможный кандидат на роль такого внешнего источника — затерянная Прародина, подробно описанная в устных преданиях многочисленных культур вокруг Тихоокеанского кольца.

Поразительная находка, о которой было объявлено в ноябре 2004 г., показала, что люди из Ипиутака, принесшие блага цивилизации, были не одиноки на континенте. Альберт Гудьир с кафедры археологии и антропологий Университета южной Калифорнии обнаружил так называемую «стоянку Топпер», которая, по его словам, является древнейшей, что подтверждено радиоуглеродным анализом ископаемой стоянки в Северной Америке. Он не смог бы совершить это открытие, если бы следовал установленной процедуре. Археологи, принадлежащие к консервативному направлению, не берут пробы для доказательства возможного существования древних людей в Америке глубже, чем с уровней, соответствующих 11 000 лет до н. э., так как не верят, что люди здесь могли появиться раньше.

Пробив шурф на четыре метра глубже, чем его скептически настроенные коллеги, Гудьир обнаружил сотни орудий, изготовленных из местного кремнистого сланца. Каменные скребки и зубила использовались для свежевания туш, разделки мяса, резки рога, дерева и кости. Он предположил, что умеренный климат, существовавший в этой местности 50 000 лет назад, и изобильные природные ресурсы делали ее идеально подходящей для активного общества. Количество каменных орудий и их разнообразие указывают на многочисленную общину ремесленников с установившейся профессиональной иерархией. Их присутствие на главной реке Южной Каролины, вдалеке от предполагаемых маршрутов миграции монголоидов по гипотетическому сухопутному перешейку из Сибири, подразумевает прибытие морским путем. Хотя представители академической науки абсолютно отвергают любые свидетельства мореходных навыков у людей палеолита, особенно у древних американцев, Марша Уолтен и Майкл Корен, опубликовавшие в журнале Scientist обзор находок Гудьира и его коллег, пришли к выводу, что «эти открытия, сделанные ведущими археологами, поддерживают альтернативные теории, в частности, о заселении Америки морским путем».

Когда Маркс и Рейни приступили к раскопкам на Дальнем Севере, известный американский путешественник Гарольд Т. Уилкинс познакомился с «владельцем гасиенды (Муньосом), которому принадлежит поместье на морском побережье неподалеку от Гвадаякиля (Эквадор), вблизи от места под названием Эсмеральда. Он послал ныряльщика за статуэтками из древнего затонувшего города, расположенного на незначительном расстоянии от берега». Муньос рассказал, что некоторые предметы были покрыты иероглифами, такими же непонятными, как единственный экземпляр, сфотографированный несколько десятилетий спустя исследователями на борту судна «Антон Брунн». Предположительно, ныряльщик обнаружил под водой «древние выпуклые линзы, а также рефлекторы. Они были сделаны из обсидиана… Должно быть, [жители затонувшего города] были умелыми оптиками и даже астрономами».

Уилкинсу разрешили осмотреть в гасиенде коллекцию, которая произвела на него глубокое впечатление. Он пришел к выводу:

«Артефакты этого неизвестного народа, чей город лежит в морской пучине у побережья Эквадора, весьма необычны. Кроме изящных обсидиановых зеркал, обточенных, как линзы, что свидетельствует о знании оптики, есть странные продолговатые призмы, на гранях которых вырезаны животные, символы или иероглифы. Они могли служить той же цели, что и личные печати китайских мандаринов, которыми они скрепляли документы, не имевшие юридической силы без такого знака… Человек с богатым воображением имеет право предположить, что необычные предметы древних культур, обнаруженные в уединенных или опасных регионах этого континента, — остатки некоей палеолитической или допотопной эпохи в мировой истории».

Поскольку эти предметы были обнаружены университетскими специалистами без соблюдения всех научных формальностей, консервативные археологи посчитали их фальшивками. Однако они могуг быть важными фрагментами лемурийской головоломки. Знание оптики хорошо согласуется с высокой технологией Прародины. Более того, по сообщению Уилкинса, у лиц статуй, поднятых из вод Г вадаякиля, характерные японские черты. Керамика Дземон, о которой шла речь в предыдущей главе, была обнаружена в Вальдивии (Эквадор) через 20 лет после того, как Уилкинс ознакомился с коллекцией Муньоса.

Другую подводную достопримечательность обнаружили в окрестностях острова Фиджи. Пещера, стены которой покрыты наскальными рисунками и непонятными надписями, находится на глубине 20 футов в месте под названием Ясава-и-лау. В последний раз уровень океана был таким низким около 1600 г. до н. э., когда Лемурия окончательно ушла под воду.

В одном из фиджийских преданий это стихийное бедствие называется Уалулу, Великий Потоп, захлестнувший великое царство Накаувадра — еще одно название затонувшей Прародины. Выжившие после потопа расселились по островам и стали их первыми жителями. Островок Коро был целиком посвящен памяти этого события и дал свое название ежегодно исполняемому фиджийскому песнопению Ngginggi-tangithi-Koro. Оно «повествует о маленькой птице, сидящей на вершине Коро и оплакивающей затонувший остров, — пишет Форнандер. — Я слышал это туземное песнопение: Na qiqi sa tagici Кого ni yali, «птица кикуи плачет над Коро, потому что его больше нет».

Эти предания дополняются древними сооружениями, обнаруженными на острове Ротума. О них впервые сообщил У.У. Вуд, который посетил этот отдаленный фиджийский остров в 1870-х годах: «Мегалитические монументы главного острова находились неподалеку от пляжа. Они были сложены из таких больших камней, что трудно вообразить, как туземцы могли передвигать их. Каждая гробница состояла из низкой земляной платформы, огороженной вертикальными каменными блоками, в центре находился один или несколько огромных камней неправильной формы — обычные валуны иногда весом в несколько тонн. Совершенно непонятно, как эти первобытные люди могли без помощи механизмов поднимать и устанавливать такие огромные камни. Туземцы Ротумы принадлежат к другой расе и имеют более светлый цвет кожи по сравнению с фиджийцами».

Последнее замечание указывает на смешанные браки с чужеземцами, возможно, строителями мегалитов. Чайлдрес сомневается, что эти сооружения на самом деле гробницы, как предполагает Вуд, и считает, что они были «предназначены для какой-то другой цели».

Сказочные великаны, построившие эти «гробницы» после потопа, шагнули из легенды в действительность в 2002 году, когда на Фиджи был обнаружен скелет очень высокого человека. Радиоуглеродный анализ предметов из обожженной глины, найденных в могиле (в основном, гончарных изделий), датировал их примерно 1000 г. до н. э. При жизни рост этого человека достигал шести футов и четырех дюймов, он был гораздо выше туземцев Фиджи и в наше время, и во II тысячелетии до н. э. «Чиновники хотели сохранить эту странную находку в секрете, — сообщила газета The Times of India, — но эта надежда быстро рассеялась, когда слухи об открытии распространились в окрестностях».

Находка привела в замешательство консервативных антропологов, поскольку скелет принадлежал европеоиду — представителю исчезнувшей белой расы, сохрапившейся в народных преданиях по всей Океании, от Новой Гвинеи до островов Аляски. Дата захоронения примерно соответствует окончательному разрушению Му в 1620 г. до н. э., хотя он мог быть лемурийцем, жившим через 600 лет после этого события, если только новая датировка не позволит отнести его раньше чем 1000 г. до н. э. В любом случае, найденный скелет — очередное подтверждение мифологии как достоверной истории, этот факт придает дополнительный вес фиджийским преданиям о Великом Потопе.

Пожалуй, самое драматическое подводное открытие этого рода в XX веке состоялось в префектуре Окинава, когда местный мастер-ныряльщик совершал погружение у южного берега Йонагуни, самого западного острова Японии, расположенного в конце островной цепи Рюкю, простирающейся к югу от Хонсю. Менее 2000 человек, которые обитают на этом островке длиной 6 миль, зарабатывают на жизнь фермерством, туризмом и рыболовством. Кихаширо Аратаке думал как раз о развитии туризма, когда исследовал кристально чистые воды примерно в 300 футах от побережья в 1985 году. Восьмидесятифутовая подводная пирамида с плоской вершиной возвышалась примерно на три фуга над уровнем воды. Вид этого древнего рукотворного сооружения произвел на него глубокое впечатление, он стал называть свою находку Исеки-Пойнт, «место руин».

Новость об открытии Аратаке привлекла энтузиастов-ныряльщиков со всей Японии, несмотря на сильные местные течения и большие стаи акул-молотов, патрулирующих прибрежные воды Йонагуни. Акулы — одна из многочисленных загадок, связанных с затонувшим сооружением, поскольку в Мировом океане есть очень мало мест, где они собираются большими стаями. Никто не знает, какой инстинкт или поведенческая память заставляет их выбирать это конкретное место.

Большинство наблюдателей склонно считать, что подводный монумент был изготовлен руками человека, хотя скептически настроенные археологи, опирающиеся лишь на слухи и любительские фотографии, называют его необычной природной формацией. Однако те, кто по роду своей деятельности должен знать лучше — профессиональные геологи, — не проявляют такой уверенности. Один из лучших, профессор Массааки Кимура, вместе со своими студентами возглавил профессиональную съемку подводного сооружения, чтобы определить его подлинное происхождение. «После предварительного изучения, проведенного в 1992 году, — рассказал он, — университет Рюкю начал реализацию непрерывной программы исследований [подводного монумента Йонагуни]. В 2000 году мы проводили измерения с использованием лазеров, многолучевых эхолотов, самолетов и «Ве-10» [сонар]. Группа исследователей состоит из инструкторов и студентов университета Рюкю». Какие-либо гипотезы о затонувшей цивилизации они не принимали во внимание, но доказательства, постепенно накопленные участниками экспедиций, убедили их в искусственном происхождении подводной загадки. Публикация выводов профессора Кимуры, скрупулезная презентация его научных данных убедила подавляющее большинство критически настроенных коллег в том, что сооружение у Исеки-Пойнт действительно монумент, возведенный людьми.

Один из видных американских геологов, не вполне убежденный в этом, прилетел из США для личного обследования памятника в сентябре 1997 г., на следующее лето он вернулся для дополнительных погружений. Доктор Роберт М. Шох — адъюнкт-профессор естественных наук и математики в Бостонском университете. В начале 1990-х годов он приобрел международную известность, когда продемонстрировал, что следы водной эрозии на статуе Сфинкса в Египте позволяют датировать его ранние фрагменты примерно 5000 г. до н. э., на 2400 лет раньше, чем считает большинство археологов, и почти за 2000 лет до «официального» основания первой династии в Древнем Египте. Как специалист, признанный в академических кругах, он был человеком достаточно широких взглядов, чтобы вынести беспристрастное суждение о подводном монументе Йонагуни. По словам Шоха, на первый взгляд «подводный утес прорезала серия огромных геометрических террас с широкими, плоскими площадками, разделенными отвесными каменными уступами». Они напоминали ступени колоссальной лестницы, по которой могли подниматься лишь настоящие великаны.

При более тщательном рассмотрении ученый отметил, что сооружение главным образом состояло из сред-незернистых и тонкозернистых песчаников и алевролитов с четко выраженной слоистостью, пересеченной параллельными сочленениями и трещинами, которые придавали естественной формации искусственный вид. На самом Йонагуни выходы песчаника на юго-восточном и северо-восточном побережье имели разительное сходство с подводной пирамидальной структурой. «Чем больше я сравнивал естественные, но строго регулярные черты выветривания и других эрозионных процессов, наблюдаемых на современном побережье острова, с морфологическими характеристиками острова Йонагуни, тем больше убеждался, что монумент Йонагуни сформирован главным образом в результате геологических и геоморфологических процессов», — объяснил он впоследствии.

На первый взгляд, его вывод противоречил оценке профессора Кимуры, на самом деле лишь более четко определял ее. «Мы также должны рассмотреть возможность, что монумент Йонагуни по существу является еетественной структурой, которая была обработана или немного модифицирована людьми в древние времена», — заявил доктор Шох. Иными словами, доисторические островитяне могли превратить природную скалу в цитадель, храм, каменоломню или некий культурный центр. В таком случае, это превращение полностью согласуется с древней, но существующей до сих пор восточноазиатской традицией внесения тонких изменений в природную среду, примером которой могут служить сады дзен, ритуальные японские ландшафты и китайское искусство фэн-шуй. Практика терраформи-рования, направленная на создание гармоничной взаимосвязи между людьми и окружающей средой, проявилась в монументе Йонагуни и безусловно уходит корнями в лемурийский культ природы.

Хотя доктор Шох был готов признать возможность человеческого участия в создании монумента, он не был убежден, что это действительно было так. Профессор Кимура согласился, что монумент был «высечен из цельной скалы или каменистого выступа» в далеком прошлом, когда уровень моря был гораздо ниже и сооружение находилось на суше. Но также выразил уверенность, что многочисленные сеансы фотосъемки, измерения и физические доказательства, собранные его группой в течение десяти лет, несомненно установили искусственную природу мо!гумента. Среди наиболее убедительных доказательств — древние ручные орудия, обнаруженные не только на самом острове, но и под водой. Известные на островах Рюкю под названием кусаби, эти орудия изготавливались из магматической породы, которая не встречается на Йонагуни; значит, их специально привезли для обработки более мягкого песчаника, из которого состоит монумент. На его поверхности есть следы обработки, которая могла быть сделана несколькими кусаби, которые обнаружили ныряльщики.

В верхней части сооружения есть несколько просверленных отверстий. «Они отстоят друг от друга примерно на 20 см и выровнены так, словно их размечали по линейке, — отмечает Селин Шинбуцу в книге, написанной совместно с профессором Кимурой. — Можно предположить, что отверстия проделаны моллюсками, но это маловероятно. Лучшим копальщиком является морской еж, но форма отверстий, создаваемых морскими ежами, разительно отличается от найденных».

Как и с какой целью были проделаны эти отверстия, объяснил Котара Маджа, мастер-каменщик, возглавивший реставрацию исторических памятников Окинавы, разрушенных во время Второй мировой войны. Опыт в области традиционных форм и строительных навыков сделал его незаменимым специалистом в осуществлении этого масштабного проекта. Когда ему показали линию отверстий на вершине монумента Йонагуни, он сразу узнал в них элемент и поныне существующего древнего способа откалывать каменные блоки. Сначала у края природной каменной формации бурят через равные интервалы отверстия примерно одинаковой глубины, затем вставляют в отверстия большие шесты и начинают мощно толкать их взад-вперед наподобие рычагов. Вскоре порода трескается по прямой линии и отламывается в виде строительного блока желаемого размера. Эти выводы были подкреплены заявлениями Коутаро Шинзы, другого известного каменщика с Окинавы. Он и его коллеги твердо убеждены, что подводная структура в Исе-ки-Пойнт служила каменоломней.

Еще более недвусмысленное свидетельство — небольшие прямоугольники, найденные в некоторых местах Йонагуни, защищенных от сильных размывающих, разъедающих течений. Эти проемы длиной три дюйма с прямыми углами не могли образоваться под действием естественных процессов.

Их идентификация с теми, что бывают при вырубке каменных блоков, подкрепляет теорию о причастности людей к монументу и позволяет рассматривать его в качестве древней каменоломни. Однако другие особенности указывают скорее на незавершенный строительный проект, работа над которым была прервана внезапным подъемом уровня моря. Отверстия есть только в верхней части сооружения; нижние две трети выглядят завершенными и снабжены множеством архитектурных деталей. Среди них — так называемая «кольцевая дорога», напоминающая рукотворную тропу вокруг основания монумента, соединенную с вершиной дренажным каналом. Ее поверхность гладкая, словно вымощенная каменными блоками.

Профессор Кимура изучил «структуру, похожую на лестницу, не только с южной, но со всех сторон. На северной наиболее четкие признаки труда человеческих рук Одну ее часть можно назвать настоящей лестницей». У основания монумента находится каменное сооружение, напоминающее массивные, отдельно стоящие ворота, похожие на каменные ворота в Андах по другую сторону Тихого океана. Сочленения, образованные блоками, ровные на каждой из вертикальных «стоек», как и в монументальных сооружениях древнего Перу.

Не менее удивителен огромный валун в форме яйца, на отдельной низкой платформе, на которую он, со всей вероятностью, был уложен с поразительной точностью. Этот овальный мегалит выглядел бы гораздо более уместно среди французских или британских стоячих камней эпохи неолита, чем на морском дне возле крошечного японского острова.

Подводный монумент Йонагуни имеет много деталей, выходящих за рамки объяснения с позиции геологии. Одна из таких загадок — большое углубленное изображение песочных часов, вырезанное на поверхности камня. Неподалеку от него находится длинный прямой канал, заканчивающийся коротким лестничным пролетом из семи ступеней. Ниже расположен узкий туннель, имеющий рукотворный облик из-за качественной кладки каменных блоков с ровными сочленениями. Проплыв до конца туннеля, ныряльщики оказались перед так называемыми «двойными башнями». Направленная ориентировка туннеля подразумевает его первоначальную функцию в качестве священного пути.

Вертикальные гранитные плиты, выросшие перед ныряльщиками в конце туннеля, напоминали две книги высотой 19 футов, об их весе приходилось только догадываться. Трехдюймовый проем, разделяющий их, напоминает сходную конфигурацию стоячих камней в Японии, в густых лесах северо-западного Хонсю, о которых говорилось в главе 9- Два мегалита На бея мы тоже образуют щель, через которую виден восход солнца утром в день середины лета. «Двойные башни» Йонагуни тоже подразумевают первоначальную астрономическую ориентировку, так как не совсем вертикальны, а наклонены друг к другу под одинаковым углом.

Вероятно, самое убедительное из всех свидетельств создания монумента людьми —17 иероглифов, вырезанных на его сторонах, включая как минимум одну надпись. Четыре символа повторяются несколько раз, все они явно были вырезаны человеческой рукой, а не природной силой. Как можно ожидать, все они не читаемы, но воспроизведены еще только в одном другом месте на Земле — на монументальных сооружениях, представленных в первой главе этой книги, посвященной затерянному городу Нан Мадол.

Один из этих четырех иероглифов имеет особо важное значение. Это знак Т, may, главная эмблема My. Не случайно один из мифов, сохранившихся на Рюкю, описывает доисторических строителей древних мегалитических структур как гигантов, чье собирательное имя Муджинто явно происходит от названия затерянной Прародины. «Монумент Йонагуни можно считать одним из главных свидетельств существования Му», — считает профессор Кимура.

Неподалеку от главного подводного сооружения Исе-ки-Пойнт находится колоссальный объект, названный «сценой». Совершенный квадрат из монолитной породы, одиноко возвышающийся примерно на 18 футов над дном моря, имеет стороны ровно по 70 футов и, следовательно, производит впечатление искусственно созданного. Это впечатление усиливается из-за одной драматической черты. В 2000 г., когда Томас Холден совершал погружение у монумента Йонагуни для съемок по заказу канала кабельного телевидения, его видеокамера захватила изображение гигантского человеческого лица на «сцене». Незадолго до этого оно было обнаружено другим профессиональным подводным фотографом, Сесиль Хагренд. Она смогла различить вырезанные в камне слабые очертания шлема или крыльев (крылатый головной убор?) над человеческой головой. Узнав об этой находке, японские исследователи решали измерить портрет. Хотя он сильно пострадал от тысячелетней эрозии, до сих пор сохранил черты, приданные ему скульптором. Участникам работ удалось рассмотреть конфигурацию носа и пропорциональность глаз. По утверждению профессора Кимуры, «зрачок правого глаза вытянут в меридиональном направлении». Он назвал каменную голову моаи, воспользовавшись термином туземцев с острова Пасхи, обозначающим огромные статуи. Это уместная характеристика, поскольку изображения в этих двух разных местах имеют не только поверхностное сходство. Подводные каменные головы (две из них были обнаружены на «сцене») смотрят в направлении острова Пасхи. Интересно, что на местном окинавском диалекте любое доисторическое священное сооружение называется моаи. Несмотря на расстояние в 2500 миль и неизвестную пропасть времени, между Рапа Нуи и Йонагуни существует некая связь.

Несмотря на все сомнения в искусственном происхождении затонувшего монумента, доктор Шох не мог избежать его сравнения со сходными постройками, найденными на Окинаве, особенно в окрестностях Но-ро, столицы префектуры. Другое похожее сооружение называется замок Наку Гусуки. Он был построен для военных целей около 500 лет назад и с тех пор подвергался многочисленным перестройкам. Однако фундамент его датируется I–II веком, когда-то там был церемониальный центр и аристократическое кладбище. Можно с большой уверенностью утверждать, что это место было окружено особым почтением с глубокой древности. В скалах поблизости высечено что-то вроде гигантских ступеней и широких площадок подводного монумента Йонагуни. Гробницы не удостоились большого внимания археологов, которые не смогли определить ни возраст, ни происхождение культуры, создавшей их. Тем не менее они представляют непрерывно развивающийся архитектурный стиль, уникальный для этой части света, от подводных глубин до сухопутных сооружений.

Доктор Шох предполагает, что доисторические жители Йонагуни строили свои погребальные склепы на впечатляющей природной «конструкции» у самого берега, прежде чем она была поглощена волнами. Но сооружение в Исеки-Пойнт опустилось под воду 10 000 или 12 000 лет назад, что делает гробницы Окинавы — если они были сооружены одновременно с монументом — старейшими рукотворными постройками на Земле, что готовы признать лишь немногие исследователи. Более вероятно, что мы наблюдаем за развитием архитектурного стиля, начинающегося с места, которое теперь находится под водой, и таким образом предшествующего более современным погребальным склепам на островах Рюкю.

Но эти гробницы — не единственная параллель с затонувшим монументом. Му-тубу-удунди — тайное боевое искусство, известное только мастерам, ведущим свое происхождение от первого правителя островов Рюкю. Он привез владеющих этим искусством из островного царства на востоке, которое было поглощено морем. Исповедующие его принципы избегают конфронтации и стремятся утомить своих соперников сложными сериями контролируемых поз и похожих на танец движений, нанося удар лишь после того, как все остальные варианты исчерпаны. Подобно китайскому искусству Тай-цзи, его японский предшественник также разновидность медитации, настраивающей человеческие биоритмы на так называемые земные энергии. Название этой практики Му-тубу-удунди, «путь самодисциплины Му», происходит от затерянной тихоокеанской цивилизации, известной духовными дисциплинами и мирным мировоззрением ее представителей.

Другой «замок», цитадель Шури на Окинаве, тоже был построен в XV веке на руинах гораздо более древнего сооружения. Его архитектурный план почти точно совпадает с планом монумента Йонагуни и окружен такой же «кольцевой дорогой». Профессор Кимура отмечает, что две статуи драконов, охраняющие святилище Цитадели Шури, аналогичны двум статуям черепах, стоящих друг напротив друга на вершине структуры в Исеки-Пойнт. Один дракон — с раскрытой пастью, челюсти другого плотно сомкнуты. Черепахи на подводном монументе идентичны, только одна вытягивает голову, другая втягивает ее в панцирь.

Выбор животных символизирует сооружения. В Азии драконы традиционно представляют теллурические энергии и саму Землю, на которой была построена Цитадель Шури. Черепаха — метафорический символ изобилия, которое приходит снизу — на земле, как и на море — подходящий символ для затонувшего «замка» Йонагуни. В японском фольклоре Урашима Таро сжалился над страдающей черепахой, перевернувшейся вверх ногами на пляже, и спас ее жизнь. В благодарность она взяла его с собой на дно океана, где он был гостем дружественных духов в великолепном дворце, центре некогда могущественного королевства, трагически исчезнувшего под волнами. На прощание юноше вручили дар — персик бессмертия. Этот фрукт, даровавший вечную жизнь смертным людям, был вынесен китайской богиней милосердия Сиванму из ее дворца незадолго до того, как он погрузился в Рассветное море.

В «Нихонги», японском собрании добуддийских мифов, историй и преданий, повествуется о божественном герое Хо-хо-деми-но-Микото, который опустился на дно океана в перевернутой корзине. По прибытии он посетил затонувшую цитадель, принадлежавшую морскому богу. Селин Шинбуцу угверждает, что местные жители знали о существовании монумента Йонагуни за 40 лет до официального открытия, сделанного Кихаши-ро Аратаке, хотя само сооружение несомненно гораздо старше. Мифы об Урашиме Таро и Хо-хо-деми-но-Микото свидетельствуют, что местное знание о монументе Йонагуни уходит в прошлое на много поколений.

Персики или травы, дарующие бессмертие, непременно присутствуют в этих вечных историях, в южноазиатских мифах они часто ассоциируются с неким великолепным царством, утонувшим в древности из-за чудовищного потопа. Некоторые китайские императоры были убеждены, что, по крайней мере, отдельные экземпляры пережили Великий Потоп, и отправляли экспедиции на их поиски к южным островам Японии — особенно к Йонагуни, который замечателен не только своими подводными руинами, но также «растением долголетия», чо-мей-гуса. Оно водится только на нижнем Рюкю и обильно возделывается на Йонагуни, где люди живут дольше всего на Земле.

По местному мифу, Нираи-Канаи высадился на островах Рюкю много лет назад, после того, как его просвещенное заморское царство было поглощено бурей огня и штормом. Он научил туземцев возделывать растение бессмертия чо-мей-гуса и построил на островах первые каменные замки. Нираи-Канаи — это также «родина, которая находится очень далеко в море», считавшаяся царством, откуда произошли предки японских ама, после того как оно затонуло в западной части Тихого океана.

Может быть, чо-мей-гуса и в самом деле «заветное растение бессмертия»? Если да, то связаны ли его нынешние урожаи с высокотехнологичными сельскохозяйственными методами, которыми славились лемурийцы, позволяет ли существование этого уникального растения на Йонагуни отождествить этот остров с Лемурией или, по крайней мере, одним из ее аванпостов? По словам профессора Кимуры, «весьма странно, что такой огромный объект [затонувший монумент] существует рядом с таким незначительным островом».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава тринадцатая

Из книги Бегущая с волками. Женский архетип в мифах и сказаниях автора Эстес Кларисса Пинкола


Глава тринадцатая ХАРАКТЕР ДВИЖЕНИЯ

Из книги Основы сценического движения автора Кох И Э

Глава тринадцатая ХАРАКТЕР ДВИЖЕНИЯ «Подлинные же художники,— говорил Станиславский,— сами составляют свои краски из основных тонов... Этим они добиваются на полотнах своих картин самой разнообразной красочной гаммы всех тонов и оттенков. Мы поступаем так же с


Глава тринадцатая ТЕРАКТЫ

Из книги Повседневная жизнь современного Парижа автора Семенова Ольга Юлиановна

Глава тринадцатая ТЕРАКТЫ 11 сентября 2001 года… Занятая домашними делами, я в тот день не удосужилась включить телевизор и оказалась, наверное, последним жителем Франции, не знавшим о произошедшем в США. Придя в четыре часа к школе забирать сына, я была удивлена бурлящей


Глава тринадцатая Троянская война

Из книги Путеводитель по греческой мифологии автора Кершоу Стивен П

Глава тринадцатая Троянская война Главные действующие лица Парис — Троянец, сын Приама, свершивший так называемый «суд Париса»; похитил Елену. Елена — Спартанка; жена Менелая, «особа, спустившая на воду тысячу кораблей». Одиссей — Один из лучших греческих воинов и


Глава тринадцатая Государственный карман

Из книги Повседневная жизнь британского парламента [Maxima-Library] автора Макдональд Уна

Глава тринадцатая Государственный карман Способ, каким палата общин контролирует государственные расходы и собирает налоги, уходит корнями глубоко в историю. Практически с самого начала монарх, по совету министров, подотчетных короне, требовал у парламента денег на


ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ Лондон

Из книги Код да Винчи расшифрован автора Ланн Мартин

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ Лондон Церковь ТемплаВ романе «Код да Винчи» Дэн Браун упоминает о том, что церковь Темпла была воздвигнута в 1185 году. Однако несмотря на то что планировка первого этажа сооружения остается неизменной, реставраторы, а особенно реставраторы XIX века,


Глава тринадцатая Вступление в политику

Из книги Повседневная жизнь сюрреалистов. 1917-1932 автора Декс Пьер

Глава тринадцатая Вступление в политику В НФО за 1 сентября 1924 года была опубликована под заглавием «Переписка» подборка писем Жака Ривьера и некоего Антонена Арто. Последний писал: «Я страдаю ужасной болезнью ума. Моя мысль покидает меня на всех уровнях, начиная с


Глава тринадцатая. Ванесса и друзья

Из книги Непристойный талант [Исповедь мужчины-порнозвезды] автора Бутлер Джерри

Глава тринадцатая. Ванесса и друзья Уверен, вы видели мисс Шарон Митчел, как ее теперь называют в фильмах. (Если вы в порнобизнесе так же долго, как она, вас автоматически называют «мисс») Шарон даже раздвинула свои горизонты. Я слышал, что у нее в Европе вышла пластинка и