Женитьба на дочери правителя

Женитьба на дочери правителя

Чуньюй поторопился выйти из экипажа и увидел спешащего навстречу человека в пурпурной одежде, с табличками из слоновой кости у пояса; они вежливо раскланялись друг другу, как подобает при встрече. Это был советник правителя. Советник произнес: «Наш повелитель приветствует вас, не посчитавшего наше маленькое государство далеким захолустьем, и предлагает породниться». – «Как осмелюсь я, простой и ничтожный, даже помыслить об этом?» – ответил Чуньюй.

Советник предложил Чуньюю следовать за ним. Пройдя шагов сто, они вошли в красные ворота. Несколько сотен воинов с копьями, секирами и трезубцами, стоявшие рядами справа и слева, уступали им дорогу. Среди них Чуньюй увидел своего старого товарища по пирушкам Чжоу Бяня и в душе очень ему обрадовался, но не решился окликнуть.

Советник провел Чуньюя в огромный дворец; придворная стража почтительно приветствовала их. На троне торжественно восседал человек огромного роста, в парадной одежде из белого шелка и в красной расшитой шапке. Дрожащий от страха Чуньюй не решался поднять глаза. Слуги, стоявшие вокруг него, велели ему поклониться. «Из уважения к вашему почтенному отцу, который тоже не пренебрег нашим маленьким государством, я согласен, чтобы моя младшая дочь Яо Фан служила вам, господин», – обратился к Чуньюю повелитель. Тот бросился перед правителем на колени, но не решался произнести ни слова. «Пока погостите у нас, а затем присмотрим помещение для вашей брачной церемонии», – сказал повелитель.

Первый советник отвел Чуньюя в предоставленные ему покои. Он предался мыслям и воспоминаниям. Вспомнил об отце, полководце, отправившемся на границу и попавшем в плен, – неизвестно, был он жив или нет. Рассказывали, что он участвовал в боях с северными племенами, поэтому повелитель должен был его знать.

Чуньюй был как в тумане, он не понимал, в чем дело. Вечером ему прислали брачные подарки: ягнят, гусей, парчу, шелка – чего тут только не было!

Явилась толпа девушек с такими именами, как Цветущий Тополь, Темный Поток, Первая Бессмертная, Вторая Бессмертная, и много других с сопровождавшими их служанками. Красавиц было несколько тысяч. В шапках из перьев зимородка и феникса, в накидках из золотой вуали, в платьях из лазурного шелка с золотыми украшениями, от которых рябило в глазах, девушки, присланные развлекать и веселить Чуньюя, наперебой суетились вокруг него. Они были изящны, красивы, речи их были любезны и изысканны. Чуньюю трудно было что-либо отвечать им.

Одна из девушек обратилась к нему: «Когда-то, сопровождая властительницу Линьчжи, я проходила мимо буддийского храма Великого прозрения и в индийском монастыре увидела, как в правом приделе пляшут по-ломынь. Я с подругами сидела на каменной скамье у северного окна; в это время вы, тогда еще совсем мальчик, тоже приехали посмотреть на это зрелище. Вы тогда подошли к нам, заигрывали, смеялись, шутили. Я и сестра Цюн Ин завязали узлом красные платки и повесили их на бамбуки. Вы забыли это? А вот еще: в шестнадцатый день седьмой луны в монастыре Сыновней почтительности я видела Шан Чжэнцзы, Верховного мудреца, и слушала, как Учитель Цю Сюань читал сутру Гуаньинь. Я пожертвовала для монастыря две головные шпильки с золотыми фениксами, а для Шан Чжэнцзы передала коробочку из слоновой кости. Вы тоже были в зале храма и попросили у Учителя позволения посмотреть на шпильки и коробочку, затем вздохнули несколько раз и долго удивлялись. Поглядев на меня и моих подруг, вы сказали: «В нашем мире смертных не найдешь ни таких людей, ни вещей». Вы спросили, кто я и откуда, но я не ответила. Мы оба были охвачены сильным чувством и не могли отвести глаз друг от друга. Неужели вы не помните этого?» – «Воспоминание об этом хранится в моей душе, как же мог я забыть!» – возразил Чуньюй. «Вот уж не думали мы, что сегодня породнимся с вами!» – воскликнули женщины.

Появилось трое мужчин в высоких шапках и широких поясах; поклонившись Чуньюю, они сказали: «Нам приказано служить зятю повелителя». Один из них показался Чуньюю знакомым. «Вы не Тянь Цзыхуа из Фэньи?» – спросил его Чуньюй. «Да», – ответил тот.

Взяв его за руку, Чуньюй стал беседовать с ним обо всем, как со старым другом, а затем спросил: «Как вы попали сюда?» Цзыхуа ответил: «Отказавшись от службы и странствуя повсюду, я познакомился с князем Ду-анем, который и позволил мне прийти сюда». Тогда Чуньюй спросил: «Известно ли вам, что здесь находится Чжоу Бянь?» Цзыхуа ответил: «Господин Чжоу – знатный человек. Он заведует царской прислугой и облечен большой властью. Я несколько раз удостаивался его помощи».

Так они беседовали и смеялись, как вдруг возвестили: «Зять повелителя может идти!»

Слуги привязали меч к поясу Чуньюя, надели на него чиновничью шапку и плащ. Цзыхуа сказал: «Вот уж не думал, что буду сегодня свидетелем брачной церемонии. Никогда этого не забуду».

Феи заиграли на разных инструментах удивительной красоты мелодии: прелестные, звонкие, грустные – в мире людей таких не услышишь.

Множество людей шло впереди, освещая факелами дорогу. На протяжении нескольких ли повсюду видны были золото, перья зимородков, нефриты, хрусталь.

Чуньюй, которого усадили в экипаж, был очень смущен и чувствовал себя крайне неловко. Тянь Цзыхуа шутил и смеялся, чтобы побороть замешательство приятеля.

Толпа девушек – подружек невесты, – взойдя на колесницы, запряженные фениксами, отправилась вслед за Чуньюем. Доехали до ворот, где была надпись: «Дворец совершенствования». Здесь тоже были толпы бессмертных фей. Они велели Чуньюю выйти из колесницы, подняться по ступеням и поклониться – совсем как в мире людей. Поднялся занавес, за ним оказалась девушка – Цзинь Чжи, дочь повелителя; ей было лет четырнадцать – пятнадцать, внешне она выглядела как бессмертная фея.

Брачная церемония совершалась по тем же правилам, что и в мире людей.

С этих пор молодые жили в любви и согласии, и слава их росла с каждым днем; их экипажи и кони, одежды, слуги и приемы уступали по пышности только императорским.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

1. Женитьба

Из книги Эпоха Рамсесов [Быт, религия, культура] автора Монте Пьер


Дочь дракона-правителя

Из книги Мифы и легенды Китая автора Вернер Эдвард

Дочь дракона-правителя Рассказывают, что однажды в правление императора Гао Цзуна из династии Тан (676—679 гг. до н. э.) сюцай по имени И Фэн провалился на императорских экзаменах. По пути домой, близ Шэньси, он увидел молодую женщину, которая пасла около дороги коз. Она


Наказание правителя Мяо Чжуана

Из книги Цивилизация классического ислама автора Сурдель Доминик

Наказание правителя Мяо Чжуана После того как правитель Мяо Чжуан сжег монастырь Белой птицы и убил свою дочь, Будда умолял Небесного Владыку, чтобы тот не оставил преступление безнаказанным. Естественно, что Юй Гуан вышел из себя и повелел Пань-гу справиться по «Книге


Исцеление правителя

Из книги Быт и нравы царской России автора Анишкин В. Г.

Исцеление правителя Когда прибыли гонцы, Шань Цай встретил их в облике увечной Мяо Шань. Он предложил им отрубить его правую руку, вынуть правый глаз. Увидев, как сочится кровь из четырех ран, Лю Цинь, не сдержавшись, воскликнул: «Этот монах безнравствен, он делает из


Дочь правителя

Из книги Женщины-воины: от амазонок до куноити автора Ивик Олег

Дочь правителя Свидетели чуда воскликнули: «Этот священник – живое воплощение Будды, и он, свершив добро, поднялся на Небеса». Сообщение доставили правителю, который с удивлением воскликнул: «Кто я такой, чтобы один из посланцев Неба захотел спуститься и излечить меня,


Покаяние правителя

Из книги Любовные утехи богемы автора Орион Вега

Покаяние правителя Теперь правители смогли продолжить свое паломничество. Когда они добрались до острова, Мяо Шань велела Шань Цаю принять монархов с должным почетом и приготовить необходимое для воскурения фимиама. Сама же она заняла свое место у алтаря, ее глаза были


Убийство сына правителя-дракона

Из книги Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии автора Кононенко Алексей Анатольевич

Убийство сына правителя-дракона «Что случилось, почему посланный мною чиновник не возвращается?» – спросил Лун Ван. Вскоре явились слуги, чтобы сообщить, что тот убит мальчишкой.Тогда во главе войска обитателей вод выступил Ао Бин – третий сын Лун Вана. Вооружившись


Неудачная женитьба

Из книги Гарем до и после Хюррем автора Непомнящий Николай Николаевич

Неудачная женитьба Неожиданно возникло некоторое препятствие. Если Чжу Бачжэ женится на одной из трех дочерей, то две другие должны были с этим согласиться. Поэтому вдова предложила завязать ему глаза платком и жениться на той, которую он поймает. Когда ему завязали


Женитьба на лисе

Из книги Повседневная жизнь европейских студентов от Средневековья до эпохи Просвещения автора Глаголева Екатерина Владимировна

Женитьба на лисе Один молодой крестьянин по имени Ма Тяньюн овдовел. Он был слишком беден, чтобы взять в дом новую жену. Каждый день он с утра до вечера работал на своем поле. Однажды, вскапывая мотыгой землю, он увидел, как мимо его поля проходит миловидная молодая женщина.


Глава 8 ДВОРЕЦ И ОКРУЖЕНИЕ ПРАВИТЕЛЯ

Из книги автора

Глава 8 ДВОРЕЦ И ОКРУЖЕНИЕ ПРАВИТЕЛЯ Несомненно, то поразительное единство, которое характеризовало в эпоху классического ислама империю, обладавшую столь разнообразными ландшафтами, обеспечивалось всеохватностью конструктивного и оригинального религиозного


Единовластие российского правителя

Из книги автора

Единовластие российского правителя Россия этого времени была как бы открытием для Европы. Послы и путешественники ехали в Москву, с любопытством наблюдали россиян и описывали в книгах их характер, быт, нравственные устои, обычаи народа и двора. Таким образом, уже в первой


Женитьба Дюма

Из книги автора

Женитьба Дюма Александр Дюма оказался сильным во всех отношениях: запершись в комнате с пятью женщинами, бумагой, перьями и чернильницей, написал одновременно пять актов и овладел пятью женщинами.Так гласит запись в дневнике братьев Гонкур. Скорее всего, это анекдот, но


Женитьба

Из книги автора

Женитьба Семья или учеба? — Правила вступления в брак. — Абеляр и Элоиза. — Общественное мнение. — Любовь и деньги Слово «бакалавр» — «bachelor» на вульгарной латыни — в раннесредневековой Франции обозначало юношу, готовящегося к посвящению в рыцари, и молодого человека