Серьезные рассуждения о еде недопустимы, даже непристойны

Серьезные рассуждения о еде недопустимы, даже непристойны

Наше двойственное отношение к еде, возможно, обусловлено влиянием правила «Как важно не быть серьезным». Излишнее рвение относительно чего бы то ни было вызывает неловкость, а говорить серьезно, с чувством о чем-то столь тривиальном, как еда, в общем-то, довольно глупо. Афишировать свою любовь к еде и открыто признавать, что еда доставляет удовольствие, неловко не только потому, что это проявление излишней серьезности, — это еще и непристойно.

Говорят, что англичане по натуре пуритане, но, на мой взгляд, это не совсем точная характеристика. Например, секс не считается грехом; это нечто очень личное, частное и, соответственно, вызывающее смущение. Шутки о сексе, даже вполне откровенные, допустимы, но обсуждать серьезно, увлеченно те же самые интимные подробности непристойно. Еда как чувственное наслаждение, думается, относится к той же категории: вроде бы и не запретная тема, но говорить о ней следует исключительно беззаботным, веселым, шутливым тоном.

Гурманы (или иностранцы), описывающие поэтичным, эротичным языком достоинства отменно приготовленного пышного беарнского соуса, вынуждают нас морщиться, краснеть и прятать глаза. Чтобы их собеседники не чувствовали себя оскорбленными, им просто следует быть чуть веселее, подшучивать над собой, не говорить о еде слишком серьезно.

Если не демонстрировать ироничную бесстрастность, разговор о еде превращается в «гастропорнографию» (данный термин обычно употребляют в отношении красочно иллюстрированных кулинарных журналов и поваренных книг с подробными описаниями каждого аппетитного блюда, но им в равной степени можно охарактеризовать и восторженные рассуждения о еде).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Песни звучат повсюду, даже там, где их нет

Из книги Про трех китов и про многое другое автора Кабалевский Дмитрий Борисович

Песни звучат повсюду, даже там, где их нет Песня раскрыла перед нами двери в музыку симфоническую и в музыку камерную. По мостику-песне мы без труда вошли и в мир оперной музыки, хотя и задержались там очень ненадолго, с тем чтобы вернуться к ней в одной из следующих


Даже лучше, чем настоящая вещь

Из книги История диджеев автора Брюстер Билл

Даже лучше, чем настоящая вещь В 1988 году в поп-музыке произошла последняя революция. Диджей, имеющий пару вертушек Technics и коробку пластинок, может попасть на вершину славы при помощи семплера, изворотливой басовой линии и ритм-машины. Это в очередной раз


Глава 8. “Сейчас даже страшно подумать...” (Семнадцать, двадцать пять лет)

Из книги Тайны гениев автора Казиник Михаил Семенович

Глава 8. “Сейчас даже страшно подумать...” (Семнадцать, двадцать пять лет) Я рассказал о судьбе только одной девочки из нашей двухнедельной эпопеи в небольшом скандинавском городе. Но вы, возможно, помните “вождя”, на которого мне указала педагог с предложением


РАССУЖДЕНИЯ

Из книги Военные навыки индейцев Великих Равнин автора Секой Фрэнк


«Должно повиноваться, а рассуждения свои держать про себя»

Из книги Россия: критика исторического опыта. Том1 автора Ахиезер Александр Самойлович

«Должно повиноваться, а рассуждения свои держать про себя» Воспроизводственный процесс, опирающийся на идеал всеобщего согласия, разрушался, социальные отношения превращались в конфликт, возрастала социальная дезорганизация, что усиливало массовое ощущение роста


Гоа – рай для любителей и даже профессионалов выпить

Из книги Гоа. Для тех, кто устал... жить по инструкциям автора Станович Игорь О.

Гоа – рай для любителей и даже профессионалов выпить Менталитет русского человека не мыслит себе жизнь без горячительных напитков. Самый знаменитый, являющийся местечковым символом напиток называется «Олд Монк». На этикетке изображен мордатенький, судя по всему, инок,


Собака – друг человека на всю жизнь и даже после нее…

Из книги Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Мезоамерика автора Ершова Галина Гавриловна

Собака – друг человека на всю жизнь и даже после нее… Тощая сука вцепилась мне в ногу, обреченно глядя на меня несчастными глазами, в которых выражалась вся мировая скорбь. Челюстей она не разжимала, а на морде было ясно написано: «Ну все, теперь уж точно убьют…» «Собака,


С Воробьевых гор можно увидеть всю Москву и даже ее прошлое

Из книги Рассказы о Москве и москвичах во все времена [Maxima-Library] автора Репин Леонид Борисович

С Воробьевых гор можно увидеть всю Москву и даже ее прошлое Отсюда, с высоты в сто метров, Москва почти вся открывается. Но это, конечно, не тот город, который в окоеме может вместиться. И все равно, стоя здесь, не избавиться от мысли, что весь город перед тобой. Сколько