Спокойной ночи

Спокойной ночи

Интересная особенность (данное выражение используется здесь в качестве эфемизма для слов “я буду краток”) японского языка — использование иероглифов вместо букв (ничего себе, “особенность”). Может показаться, что это мелочь, но на самом деле значительно меняет сознание носителей языка. А не просто придумано ради того, чтобы гайдзинам сложнее понять было.

Взять, например, происхождение слов. У нас обычно придумают слово, получат звуки, запишут их, проговорят — и вот через банальные сто лет слово все еще есть, а какие у него корни и каково его значение изначально, все уже забыли. В японском же каждый иероглиф — смысловая картинка. Составили новое слово, но и старым частям деться некуда. Вот, например, человек напился, но даже с бодуна (что это за слово такое “бодун”, откуда взялось?) иероглифы не дают ему забыть, что слово похмелье, “фуцукаёи”, значит “два дня не просыхал”.

Существует теория, которая гласит, что работа у японского офисного служащего такая, что не выпить после нее просто нельзя. И это, наверное, правда. Но только подъем на следующий день в шесть утра в стиле “почувствуй себя крестьянином”, чтобы не опоздать на работу, остается серьезной проблемой. Если просыпаешься и чувствуешь — корова не доена, то это — первый признак “фуцукаёи”. Пьют японцы много (по большей части пиво), а закусывают мало. И пьянеют быстро, потому что у азиатов часто не хватает в организме фермента, расщепляющего алкоголь. То есть если после выпитого у гайдзина болит голова, то у среднего японца после того же количества выпитого голова болит в 10 раз сильнее. Кроме того краснеет лицо, появляется неожиданная веселость (мой первый начальник в Японии любил, когда выпьет, заставить гайдзинов рисовать карту мира и отмечать на ней точечками свои родные города, очень при этом веселясь), а также хриплость голоса. Последнее между прочим, острая проблема. Хорошо если вы начальник — подчиненные начинают бояться. А если наоборот? Есть вероятность и работы лишиться, если перед начальством или клиентом не пропищать в нужной тональности. В общем, проблемы.

Несколько дней назад в самом дорогом токийском районе Гинза проходила рекламная кампания — в толпе с утра выискивали самых корпоративных духом и выдавали им бесплатные таблетки “от похмелья”. Но можно обойтись и без медицины. Знаете, есть такое заведение, что всегда работает допоздна, позже многих питейных заведений? Нет, не вытрезвитель, хотя по функциональности почти то же самое. Это рестораны лапши “рамен”. Той самой, что в России стала популярна в пластиковых стаканчиках. В Японии это главное корпоративное блюдо — соленое, мокрое и жирное, лучший друг измученного алкоголем организма. Поэты посвящают этому блюду стихи, а модные журналы — рейтинги топ-100 ресторанов. Есть даже музей рамен в городе Иокогама.

Если бы прилетели инопланетяне и посмотрели на одну и ту же улицу утром и вечером, то они бы наверняка решили, что в разное время здесь обитают два разных вида существ. С утра бежит мужчина в черном костюме, на ходу бреясь электрической бритвой, женщина красится в вагоне метро, дедушка едет на мотоцикле, стоя на нем одной ногой, а другой ногой толкает впереди себя бабушку на велосипеде — все куда-то торопятся.

Вечером, наоборот, уже никто никуда не торопится. Засыпают мужчины в костюмах в вагонах метро, на станции железнодорожники трясут пьяных — “последний поезд, последний поезд!”. Последний поезд ждет всех и едет медленно-медленно, тоже не торопясь. Стоит очередь на остановку такси, а те, кто не успел никуда, засыпают у входов в бары, прямо на асфальте. На скамейках в парках спальных районов по ночам появляются мужики с сотовыми телефонами. Они приходят сюда в надежде поговорить с кем-то в тишине — стены квартир тут такие, что слышно все не только домочадцам, но и соседям из дома напротив. На Роппонги веселятся гайдзины, на Сибуе у памятника Верной Собачке протирает штаны и юбки молодое поколение Ксюш Собчак, а по Гинзе и Синдзюку плетется, повиснув на плечах друг у друга, рабочий люд в растрепанных костюмах и грязных галстуках — поет свои бурлацкие песни по пути из пивной в рамен ресторан. Люди отдыхают, но организм знает, что с утра снова на работу, поэтому требует жирного горячего бульона — лучшее японское средство от похмелья.

Приветливо горят в токийской ночи красные фонарики у дверей маленьких грязных домиков. Красный фонарик здесь значит совсем не то, что вы подумали, а участкового милиционера (и это всегда мужчина, кроме всего одного домика на Гинзе, где в качестве эксперимента разрешено работать миллиционеру-женщине, правда только днем). Этот домик называется “кобан”, и в Токио их более 900, буквально на любом углу. Япония очень безопасная страна и поэтому хорошо охраняется. Люди здесь пересчитывают в метро толстые пачки денег (кредитные карты здесь мало популярны), оставляют чемоданы, дипломаты и даже ноутбуки “занимать сиденья”, когда выбегают из поезда за газировкой и едой, забывают закрывать входные двери на ключ (что и правда имеет мало смысла — у меня, например, дверь стальная, а стены бумажные). За таким населением глаз да глаз нужен.

Смотрит под красным глазом участковый милиционер — а это прямо дикий зверь, им даже пистолетов не выдают. И машин не выдают. Только деревянную палку-меч, велосипед, домик и красный фонарь — крутись как хочешь. Поэтому несмотря на то, что милиции много, патруля не получается. Машины тут государство выделяет по одной на каждые сто милиционеров, бензин тоже дорогой, а свои ноги стаптывать на велосипеде лениво. В общем полицейские большую часть времени сидят в этих домиках, смотрят из окон, ждут, надеются. Ну, может, хоть какой пьяница или гайдзин дорогу спросит? В Японии почти не применяются штрафы за разные нарушения. Штрафы-то есть, но следить за ними некому. Нет у японской милиции традиции сидеть в засаде с измерителями скорости. Сидит в Японии вообще мало народу (на 120 миллионов населения, в тюрьмах находится всего-то 80 тысяч, причем 7 тысяч из них гайдзины, что довольно смешно, так как всего гайдзинов меньше 1% от населения, но почти 10% от преступников). Зато если за тобой пришли неумолимые милиционеры числом до ста человек на одного преступника, то все — тебе сидеть. 99.98% за кем приходят — сидят. Вот такие тут герои на страже родины. Так что если вы идете пьяный по улице мимо красного фонаря, то лучше не шалить.

В этом феврале имидж милиции был подпорчен, когда по ТВ показали скандальное видео, на котором кто-то заснял группу участковых на Одайба, улепетывающих со всех ног от одного пьяного водителя с бейсбольной битой. Милиция обиделась и провела реформу, согласно которой с первого июня патрульными полномочиями и наклейками со штрафами наделяются все районные бабки послепенсионного возраста. При таком строгом контроле уже не пошалишь — одни проблемы получаются.

Отдых по-японски — это иероглиф ? “ясуми”. Две картинки рядом: человек (слева) прислонился к дереву ?. А вот проблемы по-японски — это иероглиф ? “комару”. Картинка в картинке: дерево за забором. Во всей этой иероглифической конструкции тонкий намек на причинно-следственную связь. Не надо отдыхать слишком сильно, а то милиция еще может перепутать, кого ставить за решетку — дерево или того, кто на него облокачивался.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

2. Страх ночи

Из книги Ужасы на Западе автора Делюмо Жан

2. Страх ночи Непременной сообщницей привидений, волков, бурь и злодеяний всегда была ночь, которая стала постоянной составляющей страха былых времен. Ночь была самым удобным временем для врагов рода человеческого, готовящих ему погибель как физическую, так и


Спокойной ночи

Из книги Исторические байки автора Налбандян Карен Эдуардович

Спокойной ночи В 1968 году в индийском городе Арон отменяют трёхсотлетнюю традицию.Состояла традиция в следующем:Ежедневно, ровно в три часа ночи с крепостной стены бухала пушка и специальный глашатай зычно провозглашал: "Ти-и-ихо! Магараджа


"Улыбки летней ночи"

Из книги Картины автора Бергман Ингмар

"Улыбки летней ночи" Во время запретов на производство фильмов в 1951 году я сделал серию рекламных роликов мыла "Бриз". Они спасли меня от тяжелого экономического краха. Сегодня я по-прежнему смотрю их с определенным энтузиазмом. Они не страдают недостатком честолюбия или


Ритм дня и ночи

Из книги Ацтеки. Воинственные подданные Монтесумы [litres] автора Сустель Жак


Ритмы дня и ночи

Из книги Ацтеки, майя, инки. Великие царства древней Америки автора Хаген Виктор фон


В НОЧИ

Из книги Погаснет жизнь, но я останусь: Собрание сочинений автора Глинка Глеб Александрович

В НОЧИ Сгорблен нос, как клюв. Нежен перьев плед. День-деньской дремлю, Как сова в дупле. Но лишь бренный мир Отойдет ко сну, Я бесшумных крыл Веер распахну: Чтоб летать всю ночь, Меж кустов крутить, Чтоб добыча прочь Не смогла уйти. Чтоб спугнуть с ветвей Стаю малых


Ночи «Жокея»

Из книги Повседневная жизнь Монпарнаса в Великую эпоху. 1903-1930 гг. автора Креспель Жан-Поль


1. Вторжение Ночи

Из книги Истина мифа автора Хюбнер Курт

1. Вторжение Ночи В первой главе были разобраны основные черты Гёльдерлиновского мифического мира. Однако сам он знал, как было уже упомянуто, что мир этот практически погиб. От богов остался нам только "сон"240, и "нигде нельзя более увидеть бессмертия — ни на небе, ни на


Белые ночи и любовь

Из книги Русский Эрос "Роман" Мысли с Жизнью автора Гачев Георгий Дмитриевич

Белые ночи и любовь Значит, чтобы понять русский Эрос, опять вглядимся в русский Космос, в его ночь и деньПушкин в отрывке «Гости съезжались на дачу» об этом же размышляет: «На балконе сидело двое мужчин. Один из них, путешествующий испанец (Пушкину нужен родной


Голос в ночи

Из книги Рублевка и ее обитатели. Романтическое повествование автора Блюмин Георгий Зиновьевич


Опиумные ночи

Из книги Повседневная жизнь Монмартра во времена Пикассо (1900—1910) автора Креспель Жан-Поль


«СПОКОЙНОЙ НОЧИ, МАЛЫШИ!»

Из книги Веселые человечки [культурные герои советского детства] автора Липовецкий Марк Наумович

«СПОКОЙНОЙ НОЧИ, МАЛЫШИ!»